Новости

01.12.2004 04:10
Рубрика: Власть

Михаил Фрадков поехал к пирамидам

В правительстве спорят об использовании средств Стабфонда

Несмотря на то что накануне благоприятную картину российско-египетских отношений несколько подпортил отказ официального Каира подписать практически одобренное соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии, Москва не сомневается в том, что в ближайшее время документ все же будет подписан. Ведь Египет заинтересован не только в сотрудничестве в космической сфере, но и в атомных технологиях. В этой стране предполагают запустить крупнейшую в мире оросительную систему, а в качестве источника энергии для нее, скорее всего, будет использована АЭС небольшой мощности.

Интерес к сотрудничеству в космической сфере Египет высказывал уже давно. Но в 2001 году госдепартамент США заявил, что он в курсе всех переговоров президента Египта Хосни Мубарака (кстати, бывшего военного летчика, стажировавшегося в СССР) о приобретении российских ядерных технологий, крылатых ракет средней дальности и спутников-шпионов. Несмотря на это объявленный тендер на приобретение трех спутников и технологий выиграла Россия. Правда, почти сразу Каир взял паузу. В прошлом же году между Росавиакосмосом и египетским управлением дистанционного зондирования был подписан меморандум о сотрудничестве - и вновь годовое молчание. Теперь египетское министерство обороны опять проявило оживленный интерес. Правда, единственное, что смущает официальный Каир, это российская цена. "Но шансы на то, что местное военное ведомство одобрит российские условия, очень большие", - считают источники "РГ" в российской делегации.

Собственно, развитие космических технологий и, в частности, системы ГЛОНАСС, оцениваемой в 2 миллиарда долларов, руководитель Федерального агентства по промышленности Борис Алешин считает тем реальным инфраструктурным проектом, финансирование которого могло бы осуществляться из дополнительных доходов бюджета. Впрочем, помимо 100 миллиардов рублей допдоходов, которые кабинет министров уже успел поделить, возникли еще 60 миллиардов, которые правительство, судя по всему, склонно вложить в качестве инвестиций. Правда, пока неизвестно, в какие проекты. "Стабилизационный фонд у нас, как болячка: потратить деньги впустую жалко, но и объяснить, почему держим их просто так, - сложно", - заметил высокопоставленный правительственный чиновник.

В правительстве уже есть предложения по высокотехнологичным проектам. "Но это не сегодняшний день нашей экономики, - считает источник "РГ". - Можно построить один мост и вложить в него массу денег, но народу не объяснить, почему сделали так, а не подняли, к примеру, зарплату бюджетникам". В общем, реальных инвестиционных проектов в кабинете министров для вложения денег тоже не видят. "Денег в Стабфонде много, но и дыр не меньше, поэтому сказать, в какие сферы надо направить их в первую очередь, очень сложно", - разъяснил позицию правительства источник "РГ". Министр финансов Алексей Кудрин как верный страж государственной копилки (а кто как не главный финансист будет заботиться о ее сохранности) уверен, что средства Стабилизационного фонда должны расходоваться исключительно на выплату российских долгов и на погашение дефицита Пенсионного фонда. С 2006 года - только на выплату задолженности, а сэкономленные на ее обслуживании средства будут зачисляться в бюджет, из которого и станет компенсироваться дефицит Пенсионного фонда.

Но, судя по всему, не все члены кабинета министров согласны с позицией главного финансиста. Министр экономического развития и торговли Герман Греф не раз призывал правительство инвестировать средства Стабфонда в крупные инфраструктурные проекты. В последнее время в Белом доме появились и другие предложения. К примеру, снизить налоги, а выпадающие доходы компенсировать за счет Стабфонда. Или вовсе обнулить пошлины на ввоз в Россию импортных комплектующих, а выпадающие доходы вновь отнести на счет Стабфонда.

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Африка Египет
Добавьте RG.RU 
в избранные источники