Новости

29.10.2004 01:00
Рубрика: Общество

Звенеть - так в медь!

В Суздале праздновали 20-летие возрождения колокольного звона и размышляли о его судьбе

Но об очепном звоне у нас давно забыли. Русские звонари быстро смекнули: чтобы извлечь из колокола звук, достаточно ударить по его стенке небольшим язычком. Оттого у нас колокола в 5 и в 10 тысяч пудов оглашают своим густым звоном всю округу при помощи одного человека, а в Германии и тысячепудовый колокол уже молчит. Ну где найти столько людей, чтобы его раскачать?

Более того, прогресс в колокольном деле продолжался. Суздальский звонарь Валерий Гаранин, изучив историю формирования колокольных подборов своего города, утверждает, что к ХIХ веку в России на колокольнях веревок не было. Колокола, за исключением огромных тысячепудовых и маленьких фунтовых, привязывались за языки к столбику или к педали цепями. Например, в Суздальском кремле четыре - весом 400, 250, 150 и 60 пудов - были педальными. Стоило звонарю легонько нажать ногой, как они начинали звонить одновременно...

Куда бы привел прогресс в колокольном деле, можно только гадать. Как известно, в двадцатые годы прошлого столетия репрессии коснулись и колоколов. Многие десятилетия уцелевшие колокольни смотрели на нас пустыми глазницами. И вот - снова неожиданный поворот в их судьбе. Как ни странно, но он связан с музеями. Именно отсюда началось массовое возрождение колокольного звона. В 1967 году Суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь, бывший колонией для несовершеннолетних, передали музею. И одной из первых здесь стали восстанавливать колокольню. В 1973 году, к огромному восторгу туристов, над древним монастырем вновь раздался колокольный звон. Но это была всего лишь магнитофонная запись. Не внял суздальский прокурор просьбе первого директора Суздальского филиала музея Владимира Романовского, и колокола ХVI-ХVII веков от 300 до 670 пудов пошли на переплавку. Не пощадили даже маленькие фунтовые колокольчики с часовым звоном.

Несколько лет сотрудники музея - Валентин Гусев, Евгений Овчинников, Алевтина Смирнова, Ирина Емельянова - искали уцелевшие колокола по заброшенным церквям Владимирской области. За одним ездили даже на базу цветмета в Кишинев!

Участник и свидетель тех уже далеких событий генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова, открывая конференцию по случаю 20-летия возрождения колокольных звонов в историко-архитектурном комплексе Спасо-Евфимиевского монастыря, выразила восхищение самоотверженностью своих коллег:

- Непонятно, как они умудрялись снимать колокола и грузить в машину. Ездили на чудовищной "Кубани", в которой летом очень жарко, а зимой очень холодно. Население бунтовало. Собирали сходы, шли на них с палками. Несколько колоколов купили у жителей, несколько - отобрали у пожарных депо с нашим мандатом. А взамен возили пустые газовые баллоны.

Таким образом было собрано 17 колоколов. Приглашенный из Архангельска Валерий Лоханский обучил азам колокольного звона Юрия Юрьева и Валерия Гаранина.

- Традиции колокольного звона были утрачены процентов на 90: ушли их носители, и были уничтожены инструменты. Поэтому в России пришлось проводить не реставрацию, а реконструкцию колокольного звона и многое достраивать по сохранившимся фрагментам, - считает старший звонарь соборов Московского Кремля и храма Христа Спасителя Игорь Коновалов.

В составе звучащей бронзы секрета нет: 20 процентов олова и 80 процентов меди.

Колокольня Спасо-Евфимиевского монастыря ХVI века в Суздале тоже драгоценный эталон, по которому можно выверять верность выбранного курса. Специалисты считают ее одним из самых интересных колоколонесущих сооружений России - мостиком между Киевской и Ростово-Суздальской, Московской Русью.

Волею судьбы Игорь Васильевич Коновалов был поднят на самые высокие колокольни России: храма Христа Спасителя и Московский Кремля. Каким ему видится с этой высоты уровень отечественного колокольного искусства?

- Большинство звонниц, собранных в советское время, несло в себе больной звон. Один из примеров - бывший патриарший Богоявленский собор, Московский Данилов монастырь. Туда свозили колокола отовсюду, откуда смогли. Звонить в них значило все равно, что играть на расстроенных инструментах.

Дореволюционная система подбора колоколов в России сложилась в середине - конце ХVII века. Они подбирались один к другому из расчета половины веса. Если большой колокол весил тысячу пудов, то следующий должен был весить пятьсот, а следующий - 250. Тогда между ними не возникало диссонанса.

Мнение москвича разделяет и другой большой мастер, звонарь звонницы Спасо-Евфимиевского монастыря Валерий Гаранин:

- Говорить о возрождении нашей колокольни можно будет только тогда, когда нам отольют еще два колокола на 10 и 15 тонн.

Валерию Михайловичу нужна нота до первой октавы. Где же ее взять? В составе звучащей бронзы секрета нет: 20 процентов олова и 80 процентов меди. Но это в среднем. Секреты начинаются в работе над каждым колоколом. Желаемое звучание достигается с помощью секретных примесей глины, чистоты и точности дозировки компонентов, температурного режима.

Процесс отливки колокола, по мнению специалистов, - это решение уравнения со многими неизвестными. Недосушили глину, перегрели металл, не рассчитали толщину стенок колокола или формы - не получится ни звука, ни прочности. И тут истина сегодня тоже рождается в жарком споре.

- Литейщики нам говорят: "Что вы к нам пристаете! Мы как хотим, так и отливаем". А мы отвечаем: "Да, были на Руси не только подборы колоколов по созвучию, но и просто наборы. Но сегодня нужно отталкиваться от лучшего". Ведь наша задача изучать выпавшие "камешки" и сажать их на свои места.

Именитые звонари России, собравшиеся на юбилей колокольного звона в Суздале, сказали мне, что хорошие колокола сегодня делают многие, но наиболее близко по звучанию к старым подходят колокола Тутаевского литейного завода. Сегодня они стали родными и на колокольне Ивана Великого в Москве, и на Спасской в Суздале и в других дорогих местах России. Успеха здесь добились благодаря тому, что не стали изобретать велосипед, а обратились к традициям предков: тщательно измеряют старые колокола и заливают их по старой технологии: металл греют теплом, а не электричеством, а формы делают из глины, а не из бетона.

Назвать колокольным бумом то, что происходит в России сегодня, директор этого предприятия Николай Шувалов пока не решается. Но факты - упрямая вещь. Сейчас у них в работе колокола на 5 и 8 тонн и очередь на полгода вперед.