Новости

06.10.2004 02:50
Рубрика: Происшествия

Детки в клетке

Правозащитники расскажут Генпрокурору, как милиционеры пытали подростков

- Каждое шестое из 60 дел, которыми мы сейчас занимаемся, касается издевательств милиционеров над несовершеннолетними подростками, - говорит Наталья Таубина, директор фонда "Общественный вердикт". - Социологический опрос врачей и фельдшеров "Скорой помощи" и травмопунктов, проведенный фондом в июне этого года, показал, что чаще всего физическому насилию со стороны работников милиции (результаты которого и фиксируют врачи) подвергаются пьяные граждане, на втором месте - подростки и на третьем - бомжи.

14-летний Дима Тужилкин из городка Краснокамск Пермской области полгода чинил с друзьями отцовский мотоцикл. Наконец, подремонтировав этот агрегат с коляской, Димка решил 24 мая прошлого года перегнать его из чужого гаража в свой. Но ехавший навстречу автомобиль ГАИ подрезал мотоциклистов. Димка, который был за рулем, свернул вправо и затормозил. А выскочившие из машины милиционеры - Гусев и Сажин - повалили троих друзей на землю и начали бить и пинать ногами Тужилкина.

- Потом меня посадили в машину и повезли в отделение, - рассказывает теперь уже 16-летний Дима. - Ребята так и остались там лежать, на них особо внимания не обращали. А один из милиционеров сел за руль мотоцикла и угнал его на штрафстоянку. У меня только в отделении ГАИ спросили фамилию, сколько мне лет и есть ли у меня права и документы на мотоцикл. Папа был в городе не последним человеком, и, когда они узнали фамилию, переспросили, мол, ты его сын? И после этого увезли в ГУВД и начали оформлять документы.

До того как мама с папой вызволили избитого сына из милиции, он еще три часа просидел за решеткой в "обезьяннике".

- Милиция сама начала расследование, - рассказывает полковник МЧС Владислав Тужилкин, отец Димы. - И тут же нашла шесть свидетелей из числа милиционеров или бывших милиционеров, которые "случайно" оказались в тот день поблизости. И они утверждали, что никто моего сына не избивал. Тогда я сам подъехал к стоящему рядом бараку и поговорил с сидевшими перед ним простыми людьми - что же там произошло. И они сразу начали рассказывать, как два здоровенных милиционера, весом под 100 килограмм, били моего сына, пинали его.

Дело Тужилкиных тянется до сих пор. У правозащитников есть и множество других примеров насилия милиционеров над детьми. Скажем, в татарском городе Альметьевске троих школьников незаконно привели в УВД, избивали, одевали наручники, а милиционер Губайдуллин выводил их по очереди в туалет, где окунал головой в унитаз. В Нижнем Новгороде оперуполномоченный избил подростка за то, что тот вступился за беременную сестру, которую милиционер нецензурно оскорблял, а затем незаконно задержал.

- Чаще всего подростков задерживают по подозрению в совершении преступления, но эти дела либо вообще не возбуждаются, либо потом прекращаются, - говорит Наталья Каблова, председатель Совета Правозащитного центра города Казани. - Милиции это нужно для повышения раскрываемости преступлений. Они понимают, что сломать подростка гораздо проще, чем взрослого.

Правозащитники направили письмо о фактах нарушений милиционерами и работниками прокуратур прав подростков Генеральному прокурору России Устинову.

Происшествия Преступления Должностные преступления Происшествия Преступления
Добавьте RG.RU 
в избранные источники