Новости

12.11.2004 02:20
Рубрика: Власть

Меньше трех не собираться

Создание Общественной палаты приблизит граждан к власти

А интересы бывают разные, порой экзотические. Скажем, Англию вдруг начали сотрясать баталии между противниками и поклонниками псовой охоты на лис.Спор дошел до Палаты лордов - кто-то должен поставить в нем точку и примирить гражданское общество. Нечто подобное происходит и в Испании, где спор идет вокруг корриды. В США проблемы, раскалывающие гражданское общество, носят более серьезный характер: это вопрос о возможности свободно приобретать и носить автоматическое оружие. Как и повсюду, гражданское общество в США очень неоднородно: в одних штатах, например, поклонники однополой любви (чем не структура гражданского общества!) устраивают многотысячные парады, а в других они могут подвергнуться если не "суду Линча", то, во всяком случае, общественному остракизму - и опять же со стороны структур гражданского общества, отстаивающих традиционные ценности.

Этих примеров достаточно, чтобы понять: организации, составляющие гражданское общество, озабочены нередко отнюдь не судьбоносными проблемами, а чем-то с нашей точки зрения мелкотравчатым, едва ли не комичным. Вообще, гражданское общество - по большей части явление достаточно обыденное. Это, прежде всего, всевозможные корпорации по месту жительства, так называемые "общества самопомощи", организации защитников животных, борцов за экологию, например, против отстрела пушных животных и т.п. Немалое место среди этих организаций занимают и те, что ведут непримиримую борьбу против пьянства - об этом писал еще Алексис де Токвиль в своем классическом труде "Демократия в Америке".

Несмотря на все это, именно благодаря гражданской активности в обыденных, "низовых" институтах люди осваивают премудрости социального менеджмента и проектного мышления. Именно так у многих просыпается тяга к обустройству не только своего подъезда, двора, округа, но и муниципалитета, штата, а там, глядишь и страны в целом. Возникает то самое, что зовется "чувством гражданской ответственности". Участие в структурах гражданского общества требует от человека изучения действующих юридических норм, а также освоения легитимных и эффективных средств по взаимодействию с учреждениями и органами власти, что в свою очередь способствует развитию правовой культуры. Все это - его несомненные достоинства, весьма актуальные и для сегодняшней России.

Если послушать иных наших высокопоставленных чиновников, создается впечатление, что под гражданским обществом они подразумевают "железные когорты" марширующих в ногу граждан, которые устремляются к "сияющим высотам", предначертанным властью. На самом деле гражданское общество для власти, как правило, неудобно, неприятно, тягостно. Оно в своем роде ничуть не лучше, чем неподконтрольные исполнительной власти СМИ или реальная оппозиция в парламенте. Гражданское общество - то самое "окно", о котором говорил недавно Владимир Путин: откроешь - шумно, закроешь - душно. А если мы будем честными сами с собой, то должны признать: струя свежего воздуха из открытого окна нам определенно бы не помешала.

Если у нас гражданское общество получит достаточное развитие, оно доставит властям всех уровней немало хлопот. Вряд ли, например, организованные граждане согласятся с такой схемой распределения национального продукта, когда в богатой природными, интеллектуальными и всякими иными ресурсами стране средняя зарплата находится на уровне отсталых государств. Едва ли они будут мириться с ситуациями, когда на предприятиях, которые работают и производят продукцию, работники месяцами не получают зарплату. Сомнительно, что они будут молчаливо взирать на то, как подобно кроликам в благодатной Австралии плодятся в нашей стране "оборотни в погонах", коррупционеры в судебных мантиях, рэкетиры с удостоверениями спецслужб.

В то же время гражданское общество - это, если угодно, школа гражданского согласия. Совсем недавно, например, президент призвал общество сплотиться перед лицом террористической угрозы. И сразу же посыпались вопросы: это кому же и с кем он предлагает сплотиться? Нищим рабочим с купающимися в роскоши олигархами? Жертвам милицейского произвола с "оборотнями в погонах"? Несправедливо осужденным обитателям тюрем с отправившими их туда в лучшем случае равнодушными, а в худшем - коррумпированными судьями?

Мне кажется, речь идет не об этом. Сплотиться, а точнее научиться уважать друг друга должны те, кого мы называем рядовыми, нормальными людьми. Посмотрите, что творится на наших дорогах: каждый год на них гибнет примерно столько же людей, сколько погибло в результате взрыва атомной бомбы, сброшенной на Нагасаки. И происходит это в немалой мере потому, что слишком много среди нас тех, кто изо всех сил норовит "проскочить", "подрезать", словом, показать, как выразился один подвозивший меня частник, "кто на дороге хозяин". И кто же в этом виноват? Отчасти, конечно, и ГИБДД, и те, кто руководят дорожными работами. Но в немалой степени все-таки мы сами.

Возьмем наше жилищно-коммунальное хозяйство. Достаточно заглянуть в подъезд среднего московского дома, чтобы убедиться: едва ли не половина бед этой отрасли связана с буквально наплевательским отношением людей к своему жилищу.

Отдельная тема - "экология" человеческого общения. Куда ни пойдешь - такое впечатление, что отборная матерщина буквально висит в воздухе. Нет, я и сам не принадлежу к числу лингвистических "пуристов" и вполне согласен с тем героем Джека Лондона, который полагал, что "крепкое словцо, к месту и вовремя сказанное, способно облегчить душу". Но он, думаю, прав и в другом: "ругань не делает карты хорошими, а ветер попутным". А потому здесь, как и во всем другом, нужна мера: чем меньше - тем лучше.

Многое, очень многое мы способны изменить сами. Нашими общими и не такими уж напряженными усилиями. Думаю, не случайно столь оживленно обсуждается идея президента Путина о создании Общественной палаты. На первый взгляд, может показаться, что парламент - это и есть общественная палата, недаром ведь в Англии одна из палат парламента называется палатой общин, а одна из палат Конгресса США - палатой представителей. Приходится однако констатировать, что наш парламент отнюдь не "созвучен" настроениям подавляющего большинства. Это наглядно показала история с пресловутым законом о митингах и манифестациях. Возьмем такую навязшую у всех в зубах проблему как мораторий на смертную казнь. Едва ли не 80 процентов населения выступает за его отмену, а Госдума занимает противоположную позицию - и правильно делает. Чего нельзя, к сожалению, сказать о многих других случаях.

Практически не поднимаются в стенах парламента такие жгучие проблемы, как систематический произвол правоохранительных органов, коррупция в судах, униженное, "полулегальное" состояние мелкого и среднего бизнеса.

В нашем парламенте не представлены многие реально существующие и очень важные "группы интересов". Явно недостаточную роль играет в нем серьезное научное сообщество, то есть люди, способные предложить реалистичную стратегию освобождения России из "экспортно-сырьевой ловушки. Сегодня Россия из страны ученых, инженеров, высококвалифицированных рабочих превращается в некую странную сырьедобывающую территорию, где наблюдается усиленный спрос на"сомелье", "кавистов", "флористов" и прочей обслуги для новых русских. Те ли это специальности, где Россия способна "рождать собственных Платонов"?

Совершенно не просматриваются среди наших парламентариев и отечественные "зеленые", при том, что деградация природы касается жизни каждого гражданина. Правда, от одного из лидеров парламентского большинства я услышал как-то невеселую шутку: в молодости он, якобы, мечтал стать лидером партии "зеленых", а вместо этого стал рядовым членом "партии серых".

Практически не поднимаются в стенах парламента такие жгучие на мой, адвокатский взгляд, проблемы, как систематический произвол правоохранительных органов, коррупция в судах, униженное, "полулегальное" состояние мелкого и среднего бизнеса. Не приходится ожидать интереса к этим проблемам и от большинства чиновников исполнительной власти, которые все более организуются в закрытую и самодостаточную корпорацию. Причем члены этой корпорации служат самим себе и тем, кто их туда назначил, но отнюдь не обществу.

Отсюда, на мой взгляд, так актуально предложение президента о создании Общественной палаты - некоего "параллельного парламента". Более представительного, более динамичного, более радикального и в идеале - более профессионального, чем парламент существующий. Не следует априорно наделять его какими-то чрезвычайными полномочиями, не стоит и "зацикливаться" на проблемах его формирования. Как говорил Наполеон, "сначала ввяжемся в дело, а там видно будет".

Именно этот институт способен стать реальным катализатором развития гражданского общества. Общественная палата могла бы аккумулировать многочисленные гражданские инициативы, реально возникающие на местах. И не просто доводить их до властных структур, но и требовать реализации. В ходе этой работы можно ожидать появления новой плеяды общественных, а затем и государственных деятелей, озабоченных, говоря словами видного русского философа Ивана Ильина, "не кормлением, а служением". Это особенно важно в ситуации, когда все большее число представителей власти будут избираться не в ходе непосредственного волеизъявления граждан, а опосредованно (по представлению президента, по партийным спискам). Понятно, что президент не может до бесконечности тасовать одну и ту же замусоленную кадровую "колоду". Точнее может, но это путь не к укреплению государства, а к его фактическому ослаблению.

Вспомним на всякий случай империю Николая I. Император - человек безукоризненной честности, искренне любящий Россию, мог назначить на любой пост кого угодно. Но почему-то едва ли не всякий раз его выбор останавливался на чиновниках "без лести преданных", полагающих, что "усердие все превозмогает", но мало к чему способных. А уж не ворующий из казны государственный деятель в то время рассматривался (по выражению историка Тарле) и вовсе как некая игра природы, вольной в своих прихотях.

Строительство гражданского общества в России - занятие невероятно трудное. Для того, чтобы процесс этот шел ускоренными темпами и не сопровождался насилием и беззаконием, нужна политическая воля и активная позиция государства, прежде всего, разумеется, президента.

В заключение хочу еще раз подчеркнуть: я не считаю развитие гражданского общества панацеей от всех наших бед. Более того, даже в случае успеха данного начинания оно не только поможет власти решить те или иные проблемы, но и создаст для нее новые, быть может, не менее сложные. В ходе становления гражданского общества неизбежно взрастет и уже взрастает множество "сорняков" - организаций, лоббирующих далекие от реальных нужд страны и ее граждан интересы. Найдутся (и уже находятся!) и те, кто станет призывать к радикальным и подчас даже экстремистским акциям. К сожалению, в деле "культивирования" гражданского общества не может быть некоего "верховного агронома", который, пройдясь по его "полям", вынесет свой вердикт: этим "злакам" расти, а эту "сорную траву" - с поля вон! Вот почему ни одна из структур гражданского общества не должна претендовать на исключительность и монополизм.

Власть Позиция