Новости

01.10.2004 02:50
Рубрика: Власть

За Верещагиных обидно

Что мешает таможенникам не только брать добро, но и творить его

-Тебе на стол ставят чемодан и говорят: "Здесь полмиллиона долларов. Твоя жизнь стоит 50 тысяч". Что тебе остается делать?

Это цитата не из боевика - из выступления руководителя одной из крупнейших таможен страны. А привел ее в беседе со мной заведующий кафедрой таможенного права профессор Московского государственного открытого университета Алексей Добромыслов. Его учеников сегодня можно встретить на больших и малых таможнях во всех концах России. Вспомнил он и о том, как вышеупомянутый руководитель сетовал, что приходится носить тяжелый бронежилет и постоянно "путать след" - бессистемно менять маршруты и время выхода с работы и из дому.

У таможни нет политики

Однако встретились мы, чтобы поговорить о Таможенном кодексе, который вот уже девять месяцев регламентирует перемещение товаров через таможенную границу России. За это время стали очевидными его плюсы и минусы. В чем они?

- Главный минус - в нем нет в отличие от старого кодекса определения целей таможенной политики страны. Нет даже упоминания о ней. А именно цели таможенной политики должны определять, на каких условиях мы будем ввозить и вывозить товары. От этого зависит, какие отрасли нашего хозяйства будут развиваться, а какие гибнуть, что за товары будут на наших прилавках и сколь дороги. Сегодня же таможенные пошлины повышаются-понижаются в процессе борьбы тех или иных лоббирующих групп.

- А как этот процесс должен идти в идеале?

- В идеале таможенная политика должна разрабатываться с учетом интересов экспортеров, импортеров, отечественных производителей продукции, государства и всех граждан. Если не учитываются интересы какой-либо из этих групп, начинаются перекосы. На прилавках, как сейчас, могут оказаться в основном импортные товары, а отечественное производство будет развиваться с трудом или, того хуже, угаснет. А могут, наоборот, преобладать отечественные товары, причем те, что по своему качеству не отвечают запросам потребителей. Может возникнуть дефицит товаров. Это мы тоже проходили.

- Так сегодняшние несуразицы с бензином да недавние проблемы с зерном именно от отсутствия четко обозначенной государственно ориентированной таможенной политики?

- Во многом. Мы вывозим сырую нефть, не загружая наши нефтеперерабатывающие предприятия. В итоге бензин у нас неприлично дорог. Впрочем, есть и другие причины. Отечественные сельхозпроизводители вынуждены требовать от государства повысить ставки ввозных таможенных пошлин на сельхозпродукцию. Иначе им не выжить: в Европе и Америке сельхозпроизводство серьезно дотируется государством. При хорошем урожае из России вывезли зерно по низким ценам - потом вынуждены были закупать по высоким. Отечественные автомобилестроители требуют повышения ввозных пошлин на старые автомобили, а рядовой потребитель против этого, потому что даже старый импортный автомобиль считает лучше нового родного. Конечно же должен быть найден баланс. Но чтобы сделать это, нужно законодательно установить основные принципы, задачи таможенной политики, ответственность за ее реализацию. Разработка таможенной политики должна быть делом всего общества.

Зачем бороться с контрабандой?

- Авторы кодекса главный акцент делают на том, что положения его приведены в соответствие с нормами Всемирной торговой организации. К тому же кодекс значительно ограничивает сроки прохождения товаров через таможенную границу. Какие достоинства вы видите в этом документе?

- Новый кодекс, несомненно, плод труда высококвалифицированных юристов. Его структура, термины, определения таможенных режимов, порядок перемещения товаров физическими лицами изложены очень четко и исчерпывающе. Положительно в новом кодексе появление такого понятия, как таможенная ревизия. То есть правосудие может настигнуть недобросовестного участника внешнеэкономической деятельности в течение года с момента пересечения таможенной границы. Но, полагаю, кодекс требует дальнейшего совершенствования.

- И цель этого совершенствования?

- Повышение эффективности борьбы с контрабандой и административными правонарушениями в таможенной сфере, борьба с коррупцией.

- Вы могли бы обосновать необходимость этого?

- Конечно. По данным из разных источников, в последние годы контрабандой является от 30 до 50 процентов перемещаемых через границу товаров. Ежегодно возбуждается более 2 тысяч дел, но до суда доходят лишь десятки из них. Уголовные дела рассыпаются. Это ли не аргумент? Кстати, в начале прошлого века контрабанда не превышала полупроцента от количества перемещаемых через границу товаров. Или, например, в позапрошлом году бюджет должен был пополниться на 47, 5 млрд. рублей за счет взыскания штрафов и стоимости конфискованных товаров. Взыскано было лишь 2,5 процента от этой суммы.

- А почему так трудно взыскать штрафы?

- Основная причина очевидна: незаинтересованность таможенников. И кроме того, фирма-ответчик зачастую просто исчезает. Впрочем, незаинтересованность проявляется и в отношении таможенников к контрабанде.

Не за идею, так за деньги

- В чем дело? В царской России таможенники были более умелыми, более честными? Или, как Верещагину, им всем было за державу обидно?

- Нет, просто власти предержащие понимали: хорошо работать можно или за идею, или за большие деньги. Особенно это применимо к тем, перед чьим взором постоянно проходят миллионные ценности.

Думаю, нелишне будет сегодня вспомнить ситуацию начала XIX века. Тогда Россия присоединилась к блокаде наполеоновской Франции. Это не была прямая блокада всех товаров. Но введенные пошлины оказались настолько высокими, что делали торговлю с Францией нерентабельной. Разумеется, резко возрос поток контрабанды. То общество говорило на французском, одевалось во французское, парфюм был французский, вино тоже. Отказаться от своих привычек аристократия не могла. Никакие предпринимавшиеся тогда правительством меры результатов не давали.

И вот в 1811 году император Александр I издал именной указ, в котором было прописано, что все контрабандные товары, а также штрафы, налагаемые на контрабандистов, поступали не в казну, а самим таможенникам. В пенсионный фонд таможенников, правлению таможен и большую часть непосредственным обнаружителям контрабанды. Начиная с 1819 года порядок распределения средств регламентировался Таможенным кодексом и фактически просуществовал до 1935 года. В 1935 году сумма поощрения обнаруживших контрабанду ограничивалась 25 тысячами рублей. (При том что зарплата в 60 рублей считалась вполне сносной.) Сейчас таможенник, обнаруживший контрабанду на многие тысячи долларов, получает премию... в несколько сот рублей. По-моему, нам надо повнимательней отнестись к нашему же опыту.

- А государству это было выгодно?

- Конечно. Обеспечивалась почти стопроцентная уплата таможенных пошлин. В наше время таможенники получают гроши, а через них проходят товары на миллионы. И по всему видно, Таможенный кодекс в этом плане ситуацию не улучшит. Платить надо. Как-то мои коллеги были на Кипре. И за бутылкой вина вечерком спросили киприотского таможенника: сколько вы берете? Тот сначала даже не понял, о чем речь. А когда понял, спросил: "Зачем брать? Я и так на этом острове получаю больше всех".

Выше четвертого уровня не брать

- Несколько лет назад в одном из управлений ГТК мне довелось услышать фразу: "Ты что, с ума сошел? Сказано же было: выше четвертого уровня не брать. Мне еще Машу доучить надо". Слова эти прокричал в телефонную трубку таможенник в достаточно серьезных погонах. Он же буквально за минуту до этого сетовал, что работают его ребята вхолостую. Выслеживаем, говорил, их, берем - а на следующий день уже гуляют, голубчики, на свободе. Как вы считаете, новый Таможенный кодекс может способствовать искоренению этого явления?

- Наркобаронов за решеткой трудно увидеть - сидят мелкие сошки. Это отдельный большой разговор. И для него вы можете найти собеседника куда более компетентного. Есть еще масса причин, по которым таможня пробуксовывала и, похоже, будет пробуксовывать. Кстати, тот руководитель крупной таможни, которого я вспомнил в начале беседы, предпринял как-то попытку бороться с коррупцией в рядах подчиненных. Распорядился установить наблюдение за одним из начальников смены. Моменты получения взяток были зафиксированы видеокамерой и подтверждены документально. "Застуканного" от работы он отстранил - а через три месяца вынужден был восстановить да еще выплатить компенсацию за вынужденный прогул. Оказалось, нельзя было устанавливать за сотрудником наблюдение без санкции прокурора, впрочем, как и санкцию прокурора нельзя было получить без веских на то оснований. А как иначе добудешь эти основания?

- В последние десять лет таможенная служба страны находится в состоянии постоянного реформирования. Каков его результат?

- Реорганизация таможенной системы привела к значительному оттоку из нее квалифицированных кадров. Подавляющее число таможенников лишили погон и всех льгот. Небольшое увеличение должностных окладов этих потерь не компенсировало. Идущая сегодня реорганизация таможенной системы еще больше связывает руки таможенникам. И это вряд ли укрепит таможенные ряды.

Личный досмотр как исключительная мера

- Но ведь таможенный контроль становится все более либеральным. Может, и правда много таможенников и не нужно?

- Да, либерализация налицо. Надо ведь как-то укладываться в заявленные в новом кодексе три дня на осуществление контроля. Однако насколько такая практика соответствует требованиям дня?

Старым кодексом был предусмотрен пятиступенчатый контроль, последним этапом которого был досмотр товаров. Конечно, он был выборочным, но предпринимался по усмотрению таможенника без лишних согласований. Теперь на проведение досмотра, то есть на снятие пломб, вскрытие упаковки и т. д., таможенник должен получить письменное разрешение своего руководства. И по каждому такому досмотру составляется отдельный акт. Сегодня, когда контрабанда идет потоком, а система сбора информации о готовящихся преступлениях оставляет желать лучшего, получается вместо тщательного досмотра внешний осмотр. И это - еще один минус нового кодекса.

- А на личный таможенный досмотр граждан у таможенников право осталось?

- Да, но как на исключительную меру контроля. И опять-таки, если сегодня практически любой милиционер на улице или на железной дороге может перетрясти вашу сумочку, обыскать, если дежурный по отделению милиции дает разрешение на проведение личного досмотра, то в таможне такое письменное разрешение дает только начальник таможни или лицо, официально его замещающее. В Шереметьеве рядовой инспектор должен получить разрешение у генерала - руководителя всей этой огромной таможни. Сколько ему предстоит бегать и ждать, вместо того чтобы заниматься своим делом. А ведь именно таможенники преграждают путь незаконному перемещению оружия, наличной валюты, наркотиков и т. д.

- А есть ли люди, которые освобождены от досмотра багажа?

- Разумеется, есть. В соответствии с кодексом от досмотра освобожден багаж старого и нового президентов, путешествующих вместе с ними членов семьи, членов правительства, депутатов обеих палат федерального собрания, фельдъегерей, а также других лиц, освобожденных руководителем федерального таможенного органа. Но в Великобритании, к примеру, только один человек освобожден от таможенного досмотра - это королева.

- Одним из достоинств нового Таможенного кодекса его разработчики считают реализованную в нем концепцию управления рисками.

- Да, новый Таможенный кодекс допускает условный выпуск товара с таможни.

Скажем, нет документов, подтверждающих соответствие товара требованиям безопасности РФ, регламентированным в нашей стране. Или не установлена точно его таможенная стоимость. Или не внесены таможенные платежи. В этом случае товар с таможни выпускается условно. То есть владелец его получает, но не может им распоряжаться до выполнения своих обязательств. Как правило, владелец товара вносит залог или представляет банковские гарантии.

Выпустить товар условно без какого бы то ни было обеспечения может начальник таможни. Если у него есть достаточно оснований полагать, что таможенные платежи будут внесены и другие документы будут представлены. Государственный таможенный комитет в своем разъяснении ввел его персональную ответственность за внесение этих платежей.

- Как эта ответственность может выглядеть?

- Дисциплинарно. Начальника могут уволить.

- Какие изменения вы внесли бы в Таможенный кодекс, будь ваша воля?

- Частично на ваш вопрос я уже ответил. Мы должны сделать все, чтобы таможня стала сильным и дееспособным органом. Ведь при том, что не критикует таможню все последние годы только ленивый, она неизменно дает 40 процентов доходной части бюджета. А бюджет - это армия, безопасность, здравоохранение, образование, пенсии. Однако изменением только таможенного кодекса мы больших результатов не добьемся. Совершенствовать необходимо уголовное, административное и гражданское законодательство.

Власть Безопасность Армия Правительство
Добавьте RG.RU 
в избранные источники