Новости

15.11.2004 01:00
Рубрика: Культура

Дирижер кольца

Киносимфония по произведениям Толкиена прозвучит в Кремле

Имя кинокомпозитора Говарда Шора у широкого отечественного зрителя лишь по какой-то досадной случайности не стоит в одном ряду с Энио Морриконе или Майклом Найманом. Автор музыки более чем к 40 фильмам, он сейчас один из самых изощренных и раскованных сочинителей киномузыки, не чурающийся ни академичных оркестровых форм, ни электронной музыки.

 

Его мелодиями звучат как блокбастеры, так и киноманские ленты: "Молчание ягнят" Джонатана Дэмма и "Видеодром" Дэвида Кроненберга, "Семь" Дэвида Финчера и "Банды Нью-Йорка" Мартина Скорсезе. 17 и 18 ноября Шор вместе с норвежской сопрано Сиссел и Национальным филармоническим оркестром под управлением Спивакова представит свою симфонию "Властелин колец", написанную специально для ставшей блокбастером кинотрилогии Питера Джексона по одноименной книге Джона Толкиена.

Накануне его приезда в Москву с Говардом Шором беседовал корреспондент "РГ".

- Про вас говорят, что вы страстный фанат Толкиена и что взяться за музыку к "Властелину колец" для вас было делом жизни. Это так?

- Абсолютно верно, я страстный толкиенист. "Властелин колец" - это не только классика нашего века, это еще и важнейшая книга в истории мировой литературы вообще. Она как неисчерпаемая магическая сокровищница: сколько бы мы ни находили в ней достоинств, в ее глубине их всегда будет сокрыто еще больше. Все, кто принимал участие в работе над этим фильмом, тоже стали страстными толкиенистами, с головой ушли в этот созданный мир, это произошло само собой, но без этого у нас ничего бы не получилось.

Мне случалось и раньше делать переложения больших литературных произведений, но уж в этот раз, действительно, это стало делом жизни, как вы сказали. Я писал эту музыку четыре года, и, честно говоря, это была самая желанная, но и самая трудная работа в моей жизни. Я слышал, что у вас в стране Толкиен особенно популярен, что на базе его произведений образовалась целая субкультура, так что я с волнением жду московского концерта.

- Как вы считаете, ваша музыка к "Властелину колец" уже начала свою жизнь как отдельное произведение или люди все еще воспринимают ее как неотъемлемую часть фильма?

- Задача любой музыки к фильму - быть своего рода вторым голосом по отношению к замыслу режиссера. Не могу сказать, что моя музыка в этом фильме лишь функционально служит усвоению видеоряда, скорее она переплетается с сюжетом Толкиена и его воплощением у Джексона, перекликается с ней. Но вообще-то мой "Властелин колец" - это двухчасовая симфония в шести действиях (по два на каждый том эпопеи), с хорами и многочисленными инструментальными соло, так что у нее с самого начала не было особенного шанса потеряться за полотном фильма. Мы играем ее во многих городах мира, а скоро сыграем и в Москве.

- Будет ли музыкальное действие сопровождаться каким-то видеорядом?

- Скорее видеоартом. Мы будем использовать карандашные рисунки Алана Ли и Джона Хоува, которые они создали специально для оформления нашей симфонии.

- Вы были удивлены, получив вместе с Анни Леннокс "Оскара" за песню Into the West из этого фильма?

- Знаете, я мог бы сказать "скорее польщены" или что-нибудь в этом роде, но когда что-то дается тебе таким трудом, то получать за это награду - это невообразимо приятно. Хотя я подозревал, что дело может обернуться таким образом (смеется). Но если серьезно, то мы не ради "Оскара" ее записывали.

- Каково место киномузыки в нынешней системе музыкальных координат? Удалось ли ей стать отдельным жанром искусства или она существует лишь как прикладная дисциплина?

- Знаете, киномузыка на самом деле находится ближе всего к опере: она должна отвечать общей драматической задаче, должна сочиняться в постоянном сотрудничестве с режиссером, автором либретто, актерами и певцами. Единственное, чего в ней быть не должно - это стремления мимикрировать, стать удобным фоном для повествования. Музыка в кино вообще половина дела.

- Говорят, что вы начинаете писать музыку, когда едва закончат сценарий, еще до съемок...

- Я вам как раз об этом и говорю. Когда вся группа приходит на площадку, ей тяжело существовать в молчании, у них должна быть отправная точка, настроение, от которого они отталкиваются. Но дальше музыка непременно мутирует, меняется в соответствии с тем, какое направление принимает картина. Вот, пожалуй, отличие киномузыки от всего остального - она не может стать сразу законченным произведением, она должна меняться, а окончательно закрепиться лишь после того, как фильм будет смонтирован.

- Вам довелось поработать с разными режиссерами и в разных киножанрах: киберпанк, хоррор, эпические полотна... Есть ли у вас какие-то установки, какой музыкальный инструментарий в каких жанрах надо использовать?

- Это, знаете, ремесленничество какое-то - одно предлагать Финчеру, другое - Кроненбергу, третье - Скорсезе, и так далее. Я всегда "танцую" от слов, моя работа - переводить сюжеты в ноты. В одних случаях надо писать песни, в других симфонии - это всегда становится ясно на месте.

- Следующую картину вы тоже делаете с Питером Джексоном. Он стал вашим любимым режиссером?

- Я обожаю этого человека: он настоящий фанат кино, он преданнейший друг и искрометный талант. Сейчас мы работаем с ним над ремейком знаменитого "Кинг-Конга". По-моему, это будет нечто особенное, хотя, конечно, тьфу-тьфу, не сглазить бы.

Культура Кино и ТВ Культура Музыка Фильмы по произведениям Толкина