Новости

24.09.2004 02:00
Рубрика: Общество

Макс Фрай по имени Светлана

оказался странным, но неприхотливым человеком

Место жительства Макса Фрая - тоже загадка. То ли это Москва, то ли Питер, а некоторые и вовсе считают его эмигрантом, живущим за рубежом и занимающимся духовными практиками. Упоминание о практиках не случайно, поскольку знание эзотерических традиций неуловимо скользит в большинстве "фраевских" книг.

Книги этого писателя так же неуловимы, как автор. Их трудно отнести к определенному жанру - это не фантастика, не фэнтези и не психология, и в то же время - все это одновременно. Дети находят в этих творениях волшебную сказку, молодежь - мечту, а взрослые, уставшие от работы, - путешествие по прекрасным мирам, из которых не очень хочется возвращаться.

Нам посчастливилось повстречаться с Максом Фраем в Москве и уговорить его побеседовать с нами. Его, или, точнее, - ее. Потому что на самом деле Макс Фрай - это милая женщина Светлана Мартынчик, искренняя, открытая и удивительно обаятельная.

- Светлана, в ваших книгах вы так убедительно вошли в роль Макса, что мы ни на мгновение не заподозрили, что их автор - женщина. Как вам это удалось?

- Это было нетрудно. И вообще мне кажется, общество сильно преувеличивает роль гендерных различий. На мой взгляд, люди разных национальностей, разных поколений, разных профессий, разных знаков Зодиака, а также сенсорики и интуитивы отличаются друг от друга гораздо больше, чем мужчина и женщина одного психологического типа. Мой герой Макс, как и я, - эмоциональный интуитив, в его непредсказуемой жизни нет никакой логики. Мой псевдоним выбран именно благодаря моему герою. Мне хотелось, чтобы имя автора и имя персонажа, от которого ведется рассказ, совпадали.

- Какова реакция ваших читателей на то, что Макс - это Светлана?

- Разная. Порой совершенно непредсказуемая. У некоторых - ужасная. Молодым Максом оказывается, простите, престарелая тетка. То есть идет развенчание мифа, для кого-то очень болезненное. Некоторые самые страстные поклонники моего героя пишут: "Мы хотим, чтобы ты умерла". Потому что тогда миф может быть в целости и сохранности.

- Миф может поддерживаться и вашей загадочностью. Вы не "светитесь" на телевидении и в газетах...

- Зачем делать то, что считаешь совершенно бессмысленным? Зачем сидеть на каком-нибудь глупом телешоу и отвечать на идиотские вопросы?

- Ваше место жительства - такая же загадка, как имя...

- Последний год я живу в Вильнюсе, и это абсолютно мой город, я его обожаю. До этого одиннадцать лет прожила в Москве, причем без прописки и без регистрации. А родилась я в Одессе.

- Ваши книги трудно отнести к какому-либо жанру, хотя более всего они напоминают жанр фэнтези...

- А зачем вообще нужно все на свете классифицировать и запихивать в ту или иную ячейку? По-моему, это важно только для продавцов, чтобы они знали, на какую полку в магазине ставить ту или другую книжку.

- Светлана, расскажите о вашей семье.

- У меня замечательная ситуация, у меня нет семьи. Человек, с которым я живу, является моим другом, моим коллегой, кем угодно, но о семье у нас и речи нет. Детей у меня тоже нет. Потому что это абсолютно не мое.

- С 1996 года вы, можно сказать, стали признанным писателем. А кем вы были до того? И вообще, кто вы по профессии?

- А никто я по профессии, в том числе и не писатель. В свое время я сбежала с третьего курса филфака и высшего образования так и не получила. А вообще я чем только не занималась! Была художником-оформителем, делала интернет-проекты, год работала "в телевизоре". В разные периоды жизни меня интересовали разные вещи, и это нормально. С другой стороны, если кто-то выбрал свой путь в юности и всю жизнь ему следовал, то, на мой взгляд, это тоже нормально. Кто-то стремится прожить одну большую жизнь, а кто-то - много маленьких. Главное, понять, к какому типу относитесь вы лично.

- У вас есть любимые писатели?

- Да, конечно. И один из них - Макс Фрай. Кроме шуток. Когда я в "загрузе" или депрессии, то люблю перечитывать свои собственные книги, они сильно поднимают настроение. Иногда я даже удивляюсь, как это я могла так здорово написать.

- Интересно, как вы пишете? Это полет, вдохновение или кропотливая работа?

- Да вы что, какая работа! Конечно же, полет. Я убеждена, что самые лучшие, самые искренние и настоящие вещи получаются именно на этом состоянии полета. Когда я пишу, то почти ничего не исправляю, более того, даже редактор мои книги практически не правит. И это следствие именно вдохновения.

- А если вдохновение в один прекрасный миг исчезнет, то что вы тогда будете делать?

- Пойду в таксисты и буду лучшим водителем своего парка. Я классно вожу машину. Так что прокормить себя, если что, я смогу и без литературы.

- Для вас есть понятие "высокая" и "массовая" литература?

- Да, конечно. Но у меня есть и собственное мнение на этот счет. У нас любят вести разговоры насчет "высокой" литературы, но никто не задается интереснейшим вопросом, как та или иная книжка влияет на душевное состояние читателя. С этой точки зрения многие "ширпотребные" писатели могут оказаться гораздо позитивнее иных классиков. И если та же Донцова поднимает настроение своим читателям, то пусть она существует. Это же здорово.

- Вы лично ее читаете?

- Я - нет. Но я вообще странный человек. Я еще и чипсы не ем. А вообще литература, конечно, здорово влияет на жизнь. Если бы мне в 8 лет попался "Гарри Поттер" и я прочитала бы, что "Смерть для высокоразвитых людей - это не более чем увлекательное приключение", то я выросла бы, наверное, более радостной и счастливой.

- В большинстве ваших книг отчетливо заметны эзотерические традиции, и, видимо, не случайно. Какими эзотерическими практиками вы занимались?

- Это очень личный вопрос, не имеет смысла говорить о нем, потому что каждый живет только собственным опытом. И то, что подходит одному человеку, может не подойти для других.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники