Новости

30.11.2004 04:30
Рубрика: В мире

Реалити-шоу на Крещатике

Одна уже пожрала немеренное количество жизней, другая... беззаботна, весела и музыкальна. Пока.

В Киеве бузина...

"Телекартинка" из Киева взывает к ассоциации с детской песенкой, которую несложно переиначить: "Оранжевые шарфы в оранжевых палатках оранжевым студентам оранжево поют".

...Август 91-го Украина смотрела по телевизору. Но одно дело быть телезрителями исторического процесса, другое - стать участниками его. Это другой "кайф", как говорит молодежь. Граждане, разбивающие палатки на Крещатике под снегом и разжигающие костры под телекамеры - это же экстремальное шоу "Последний герой". Жаль, что телевизионные хроникеры небрежно показывают его.

Впрочем, кинодокументалисты не дремлют, и несколько позже мы наверняка увидим, как все на самом деле было романтично, красочно и героично. Будут сняты историко-революционные фильмы. Да, уже сейчас можем представить эту романтику по мелькающим на телеэкране фрагментам. Все ингредиенты большой мифологии налицо: есть толпы возбужденных граждан, есть вожди и комиссары, есть уже и свой Смольный в качестве штаба революции. Это - по иронии судьбы - здание бывшего Музея революции, в котором активисты сопротивления спят на полу и интересуются, где бы можно было разжиться кипяточком.

Хотя свидетельства репортеров и корреспондентов порой нечаянно ироничны. В "Сегодня" можно было увидеть помоечного кота с оранжевым галстуком и двух лохматых барбосов с оранжевыми леточками. В аналитической программе Марианны Максимовской "Неделя" замечено, что предприятие по продаже недвижимости преобразовалось в "Центр по поддержке демократии". Что дворники и дорожные рабочие - самые последовательные и преданные ющенковцы в силу своей форменной одежки. Что для того, чтобы пройтись по Львову без оранжевой повязки, требуется немалое мужество.

Журналисты НТВ Вадим Такменев и Илья Зимин в своем репортаже "Особенности национального выбора" обратили внимание на то, что на базаре в Киеве людям, поддерживающим Януковича, курицу отдадут втридорога. Что певица-блондинка Таисия Повали - за Януковича, а певица-брюнетка Руслана - за Ющенко. Последняя даже голодовку объявила (шоу голодания?), но ненадолго. По приезде в Москву поела (шоу еды?). Про политические пристрастия Верки Сердючки пока ничего не слыхать. Но и без нее, конечно, смешного довольно.

На зависть нам?

От наблюдательного телезрителя не ускользнуло то, что при всей политической накаленности десяти дней, которые потрясли Украину, все это напоминает большой общенациональный хэппининг. И что вся эта "каштановая революция", упакованная в полиэтилен, похожа на общенациональный пикник. А в чем-то и на коммунизм, где каждому ющенковцу дают по потребности, и от каждого взимают по способности.

А либералы из России, наблюдая все это, страстно завидуют чужой гражданской резвости. И все спрашивают друг дружку: когда мы доживем до такого? И доживем ли? И сокрушаются: ой, не доживем, ой, не скоро проснется этот в рабстве окосневший русский народ. На сайте одного из интернетовских изданий появился восторженный текст журналиста, которому прежде никогда не отказывало чувство иронии. Но попав в Киев, он сам ему отказал и впал в пафос, сравнимый с восторженностью Джона Рида, испытавшего в октябре 1917-го теперь понятное блаженство. В ноябре 2004-го отечественным Ридом написано: "Я испытывал пополам с восторгом революции жгучую зависть от того, что долго еще не увижу ничего подобного в Москве. И я молился Богу, чтобы он позволил мне прожить ту пару лет, которые нужны, чтобы увидеть в Москве то, что я вижу в Киеве".

Им скучно, бес! Им надобны новые реалти-шоу.

Задним числом

Корреспондент НТВ Алексей Поборцев в очерке "По ту сторону войны" показал, как начиналась национально-освободительная эйфория в Чечне. Тоже было на что посмотреть. Во-первых, на харизматичного красавца-генерала Дудаева. Далее - на ликующие толпы населения, на панораму цветущего города Грозного...

Отдельный сюжет: чеченские матери, жены, сестры и жены, блокирующие военные казармы и тем помогающие разоружить гарнизон и вооружить собственную армию. Задним числом как не увидеть в этом предвестие шахидских самопожертвований...

В фильме отчетливо видно, из чего произросла вся эта кровавая бойня. Закулисная ее сторона не так уж и важна - она в основном состояла, как водится, из глупости, тупости и корысти тогдашних политиков. Важно и показательно то, что было на сцене: исторические комплексы народа, власть мифологии и литературы над ним, радость непослушания в толпе, личные претензии амбициозных лидеров. А как только пролилась кровь, так все по ту и эту сторону фронта стали ее заложниками, независимо от своих личных достоинств и мировоззрений.

Увлекательная романтика революционной стихии, как правило, сменяется жестокой логикой гражданской войны. И как-то само собой происходит, что глубоко штатские люди - мелиораторы, поэты и артисты - становятся полевыми командирами и боевыми комиссарами.

Революции обольстительны как мифологические сирены. Особенно, когда их видишь по телевизору. При условии, разумеется, что ты сам обманываться рад.

Человечество все никак не может научиться жить без них. Все, что ему удается, так это их красиво паковать и фасовать. Но гарантировать, что они не обернутся разорением и кровью, не способно.

...Аверченко в "Дюжине ножей в спину революции" замечательно описал "Фокус великого кино". Он прокрутил пленку трех русских революций задом наперед. На экране пули вылетают из тел лежащих людей, мертвые вскакивают и бегут задом наперед, размахивая руками. Погромщики выдергивают ножи из груди убитых, те оживают, и летающий в воздухе пух аккуратно сам слетается в сионистские перины, и все принимает прежний вид. А вот и гражданская война тает "как кусок снега на раскаленной плите".

- Крути, Митька, крути!

- А что это за ликующая толпа, что за скандеж: "Ю-щен-ко! Ю-щен-ко!", что это за счастливые лица, по которым текут слезы радости и умиления, и почему незнакомые люди обнимаются и целуются, черт возьми!

Ах, это "Манифест 17-го мартобря", данный Леонидом Кучмой свободной Украине. Да, ведь это, кажется, был самый счастливый момент во всей нашей жизни на постсоветском пространстве! Митька! Замри! Останови, черт, ленту, не крути дальше!

Если бы еще и реальность можно было бы остановить, и чтобы можно было тусоваться на майдане Незалежности всю оставшуюся жизнь.

В мире экс-СССР Украина Теленеделя с Юрием Богомоловым