Новости

05.10.2004 02:00
Рубрика: Власть

Власть советов

Должен сказать, что я принадлежу к тем немногим чудакам, которые никак не могут в угоду обязательной политической моде говорить на "черное" - "белое", на "белое" - "черное". Иначе говоря, я хорошо помню ужас тех сентябрьско-октябрьских дней: абсолютное бессилие власти, беснование погромной толпы у стен Белого дома, пробками прыгающих на гребне этой волны "президента" Руцкого и "председателя" Хасбулатова, бравых нацистов из РНЕ - "защитников парламентаризма", "народного полководца" Макашова, матерной бранью вдохновляющего своих бойцов на новые подвиги. Я помню слова своей знакомой, имевшей несчастье жить на площади Восстания: "Я каждый день прохожу в свой подъезд мимо этих людей, как сквозь строй..."

Наблюдая все это, я не мог не вспоминать слова великого русского монархиста-националиста-антисемита

В.В. Шульгина: "Пулеметов - вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулеметов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя...

Увы - этот зверь был... его величество народ...

То, чего мы так боялись, чего во что бы то ни стало хотели избежать, уже было фактом. Революция началась".

К счастью, эту "октябрьскую революцию" Ельцин сумел остановить. Для этого понадобилось несколько танков и пара холостых выстрелов по парламенту мятежников. Страна и все мы (в том числе, разумеется, и тысячи ярых "защитников парламента") были спасены от гибели. Россия на сей раз остановилась на краю, "кони привередливые" русской истории спокойно повернули и, отойдя от края, начали щипать травку приватизации.

Не буду подробно убеждать читателя, что Волга впадает в Каспийское море - что Ельцин не казнил своих вооруженных "оппонентов", что не была установлена диктатура, а проведены нормальные выборы в Думу, что после победы над "октябрьским мятежом" Россия получила не "столыпинские галстуки", а начало полноценного вещания НТВ, с острой критикой Ельцина... Те, кто имеет память, - те все это помнят, ну а кто помнить не хочет, того мне, понятно, не убедить.

Но хочу сказать о другом. У меня осталась "октябрьская травма" - зрелище падающей власти, вид хаоса и пропасти, в которую обезумевшая толпа (и ее слепые вожаки) спешат свалить государство. "И мальчики кровавые в глазах" - это не сотни убитых "героев октября", а предчувствие миллионов убитых в ходе почти закипевшей гражданской войны, всероссийского Беслана. "Огонь октября" - это не огонь, рвущийся из окон "Черного дома", а занимающийся пожар Государства.

И слова про "русский бунт, бессмысленный и беспощадный", слова, всегда мне понятные, после октября 1993-го стали наглядными.

Отсюда вывод. Он прост - "лучше несправедливость, чем беспорядок". Да, лучше несправедливость, творимая властью, чем беспорядок, творимый против власти. Конечно, на все есть мера (а как ее точно определить - не знаю!). "Новый порядок" Гитлера или сталинские порядки будут похуже любого бунта, любого народного беспорядка. Но в широком, очень широком диапазоне несправедливые, да, явно несправедливые действия власти лучше, чем бунт, эти несправедливые действия власти все-таки лучше, чем крайнее ослабление власти. Разумеется, при этом всегда остается опасность, что власть будет на этом чувстве спекулировать, все время ставить "вопрос ребром": что вы предпочитаете - произвол власти или хаос безвластия? Повторяю, принципиального ответа на этот вопрос в самой общей форме у меня (как, полагаю, и ни у кого на свете) нет. Но одно соображение есть.

В октябре 1993-го был расстрелян не просто парламент. Была расстреляна идея парламентской (или советской) республики в России. И расстреляна - поделом.

Константин Леонтьев гордо писал, что русский человек "специально не создан для свободы". Это высказывание считалось не "русофобским", а "русофильским". Однако, русофобское или русофильское, это высказывание кажется мне, по крайней мере, небесспорным (хотя, понятно, что Леонтьев Россию и русскую историю знал, и там легко можно найти немало примеров, работающих именно на эту идею). Но создан русский человек для свободы или не создан, а вот Россия точно не создана для власти парламента или для власти Советов. Кстати, Ленин это тоже прекрасно понимал, поэтому и требовал "всей власти Советам", понимая, что внутри этого троянского коня большевистской диктатуре будет легче пробиться к власти.

Россия знала два опыта парламентской республики. Первый: февраль-октябрь 1917-го. Эта республика была беременна диктатурой Корнилова - выкидыш. Была беременна диктатурой Керенского - выкидыш. И, наконец, родила диктатуру большевиков.

Второй опыт - 1991-1993 годы. Шла не просто борьба Ельцина и Хасбулатова, демократов и "красно-коричневых". Шла борьба двух моделей управления Россией. Парламентски-советская модель дошла до логического конца, до своей высшей точки к октябрю 1993-го. Бунт - анархия - гражданская война как высшая точка и логический вывод из парламентской республики в России. И если бы Ельцин не проснулся в последний момент, не растолкал своих трусов-генералов, словом, если бы "парламентаризм победил", то это означало бы гибель России. Дело не просто в ничтожности Руцкого - Хасбулатова. Ничтожна сама идея парламентской республики в России. Если она не превращается в диктатуру, то превращается в хаос и анархию - и к этому мы быстро шли в 1993-м. Вот тогда "настоящие нацисты и фальшивые демократы" слились воедино и "объединенными усилиями" вели страну к распаду, а людей - к рву взаимного истребления.

Другая модель - президентская. Фальсифицированным было голосование за "ельцинскую конституцию" в 1993-м или честным, сегодня абсолютно неважно. А вот то, что президентское правление оказалось идеальной формой власти для России, позволило пройти между анархией и диктатурой, позволяет нам, вот уже 11 лет жить без великих потрясений, - это факт.

Поэтому сегодня меня смущает усиление роли местных законодательных собраний. В регионах они останутся единственным избираемым представительным органом, т.е. в каком-то смысле они окажутся "легитимнее" назначенных (ими же утвержденных) губернаторов. В этой ситуации их политическое влияние будет резко возрастать. Кроме того, когда они утверждают предложенную президентом кандидатуру губернатора, это вполне может стать не простой формальностью. Те же самые законодательные собрания (особенно в национальных республиках) будут активно участвовать в консультациях по определению кандидатуры будущего губернатора (президента), будут требовать мзду (не только денежную!) за утверждение его кандидатуры и т.д. И если все это приведет к перекосу в сторону "власти советов" или "парламентской республики" на местах, то это не усилит, а ослабит государство в России.

Власть Позиция Общество История Колонка Леонида Радзиховского
Добавьте RG.RU 
в избранные источники