Новости

12.11.2004 00:30
Рубрика: Культура

Скачки за капиталом

В московском "Ленкоме" появился новый спектакль "Ва-банк"

Все, включая вполне обаятельную и чувствительную вдовушку Юлию Тугину (Александра Захарова), находятся в непрестанных скачках за капиталом, все ищут свою выгоду и свой коммерческий интерес, даже если на первый взгляд этот интерес исключительно любовный. В исполнении Табакова Флор Федулыч - рафинированный капиталист, меценат, замечательный тип начала ХХ века, имеющий художественный вкус и любовь к искусству. В спектакле Захарова Александр Збруев играет абсолютного хищника, лидирующего в большой гонке капиталов. Его чувство к Тугиной, может, и имеет в себе нечто сентиментальное, но больше похоже на каприз пресыщенного и утомленного циника, знающего цену всему на свете, даже любви. Элегантный и мужественный как итальянский мафиози, он ведет себя с безукоризненной сдержанностью, только раз позволив себе ответить на нежный и благодарный поцелуй Юлии страстным порывом.

Режиссерская лексика Захарова на этот раз особенно кинематографична. Короткий и резкий монтаж, сентиментальная музыка, сопровождающая лирические сцены (Сергей Рудницкий), крупные планы, нежно выхватывающие из темноты лица Юлии и ее демонического любовника (рокового, спортивного красавца Дульчина играет Дмитрий Певцов), слезы в голосе и на щеках Александры Захаровой, от которых сладко заходятся сердца зрительниц, блистательный общий план - множество шикарных карет, столпившихся в три ряда на ленкомовской сцене (не зря Олег Шейнцис называется в программке режиссером-сценографом).

Пробираясь сквозь эти ряды, распахивая одну дверцу за другой, громоздясь на крышах, пряча внутри свои постыдные любовные игры, заглядывая в их окна, персонажи захаровского спектакля стремительно рвутся к своему банку, пытаются сорвать его любой ценой. Захаров особенно не настаивает на злободневных аллюзиях, но все же дух нынешней Москвы, запруженной лимузинами у шикарных казино и ресторанов, явно владел его и Олега Шейнциса фантазией, когда они сочиняли свою версию Островского. Дух этой Москвы ощущаешь, когда в окружении чеченских парней на сцене появляется Салай Салтаныч (Сергей Чонишвили) и с явным кавказским акцентом произносит свои недвусмысленные угрозы. Вполне пародиен и племянник Прибыткова Лавр Миронович (Сергей Степанченко), любящий поразглагольствовать о европейском единстве.

Этот мир живет в каретах, на колесах, не укорененный ни в каких домах. Только у одного Фрола Федулыча шикарный, обтянутый красным шелком, изысканный кабинет, но и он - на колесах.

Когда сорванный было банк уходит у игрока Дульчина из-под носа, он садится в карету, чтобы сделать новую ставку в игре бешеных денег. Вслед за ним в кареты садятся все остальные участники этого интенсивного дорожного движения, и освещенные инфернальным, прямо-таки дьявольским светом, столь знакомым по всем захаровским опусам, тоже едут сорвать свой банк. В окнах карет видны силуэты людей, дрожит свет газовых фонарей. Тревожный, эффектный и очень красивый образ. Именно то, что ждешь от "Ленкома".

И знаете, оказывается, это необыкновенно приятно: прийти куда-то, где тебя не ждет ничего неожиданного. Ведь в нынешнем суетливом дорожном движении без правил неожиданности в основном - неприятного свойства.

Культура Театр