Новости

16.11.2004 04:30
Рубрика: В мире

Антиизраиль

Проводы Арафата, слов нет, впечатляют. У меня сразу возникла ассоциация с похоронами Сталина... Да, можно как угодно оценивать Арафата, но факт остается фактом - кумир, харизматическая фигура. А быть в течение десятилетий вождем такой толпы - это, знаете ли, посложнее, чем выигрывать выборы, произносить речи в ООН, улыбаться на саммитах, давать интервью СМИ, словом, делать то, чем заняты лидеры всех крупных мировых держав. Да, часто бывает, что сила личности политика обратно пропорциональна силе его государства, как говорится, не место красит человека, а человек - место.

И все-таки Арафат - из тех фигур, интерес к которым будет понемногу затухать. В конце концов он не создал ни учения, ни государства, ни даже мощной партии. Романтический герой вроде Че Гевары? Пожалуй... Но для чистого романтика - слишком много крови и денег, а место "врага цивилизованного мира N 1" все-таки завоевано бен Ладеном. Так что, я думаю, похороны Арафата - вершина его политической карьеры.

Кстати, эти похороны стали и высшим провалом "раиса": не выполнено его желание быть похороненным у подножья Храмовой горы в Иерусалиме. А ведь пожелание-то было далеко не случайным. Дело не просто в формальном унижении амбиций Израиля, а в том, что похороны в Иерусалиме должны были превратиться в неизбежное столкновение палестинской толпы с полицией и армией Израиля, эти похороны должны были стать воскрешением интифады, а сам Арафат посмертно превращался бы в величайшего шахида, забирающего с собой на тот свет десятки, сотни израильтян... Не случилось. Состоялись похороны революционера и террориста, но они не стали актом рождения революции и террора.

И все-таки Арафат умер, но дело его живет.

Арафат оставил мощное наследство - миф об Арафате. Арафат создал свой миф - и был пленником этого мифа. И миф об Арафате, как мне кажется, будет еще долго вести за собой Палестину дорогой мести и крови, как считают сами шахиды, дорогой чести и борьбы.

А кроме мифа и швейцарских миллиардов (с которыми неясно, что будет) Арафат после 10 лет существования автономии не оставляет после себя почти ничего.

В Палестине очень слабы инфрастуктуры, необходимые для мирной жизни. Но есть хорошо отлаженная инфрастуктура террора.

Есть население, твердо знающее, что в их бедах виноваты не коррумпированные начальники (тем более не они сами), а только "сионистские оккупанты". Это население не такое уж и "нищее", по обычным меркам Ближнего Востока, живет, наверное, не хуже, чем в Иордании или Сирии (где нет шахидов), но, разумеется, уровень жизни в Палестине в несколько раз ниже, чем у израильтян. А нормальная человеческая зависть к соседям, помноженная на национально-религиозные чувства и освященная мыслью о том, что "они все отняли у нас", - это и есть "психологический пояс шахида", которым обмоталась Палестина. Несколько поколений с детства учат науке ненависти, воспитывают в поклонении шахидам, террору, мести. "Национальная идея", цель жизни (какие бы там бумажки ни подписывались где-то в Осло) проста: евреев - в море! Что будет на следующий день, ведь вся палестинская экономика существует только за счет торговли с Израилем и работы в Израиле? Этот вопрос почему-то не волнует. Как известно, евреи заканчивают свои молитвы словами: "В следующем году - в Иерусалиме". Палестинцы переняли эти слова...

Трудно сказать, насколько тотальной и искренней является "шахидская вера" палестинцев. Судя по тому, что всеобщего восстания против Израиля нет, вера эта, как ни крути, относительная, а большинство палестинцев могут сколько угодно ненавидеть евреев, но прежде всего думают о пропитании. И они ездят в Израиль не взрывать "сионистов", а работать.

Но судьбу страны решает политическая элита, которую и возглавлял Арафат. Он оказался неспособен организовать мирную жизнь, экономику, скучную работу по созданию небольшого мирного государства, соседнего с Израилем. Конечно, "воровка никогда не станет прачкой": бывшим террористам, просто революционерам нелегко переходить к руководству мирным государством. Когда-то Ленин обращался к большевикам: "Учитесь торговать". Арафат торговал мирными мыльными пузырями, получил в кредит государство и Нобелевскую премию мира, но отдавать долги ему было нечем.

Мирная Палестина никому не нужна и не интересна - ни в арабском мире, ни тем более за его пределами. Мировые СМИ не волновались бы по поводу смерти ее лидера, не обсуждали с пеной у рта, кто займет его место, будто речь идет о будущем президенте США. И не было бы у этого лидера крохотной страны без нефти и золота никаких миллиардов. Весь этот пиар, все эти деньги делаются только на терроре, и не просто на терроре, а на терроре именно против Израиля.

На плечах Израиля Палестина как террористическая тень Израиля, как Антиизраиль въезжает в центр мировой политики. Самое интересное, что и мирный Израиль мало кому интересен в отличие от Израиля воюющего. Разница лишь в том, что Палестине Израиль необходим экономически, а борьба против него необходима морально. А Израилю Палестина и борьба с ней не нужны - ни экономически, ни морально. Израиль хочет любой ценой отделиться-отделаться от Палестины, уйти с первых страниц мировых СМИ, жить как маленькое, никому не интересное государство, но жить нормально. Но такая уж, видно, судьба Израиля - быть избранной страной.

"Избранность" в том, что Израиль - гвоздь в ботинке арабских стран, единственное европейское государство на Ближнем Востоке. Причем он же - и соринка в глазу Европы. Европа судит Израиль по самым жестким своим критериям политкорректности и выносит вердикт - "неудовлетворительно". Палестину Европа вообще ни по каким критериям не судит - что с нее взять...

Если бы Палестины не было, арабам необходимо было бы ее придумать, как, собственно, и произошло. Арафат создал абсолютно четкую формулу, ставшую проклятием для всего арабского мира, а прежде всего для Палестины. "Не арабское единство создаст государство Палестину, а борьба за государство Палестину создаст арабское единство". Роковая формула - Палестина приговорена к тому, чтобы быть не страной со своими интересами, а чисто политическим, пиаровским "проектом", не страной, а символом, флагом "общеарабской борьбы".

Поэтому и арабские страны не помогали палестинцам, не помогали Палестине, но помогали лишь "борьбе за освобождение Палестины". Они подсадили палестинцев на наркотическую иглу ненависти, да и сами "подсели на иглу" - десятки лет арабский мир самоопределялся только "против Израиля". Затем тот же флаг перехватил бен Ладен, международный терроризм, торговцы наркотиком ненависти (кстати, и обычными наркотиками).

Давно уже многие лидеры арабских стран (Иордания, Египет) сами рады "слезть с иглы", но стране, нации еще труднее, чем отдельному человеку избавиться от наркотической зависимости. Реального единства в ненависти к Израилю нет, но призрак жив, бродит по Ближнему Востоку.

Сумеет ли Палестина состояться как Палестина-для-себя или так и останется бессмысленным и беспощадным Антиизраилем, который создал Арафат?

В мире Ближний Восток Израиль Расследование смерти Ясира Арафата