Новости

26.11.2004 03:00
Рубрика: Происшествия

"Русичи" идут

Корчагин - знаковая фигура. Поэтому и приговор по его делу - знаковый. Поскольку наше правосудие в последнее время все больше ориентируется на прецеденты, то решение Тимирязевского суда Москвы можно считать юридическим ориентиром, дающим внятный сигнал: сажать за национал-социализм, за ультранационализм в нашей стране нельзя.

Собственно, и раньше с этим были серьезные проблемы. Именно поэтому в свое время законодатели приняли абсолютно, с моей точки зрения, избыточный для нашего права Закон "О противодействии экстремистской деятельности". Еще когда его утверждали, было совершенно очевидно, что он содержит "мертвые" нормы. Дело в том, что существовавшей на то время и существующей сейчас законодательной базы вполне достаточно для того, чтобы фашисты, нацисты, крайние националисты, призывающие к расправам и даже посягающие на основы конституционного строя, сидели в тюрьме. Бездействие прокуратуры и судов оправдывалось недостаточностью правовых инструментов для наказания ксенофобов и "консервативных революционеров". Последние события еще раз доказывают: это было не бездействие, а сознательное потворство и искреннее сочувствие околофашистским персонажам.

У нас каждый "антисемитский" процесс - и я это знаю по себе - растягивается на годы, обрастает абсолютно бессмысленными, в основном художественно-публицистического характера, "политологическими", "лингвистическими" "экспертизами", содержание которых иной раз таково, что по их поводу тоже нужно возбуждать уголовные дела. Обвиняемые и ответчики, националисты и ксенофобы просто купаются в симпатии судей и прокуроров, выносящих оправдательные приговоры, отказывающих в удовлетворении исков или в возбуждении уголовных дел. Право, уголовное или гражданское, к подобного рода процессам не имеет никакого отношения, потому что речь идет о произвольной и намеренно неверной интерпретации норм. А сама интерпретация - это большая политика. Политика сочувствия и сознательного культивирования безнаказанности ультранационалистов, православных или, наоборот, "языческих" фундаменталистов, нацистов, в "коловрате" которых подслеповатые суды никак не могут разглядеть свастику.

Показательно, что в буквальном смысле слова историческое дело Корчагина тянется уже 13 лет. Все эти годы оно утопает в юридической казуистике, а сам герой, как и многие его соратники, если и оказывается осужденным, то очень быстро освобождается от ответственности по амнистии. По злой иронии истории происходило это непременно или в связи с 50-летием Победы, или по причине ее же 55-летия.

Симптоматично и то, что едва ли не единственным борцом с Корчагиным, живым символом неряшливой и прямолинейной ксенофобии, стал ветеран и инвалид Великой Отечественной, почти 80-летний старик Борис Стамблер. В досье этого щепетильного и благородного человека, удостоенного ордена Великой Отечественной войны первой степени, а затем получившего по суду компенсацию в 500 рублей (!) за то, что его обозвали "еврейским фашистом, штурмовиком и эсэсовцем", - изумительные образцы юридической недобросовестности судов и прокуратур разных уровней, включая Верховный суд РФ и Генеральную прокуратуру РФ.

Хотя приговор Тимирязевского суда смехотворен в части определения меры наказания (в санкции нет даже запрета на издательскую деятельность, то есть Корчагин и дальше может призывать давить евреев и печатать "Майн кампф"), он по крайней мере обвинительный. Что страшно важно, потому что становится очевидным формальный подход высших органов судов общей юрисдикции и прокуратуры к дурно пахнущим газовыми камерами "коричневым" делам.

Судите сами. Господин Корчагин, к примеру, пишет (цитата, которая стала до такой же степени расхожей и знаменитой, как иные из крылатых выражений классиков марксизма-ленинизма): "Только полная депортация евреев может спасти Россию. Я осмыслил еврейский вопрос и хорошо понял, что без депортации евреев никакая нормальная экономика в России невозможна и все реформы не только бессмысленны, но и вредны". То есть г-н К. для тех, кто не понял, одну и ту же простую, как геббельсовская пропаганда, мысль повторил два раза. Но вот что чуть больше года назад написал инвалиду Отечественной войны в ответ на его жалобу Генеральный прокурор России Устинов В.В.: "Для установления направленности смыслового содержания текстов по делу была проведена лингвопсихологическая (! -А.К.) экспертиза. По заключению экспертов, анализ использованных средств воздействия на читателя не дает основания полагать, что распространяемые публикации могут быть расценены как возбуждающие к разжиганию национальной вражды".

Попутно замечу, что несколько лет назад один из благодарных читателей издательских продуктов Корчагина и его друзей очень правильно лингвопсихологически воспринял призывы к межнациональной розни и тяжело ранил ножом директора Еврейского культурного центра. Достаточно ознакомиться с некоторыми из мониторингов антисемитизма и ксенофобии в России, чтобы убедиться в волшебной силе слова и прямой причинно-следственной связи между призывами к изгнанию инородцев и конкретными уголовно-правовыми деяниями. И никакая экспертиза не понадобится. Но ответ примерно аналогичного содержания на свою надзорную жалобу получил Борис Стамблер и от Верховного суда РФ.

Эта кафкианская история закончилась обвинительным приговором, сам факт вынесения которого ставит под сомнение адекватность высших судебных и прокурорских инстанций в делах подобного рода.

"Дорогой читатель! Внеси посильную лепту в дело освобождения России от еврейской оккупации! Подари, пожалуйста, эту книгу русскому офицеру!" - писал в одном из своих основополагающих трудов ныне осужденный Корчагин. Замечу, что даже если бы г-на К. осудили на больший срок и не условно, а с соответствующим режимом содержания, он все равно в скором времени оказался бы на свободе. В мае будущего года страна отмечает 60-летие Победы над теми, кто во главу угла своей идеологии ставил окончательное решение еврейского вопроса. Будет и амнистия в связи с этой светлой датой, под которую непременно бы попал Корчагин и еще попадут некоторые его товарищи, которым меньше повезло с резолютивной частью приговора суда.

Газета, выпускавшаяся антисемитом, называлась "Русич". "Русичи" идут, оставаясь безнаказанными. Кажется, дело уже не просто в судебных ошибках. А в том, что идеи "корчагинцев" становятся во все возрастающей степени электорально привлекательными.

Происшествия Правосудие Суд