Новости

18.11.2004 01:30
Рубрика: Общество

Житие святого Павлика

В деревне Герасимовка Свердловской области возрождается музей самого известного пионера

- Юрий Ильич, как вы относитесь к открытию музея Павлика Морозова - героя вашей книги?

- Ровно год назад я давал интервью "Голосу Америки" - как раз в то время, когда было решено восстановить полуразрушенный музей. Сначала его называли "Музеем Павлика Морозова", а потом решили, что так вроде бы не очень удобно и стали называть "Музеем коллективизации". Мое отношение к этому и тогда, и сейчас двоякое: правда о Павлике Морозове все-таки не сказана. Главная подтасовка состоит в том, что дело Павлика Морозова якобы раскрывается, но исторически оно фальшивое.

Сама идея открыть "Музей коллективизации" - хорошая. Другой вопрос: будет ли музей частицей действительного исторического расследования правды тех лет? Поможет ли он раскрытию загадок пионеров-героев, убитых якобы за доносительство? Я насчитал таких 37 человек. Только по двум сейчас имеются более или менее достоверные материалы. Если музей станет помогать поиску истины, то его возрождение оправдается. Но я много читаю материалов по этой проблеме, и похоже, что в музее произойдет небольшая подтасовка. Например, говорят, что в нем будут показаны крестьянские усадьбы времен коллективизации. Музеи усадеб существуют по всему миру. Сказать о том, что крестьяне жили бедно и после коллективизации стали жить еще беднее, - еще не вся правда истории, этого мало. Так что пока мое отношение к этой акции настороженное.

- Как вы пришли к теме "пионера-героя", с какими документами вам довелось работать?

- Теперь даже старшее поколение подвиг героя забывает. Напомню: пионер Павлик Морозов донес в ОГПУ, что его отец против советской власти. Враги партии убили мальчика. После героической смерти он получил официальную должность: "Герой-пионер Советского Союза номер 1" - так Павлик записан в Книге почета ЦК ВЛКСМ. В 1982 году, когда отмечалось 50-летие героической смерти Павлика Морозова, печать назвала мальчика "мучеником идеи" - в атеистической советской прессе такое случалось редко. Все дети страны, а затем всего лагеря социализма, стали изучать на уроках его биографию, чтобы в жизни поступать как Павлик. В разных городах России по сей день стоят его бронзовые, гранитные, а чаще бетонные статуи, отлитые на конвейере. Остаются школы, носящие его имя, корабли, библиотеки. В истории человечества такой славы не удостаивался ни один ребенок... Когда-то в сороковые годы я пел в хоре песню "Равняйся на Павла Морозова!", а в семидесятые меня перестали печатать. Писал в стол и для самиздата, печатался за границей.

Павлик был символом эпохи. Как только я сравнил в библиотеке его биографии, сразу всплыли подтасовки: фотографии разных лиц под одним именем - "Павлик Морозов". Дело увлекло. В архивах мне объясняли: никаких документов по делу Морозова нет. Оставалась последняя нить - живые свидетели. Показания первых же свидетелей событий в деревне Герасимовка внесли в известную нам с детства биографию героя немало неожиданных сведений. Объехав тринадцать городов, я аккуратно записывал на пленку и фотографировал живых свидетелей. Когда же удалось разыскать подлинную фотографию Павлика Морозова, стало ясно: во всех энциклопедиях, учебниках и книгах, на открытках и почтовых марках фотографии героя - фальшивые. Жизнеописания Морозова обросли за полвека яркими одеждами - и сверстники Павлика в разговорах с нами вспоминали о нем большей частью где-то прочитанное.

- Известно, что предки пионера-героя были белорусами...

- Предки Павлика Морозова жили в западной части Российской империи, в Беларуси. Белорусами были мать и отец Павлика - по крови, месту рождения, документам. И сам Павлик был белорусом. Сергей Морозов-старший, прадед нашего героя, в ХIХ веке сражался в русской армии, был участником нескольких войн, кавалером шести орденов. После армии он пошел на государственную службу, стал тюремным надзирателем... В начале века Морозовы среди тысяч других белорусов подались искать счастья в Сибирь. Русское правительство поощряло освоение тайги инородцами. По дешевому тарифу крестьян довозили до места, давали пособие и каждую весну - семена.

Весь этот район Сибири (Герасимовский участок Тобольской губернии) заселяли белорусы. Дед Павлика с семьей зарегистрирован в Герасимовке с 26 октября 1910 года. Попавшие в Герасимовку белорусы были в большинстве православные. Здесь, вдалеке от тракта, в полной глуши, жилось спокойнее, чем в округе. Деревня была тихая, непьющая, работящая. Кровожадность появилась в классовой борьбе, когда пришел 1917 год.

- Как, согласно вашему расследованию, развивались события в Герасимовке во время коллективизации?

- Основным событиям предшествовало то, что после десяти лет совместной жизни отец Павлика Трофим ушел из семьи к молодой жене, оставив четверых детей. Татьяна Морозова, брошенная жена, нам рассказывала: "Трофим вещи забрал в мешок и ушел. Приносил нам сперва сало, а потом стал пить, гулять..." Так что Трофим имел две семьи. Одноклассник Павлика Дима Прокопенко вспоминает: "Отец из семьи ушел. Лошадь и корову надо было кормить, убирать навоз, заготавливать дрова - все это легло на старшего. Мать - плохая помощница, братья малы. Павлику было физически тяжело без отца. И когда возник шанс вернуть его страхом наказания, они с матерью попробовали это сделать".

- Однако официальная версия была несколько другой...

- Совершенно верно. "Пионерская правда" писала о пионере-герое: "Павлик не щадит никого... Попался отец - Павлик выдал его. Попался дед - Павлик выдал его. Укрыл кулак Шатраков оружие - Павлик разоблачил его. Спекулировал Силин - Павлик вывел его на светлую воду. Павлика вырастила и воспитала пионерская организация. Из него рос недюжинный большевик". Полвека спустя это стало звучать не очень привлекательно, и образ стали менять. Во время развала СССР писали диссертации, в которых доказывалось, что Павлик не доносил вовсе, а просто был героем... На деле миф и реальный подросток из Свердловской области не стыкуются. На основании многочисленных свидетельских показаний я убедился: Павлик Морозов донес на отца вовсе не ради партии и социализма. Просто мать подучила сына донести, чтобы отомстить отцу: тот ушел к другой женщине.

Вообще-то в Герасимовке кулаков, с которыми боролся Павлик, не было, но по указанию сверху надо было разжечь классовую борьбу в деревне. Райком партии и ОГПУ действовали через учительницу, которая была женой деревенского осведомителя. Она призывала детей узнать, где спрятано у соседей зерно. Крестьян грабили, школьников использовали наводчиками. Колхоза, который Павлик защищал от врагов, не существовало. Кому нужно было зверское убийство подростка, да еще с братом и поблизости от деревни? Согласно поступившей сверху команде требовалось любой ценой организовывать колхозы. На террор кулаков ОГПУ готовило ответ - чекистский террор. А поскольку крестьяне вели себя мирно, надо было "организовать" террор кулаков. "В ответ на убийство" чекисты загоняли крестьян в избу и держали под винтовочным дулом, пока те не записывались в колхозники. За кровавое убийство Павлика и его брата арестовали свыше десяти крестьян - как писали газеты, "лиц, настроенных антисоветски", "кулацкую банду". В райцентре Тавда для этой акции клуб имени Сталина на улице Сталина был отстроен заново. Сверху рассылали телеграммы: "Выслать на процесс делегатов", "Организовать красный обоз с хлебом в дар государству".

- Кто же, по-вашему, в действительности убил Павлика и его брата?

- Мое расследование - литературное. И обвинение, стало быть, словесное. Но другого серьезного до сих пор нет, хотя оно необходимо. Все, что писалось после появления моей книги 20 лет назад, пока только затуманивает истину. "Дело N 374 об убийстве Павлика Морозова" в судебном архиве - лишь верхушка айсберга. Не там надо искать. В разысканных мной документах секретно-политического отдела ОГПУ убийцами высвечиваются не родственники Павлика, а двое чекистов - Спиридон Карташов, помощник уполномоченного особого отдела ОГПУ, о котором мне рассказывали, что он лично в коллективизацию застрелил без суда 38 человек. Затем был уволен из органов по причине болезни - эпилептические припадки. Еще один - Иван Потупчик - осведомитель Карташова в деревне Герасимовка, хвастался мне, как занимался расстрелами в карательной дивизии НКВД. Сейчас оба они умерли, но согласно сложной цепи доказательств именно они преступники.

- Как создавался миф о Павлике Морозове и каким он был на самом деле?

- Павлик Морозов никогда не был пионером - его так назвали после смерти: придумали легенду, мол, "пригласили в район" и там приняли в пионеры. С годами добавили, что герой был "первым председателем пионерского отряда". Сам-то мальчик Морозов ни в чем не виноват. Он к тринадцати годам едва выучил буквы, в политике вовсе не смыслил. Ухаживал за скотиной, ходил по ягоды, курил цигарки. Пример его был заразителен. Сперва Павлик был использован для войны с кулаками. Через два года - как положительный герой литературы, модель для подражания, о чем заявил Горький на Первом съезде советских писателей в 1934 году. О нем писали Исаак Бабель и Сергей Михалков, "житие Павлика" воспел Сергей Эйзенштейн, снявший фильм о жизни мальчика (фильм, впрочем, так и не появился на большом экране - картину сочли недостаточно идеологически выдержанной). Школьникам 50-х годов хорошо знакомо одно из таких произведений - поэма Степана Щипачева "Павлик Морозов". Его портреты - в картинных галереях, на открытках, почтовых марках, спичечных коробках. Ему собирались ставить памятник в Москве - там, где сейчас скульптура маршала Жукова, но в конце жизни Сталин передумал, и поставили памятник Павлику на тогдашних задворках - на Красной Пресне. Кажется, я теперь единственный в мире "коллекционер Павликов Морозовых"...

Общество История Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники