Новости

06.12.2004 00:25
Рубрика: Общество

Лу из Осло. Супер

Норвежский писатель Эрланд Лу своих книг сыну пока не читает

В этом и состоит открытие Лу: даже трагические вещи можно описывать эмоционально, не перегружая читателя, даже самый глубокий внутренний кризис не означает катастрофы. "Азбука" выпустила и другие романы Лу: "Во власти женщины", "Самая замечательная страна в мире", а к non-fiction напечатала "Четыре сказки о Курте", забавные истории об усатом водителе портового грузовика, отправившемся вместе с семьей в путешествие верхом на громадной рыбине... Издательство пригласило писателя на московскую премьеру книги, накануне которой мы и побеседовали с Эрландом.

- В России очень любят ваши книги, но почти ничего не знают об их авторе...

- У меня не вполне обычное для норвежца прошлое. Я прошел все школы и университеты, получил гуманитарное образование, изучал литературоведение, фольклор, окончил киношколу. Учился я в Тронхейме, оттуда и все мои друзья, студентом я, кстати, был довольно неважным. Теперь я переехал в Осло, женился, у нас маленький ребенок, сейчас ждем следующего. Кроме книг я пишу сценарии и вхожу в отборочную комиссию, которая прочитывает киносценарии и отбирает лучшие из них для экранизации.

- Свой первый роман "Во власти женщины" вы написали в 21 год, однако роман выглядит вполне зрелым, в нем ощущается явная натренированность, что называется, набитая рука - это действительно дебют?

- За три-четыре года до романа я действительно вел дневники, исписал тысячи страниц, делал заметки, записывал сценки, эпизоды, так что к моменту написания книги и форма, и интонация действительно были уже отработаны.

- Ваши основные вещи написаны от первого лица. Значит ли это, что они автобиографичны?

Мой герой отстаивает свое право интересоваться простыми, но, наверное, самыми важными вещами.

- Нет, мои герои и я не совпадаем даже наполовину. Все это вымысел. Конечно, я использую свой опыт и какие-то реальные истории, которые слышал от других, но все же "я" в моих романах - это совсем не я. Те, кто хорошо меня знает, это понимают и в моих героях меня не узнают.

- Как возникло такое прекрасное название "Наивно. Супер"?

- Оно появилось задолго до того, как была написана книга, и служило мне путеводной звездой. Я хотел создать героя, противопоставляющего себя навязываемой молодежной культуре, в системе которой положено быть циничным, нацеленным на все поверхностное. Мой герой отстаивает свое право интересоваться простыми, но, наверное, самыми важными вещами.

- Чтобы освободиться от депрессии, герой играет в доску-колотушку и забивает деревянным молотком деревянные колышки. Вам случалось заниматься чем-то подобным во взрослом возрасте?

- Во взрослом нет. Но в детстве я эту игрушку очень любил и, когда писал роман, пошел в магазин и купил ее снова, чтобы вспомнить забытые ощущения.

- Когда-нибудь она обязательно попадет в музей... Ваши герои часто отправляются в путешествия, в которых и обретают истину, путешествие - это метафора внутреннего возрастания?

- Путешествие, новые места, люди ставят человека в ситуацию, для него необычную, и оттого он начинает чувствовать острее, думать о другом, все вдруг меняется. Как только человек выходит за порог, он просто вынужден взглянуть на мир вокруг внимательней. Вот я еще сегодня утром встал в своем доме, разговаривал с женой, ребенком, прилетел сюда и только теперь начал думать, как вы здесь, в Москве, живете. До того я думал об этом не так часто и не с такой интенсивностью.

- Какие у вас ощущения от Москвы?

- Мне здесь интересно. Входишь в вагон метро и видишь людей, которых не встретишь уже никогда, громадное количество людей... Они иначе одеты, у них другое выражение лица, хотя аналитические способности мои не так велики, чтобы все это сразу оценить и осмыслить. Понимаете, я живу в Осло, в центре города, но мне достаточно сесть на велосипед и проехать 10 минут, чтобы оказаться в лесу. В этом лесу я могу прожить целый месяц и не встретить ни одного человека. В Москве, как и в любом большом городе, все иначе.

- Есть некий набор имен, которые возникают в сознании русского человека при мысли о культуре Норвегии, - Кнут Гамсун, Генрик Ибсен, Григ, Пер Гюнт. Как бы вы описали свою страну и что добавили бы в этот, в общем, слишком короткий список?

- Я бы добавил художника Эдварда Мунка. Что же до Норвегии, то это очень однородная страна, где все чувствуют себя защищенными от импульсов извне и, в общем, все друг друга знают. Даже в большом городе все друг о друге почти наверняка слышали, а уж в маленьком местечке все знают не только друг друга, но и знают родословную каждого до десятого колена. И поскольку Норвегия - это страна огромных пространств, пустошей, гор, мы очень любим природу, море, горы, все время ходим в походы.

- И вы тоже?

- Да, я очень люблю гулять по лесу пешком и на лыжах, хотя многие мои друзья из других стран не понимают, ну, зачем человеку куда-то тащиться из дому.

- Получается, ваш герой, водитель трака Курт - классический норвежец, он ведь тоже отправляется со своей семьей в кругосветное путешествие?

- Все же Курт - это не столько норвежский, сколько общечеловеческий психологический тип. Он полон скепсиса по отношению ко всему новому, он очень хороший человек, но непредсказуемый и слегка придурковатый.

- Вы читаете вашему сыну ваши детские книги?

- Никогда, и даже не хочу, чтобы он знал, что я их пишу. Я хочу быть самым обыкновенным папой, а не автором книжек.

- Какие авторы вам интересны?

- Я читаю в основном тех, кто уже проверен временем, - классиков. Из русских авторов кроме давно прочитанных Толстого, Достоевского, Тургенева, Гоголя я недавно прочитал "Мастера и Маргариту" Булгакова и до сих пор под впечатлением. Обязательно перечитаю его снова.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Литература Ярмарка Non/fiction