Новости

03.12.2004 03:00
Рубрика: Экономика

Инсайдерам закон не писан

За торговлю информацией на бирже чиновники рискуют получить срок

Инсайдом может быть любая информация, закрытая для непосвященных, - от налоговых проверок нефтяных компаний и грядущего банкротства фирмы до здоровья президента. Она уже стала товаром, причем весьма дорогим, которым и приторговывают осведомленные чиновники. Если думцы примут новый закон, то можно будет бороться с утечкой коммерческой и служебной информации, которая сейчас обогащает чиновников и подрывает доверие к фондовому рынку, уже не увещеваниями, а статьями Уголовного кодекса.

Поэтому понятно, почему документ блокировался четыре года. "Закон вынудит уйти с рынка тех, кто зарабатывает на "сливе" секретов. Именно поэтому он оказался в центре всеобщей войны". Так откровенно оценил ситуацию глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин. Раньше камнем преткновения было само определение инсайдерской информации. Поскольку фондовые биржи, да и вообще рыночные отношения, очень медленно входят в наш быт и умы, то трудно было объяснить, какая именно информация способна принести миллионы долларов прибыли или убытков. Раньше других усвоившие эти понятия брокеры как будто даже торпедировали прохождение законопроекта, поскольку уж они-то вдоволь пожировали именно на "сливе" информации, слухах и разных туманных намеках, под воздействием которых цены скакали как бешеные, и нередки были случаи, когда биржевую торговлю из-за этого приходилось останавливать.

Сейчас, кажется, все усвоили, что это такое, и данного в концепции рамочного определения инсайда, по мнению ее разработчиков, вполне достаточно. (Оно звучит так: "Точная по характеру информация, которая не была обнародована и которая в случае раскрытия может оказать существенное влияние на стоимость ценных бумаг".)

По словам Аксакова, новая концепция переносит центр тяжести с определения инсайда на торговлю информацией. И на меры со стороны правоохранительных органов. То есть - от теоретизирования к выработке механизмов эффективной борьбы.

Сама по себе инсайдерская информация столь же безобидна, как столовый нож - до тех пор, пока им не перерезали чье-то горло. Эксперты думского Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам, готовившие концепцию, отметили, что только в 2003 - 2004 годах в центре внимания общественности оказалось десять скандальных случаев торговли информацией. К примеру, официальному сообщению о слиянии компаний "ЮКОС" и "Сибнефть" предшествовал двухнедельный рост котировок их акций. При этом какие-либо объективные тому причины отсутствовали. Доход инсайдеров был оценен в 10 миллионов долларов. А уж после этого, в апреле 2003 года, миру было объявлено о той нашумевшей сделке. А вот сюжет из жизни середнячков. За три дня в феврале этого года рыночная стоимость облигаций одного из московских комбинатов хлебопродуктов подскочила с 55 до 94 процентов номинала. Раньше финансовое положение предприятия не позволяло инвесторам и мечтать о своевременном погашении облигаций. Но это произошло - после того, как инсайдеры "наварили" более 1 миллиона долларов.

Под подозрение искушенных наблюдателей попадали сделки по почти всем так называемым "голубым фишкам" - акциям крупнейших компаний. Спектр интересов инсайдеров велик. Так, 27 января 2004 года за 15 минут (!) до официального объявления о повышении рейтинга России агентством Standart@Poors начался бешеный рост цен на акции и облигации на российских биржах.

Предлагаемые концепцией меры в значительной степени "калькируют" европейский опыт. Без резкого расширения полномочий Федеральной службы по финансовым рынкам не обойтись, убеждены авторы концепции. Раньше минэкономразвития было против увеличения числа проверок игроков рынка. Внешне это и в самом деле выглядело как дополнительные административные барьеры для бизнеса. Но теперь возражения отпали. Они просто не учитывали латентную, скрытую природу торговли инсайдерской информацией. Ее "гроссмейстеры" развивают в себе специальные навыки замаскированных действий. Чтобы не бить по воздуху, госрегулятор должен иметь арсенал средств - и гласных, и негласных.

Первый этап очевиден - выявление подозрительных сделок. Таковых сейчас всего 0,04 процента, но их удельный финансовый вес в сотни раз больше. Будущий законопроект, по убеждению авторов его концепции, должен дать право регулирующему органу вести сбор досье на всех, кто причастен к "попавшим под колпак" сделкам. Отказ от предоставления информации влечет административную ответственность. Добавим, что законопроект установит жесткие правила раскрытия информации. (Они есть и сейчас, но контроль практически отсутствует - все отдано на откуп "добросовестности" заинтересованной стороны.) Лица, помогшие регулятору в раскрытии торговли инсайдом, смогут получить денежную премию. Она выплачивается из штрафа, наложенного на нарушителя. Сами штрафы, кстати, планируется установить не в абсолютных цифрах, а сделать кратными сумме прибыли, незаконно полученной в ходе сделки с инсайдерским душком. Будет создана автоматизированная система слежения за состоянием рынка, отслеживающая действия игроков и организаторов торгов, а также базы личных данных. Информацию о нарушениях регулятор передает в прокуратуру и органы следствия.

Эти новации сходны с теми, которых добивается для себя антимонопольная служба. Сходство режет глаз: и функции дознания и следствия, и благодарность "добровольным помощникам", и взвинчивание штрафных санкций. Но удивляться не приходится - картельный сговор, заключенный без формальностей, раскрыть столь же трудно, как и корыстные отношения должностных лиц и участников фондового рынка. И тут, и там нарушителям пока слишком вольготно.

Никакого регулирования этой сферы в России не существует. А ведь "велосипед" давным-давно изобретен. Президент Торговой палаты США г-н Соммерс сообщил участникам слушаний: "Американский закон об инсайде запрещает членам советов директоров и другим топ-менеджерам покупать и продавать ценные бумаги, а также производить любые действия, влияющие на их стоимость. Кроме того, в компаниях есть внутрикорпоративное правило, которое запрещает всем сотрудникам продавать и покупать акции в срок менее 5 дней до опубликования отчетов о положении компании".

Нельзя не сказать о санкциях. Помимо штрафов, предлагается ввести и уголовную ответственность. Эксперты отмечают, что нынешняя статья 183 Уголовного кодекса "Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну", сейчас не работает. Дело в том, что она увязывает деяние с нанесенным ущербом, а при "сливе" инсайдерской информации ущерба как такового не возникает. Потребуется, как видим, корректировка этой статьи.

Экономика Бизнес Экономика Законодательная власть Госдума Закон об инсайде