22.09.2004 04:40

    Прокурор отказывает в помиловании Буданову

    Прокурор Ульяновской области не согласился с ходатайством губернатора Шаманова о помиловании печально известного полковника

    Проведенная прокуратурой области проверка, сообщает губернатору Малышев, показала, что представление начальника ЮИ-78/3 УИН о помиловании Буданова было внесено без должной оценки общественной опасности совершенных Будановым преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких(убийство при отягчающих обстоятельствах, похищение человека, превышение должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий). Прокурор области считает, что Буданов отбыл в исправительном учреждении менее половины срока (4 года 5 месяцев и 24 дня), что явно недостаточно для его исправления. Не было, считает прокурор области, учтено и то обстоятельство, что осужденный не возместил в полном объеме заявленный и удовлетворенный судом гражданский иск в размере 338 777 рублей в доход государства. Пока с него удержано всего 11 тысяч рублей, т.е. около 3 процентов от общей суммы иска.

    Прокурор потребовал безотлагательно рассмотреть его замечания и решить вопрос о целесообразности применения акта помилования к Буданову.

    Аналогичное представление направлено на имя начальника УИН Минюста России по Ульяновской области.

    Вот как прокомментировал свое решение прокурор Валерий Малышев в интервью "Российской газете":

    - Валерий Васильевич, у вас был какой-то предварительный разговор с членами Комиссии по вопросам помилования?

    - Нет, в этом не было необходимости. Комиссия нам не поднадзорна. Это же общественная организация, и ей мы указывать не можем. А вот за деятельностью исполнительной власти и правоохранительных органов мы надзор осуществлять должны.

    - В указе президента "О комиссии по вопросам помилования" оговаривается конкретный срок, после которого возможно рассмотрение вопроса о помиловании?

    - Конкретный срок не оговаривается. Но логика прокуратуры элементарна: человек, совершивший особо тяжкое деяние, не может, не отбыв даже половины срока, осознать всей тяжести содеянного. Есть и второй нюанс. Документы представляет администрация колонии. И это значит, что администрация учреждения должна этого человека хорошо знать. Чтобы понять человека, узнать, как он проявляет себя в разных ситуациях, необходимо немало времени. Но Буданов на территории Ульяновской области отсидел меньше года. Ну как за это время можно объективно судить о нем? Поэтому мы и говорим, что изложенные в представлении администрации колонии сведения противоречат психологическому портрету осужденного, составленному специалистом-психологом.

    - Вы еще указали на то, что Буданов не возместил нанесенного ущерба. Между тем в указе президента не говорится, какой процент ущерба обязательно надо возместить. Там просто сказано, что это должно приниматься во внимание. По словам председателя комиссии по помилованию, комиссия учитывала этот фактор. А возмещение ущерба, считает он, может продолжаться и после отбывания срока.

    - Можно было бы говорить о помиловании, если бы человек возместил хотя бы 50 процентов ущерба. То есть он осознал, принял меры к тому, чтобы своим упорным трудом как можно быстрей набрать требуемую для компенсации сумму. Но как ее возместить, если Буданов работал заведующим спортзалом? А ведь в колонии есть свое производство. Вот если бы его направили туда, то он, конечно же, заработал бы намного больше. А поскольку Буданова поставили на синекурную должность, то в результате пока и компенсировано только 3 процента. А отбывающий наказание не должен чувствовать себя как на курорте. Где же тогда стремление искупить свою вину, осознание тяжести совершенного преступления? Ведь в этом суть исправления.

    - То есть вы считаете, что Буданов еще не осознал степень своей вины и не искупил ее?

    - Да. И, исходя из вышеперечисленных обстоятельств, сомневаюсь в том, что он искренне раскаялся.