Новости

17.12.2004 06:00
Рубрика: Экономика

На Страсбург надейся, но цены снижай

Европейский суд по правам человека подтвердил бензиновый сговор, а три нефтяные компании прислушались к президенту

Эта победа не только российских антимонопольщиков, но и нашего брата-автомобилиста да по большому счету всех отечественных потребителей. Ведь любой батон хлеба, кусок колбасы, пара туфель непременно "пахнут" бензином. И еще как! За нынешний год, по данным Росстата, розничные цены на топливо в среднем по стране выросли на 33,6 процента! В шести регионах антимонопольные органы возбудили дела по фактам ценовых сговоров. Правда, строгости в отношении бензоторговцев пока никак не сказались на наших кошельках, но так хочется надеяться, что решение Европейского суда умерит аппетиты и чувство вседозволенности бензиновых королей.

Дело это беспрецедентное и знаковое для нашего общества и имеет прямое отношение к тому, что происходит сейчас, сегодня на бензиновом рынке. Тянулось оно аж с 1999 года. Как говорят специалисты, это был первый в России классический картельный сговор, который удалось доказать. Тогда розничные цены подскочили в городе вдвое на все виды бензина. Питерское управление по антимонопольной политике целый год вело расследование, но доказало ценовой сговор между девятью компаниями.

Им было предписано вернуть в казну неправедно полученные доходы. А автомобилисты, сохранившие чеки за бензин, вернули украденные торговцами деньги. Материалы дела, указывающие на совершение менеджерами компаний преступления, предусмотренного статьей 178 Уголовного кодекса РФ, были переданы в прокуратуру. По этой статье предусматривалось в то время наказание от штрафа в 200-500 МРОТ до лишения свободы сроком до двух лет.

Тем не менее шесть из девяти компаний-участниц сговора решили, что их обидели незаслуженно и начали судиться. Пройдя все возможные судебные инстанции в России и получив от ворот поворот, они в декабре 2000 года обратились в Европейский суд по правам человека. Мотив: российские арбитражные суды на всех этапах якобы отказывали им в ознакомлении с материалами о сговоре. Кроме того утверждалось, что российские суды нарушили принцип презумпции невиновности, а их вина в монополистическом поведении не была доказана.

Но ни по одному пункту жалобы Европейский суд не усмотрел нарушений ни национального российского законодательства, ни международного. Не согласился он с компаниями-заявителями и в том, что разбирательство в теруправлении МАП (в то время - Министерство по антимонопольной политике) и арбитражных судах рассматривалось как уголовное по своему характеру. Тем более что заявители не преследовались по нормам Уголовного кодекса.

Жалобы истцов на несправедливое наказание Европейский суд тоже отверг, подчеркнув, что возврат в казну незаконно полученной прибыли, строго говоря, наказанием не является. Это всего лишь "денежная компенсация за причиненный вред". В итоге он решил исключить из списка рассматриваемых дел первую из шести поступивших жалоб и объявил неприемлемыми остальные.

В 2004 году именно весной пошел "процесс", вылившийся в 40-процентный рост цен на бензин.

- Наши оппоненты исчерпали все ресурсы для опровержения нашего решения, - сказал "РГ" руководитель управления ФАС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Олег Коломийченко. - Во-первых, это показывает, что ситуация по картельным сговорам может контролироваться антимонопольными органами, а российские суды могут принимать по таким делам профессиональные решения. Во-вторых, создан прецедент, и опыт Санкт-Петербургского УФАС - наша аргументация, наша система доказательств - может успешно применяться коллегами из других регионов. Сейчас, как вы знаете, некоторые решения антимонопольных органов тоже оспариваются в арбитражных судах. Думаю, что, подтвердив нашу правоту, Европейский суд по правам человека дал сигнал участникам других картельных сговоров, что в Страсбурге им делать нечего.

Теоретически есть еще одна международная дверь, в которую жалобщики могли бы постучать. Это так называемый четвертый департамент Еврокомиссии, который является аналогом антимонопольного органа. Чисто российским компаниям туда вход закрыт, а европейским - пожалуйста (в данном деле есть такие компании). Но, во-первых, поезд уже ушел - срок обращения упущен. Во-вторых, в отличие от Европейского суда по правам человека решение Еврокомиссии для России не имеет никакой юридической силы.

Что и говорить, "европейский подарок" российской антимонопольной службе прошел по разряду приятных неожиданностей. Скоро предстоит обсуждение в правительстве внесенного ФАС законопроекта "О конкуренции", и продемонстрировать хоть единичную, но победу - значит получить дополнительный аргумент. Яснее ясного: надо развивать успех.

Сразу вслед за этим произошло и другое событие. На этот раз - спрогнозированное со 100-процентной точностью. После встречи президента Владимира Путина с главой "ЛУКОЙЛа" Вагитом Алекперовым компания снизила на 5 процентов с 15 декабря розничные цены на бензин на принадлежащих ей АЗС. Их у нее - более полутора тысяч в 60 регионах России. Компания, напомним, занимает доминирующее положение в 6 регионах, контролирует в России 7 процентов розничной продажи ГСМ, производит 19 процентов бензина.

Напомним, что в конце прошлой недели президент и поставил "вопрос ребром". Ситуация на внутреннем рынке нефтепродуктов ненормальная, констатировал он. И высказал надежду, что компания станет "примером для других крупных операторов в снижении цен на бензин". Причем Алекперов с легкостью отчитался о падении оптовых цен. И тут же посетовал, что розница никак не желает воспринимать сигнал.

Потому-то компании и понадобился административный "указующий перст" для собственных розничных операторов - в виде решения правления. Кстати, не надеясь на хорошую память королей бензоколонок, "ЛУКОЙЛ" ввел и горячую телефонную линию для покупателей: по ней можно жаловаться и на рост цен, и на качество бензина.

Она, судя по всему, скоро действительно раскалится. И вот почему. Бросается в глаза то, что компания объяснила свой "пионерский" жест "сезонным изменением баланса спроса и предложения". То есть вполне объективный процесс подверстан по времени к нашумевшей инициативе. О том, что потребительские цены на бензин к началу зимы почти исчерпали "энергию роста", свидетельствуют данные Росстата - за период с 29 ноября по 5 декабря они поднялись лишь на 0,1 процента, и наблюдалось это всего в 16 регионах страны. Сказалась и такая мера правительства, как увеличение с 1 декабря экспортной пошлины на нефть с 89 до 101 доллара за тонну, совпавшая с падением цен на российскую нефть на мировых рынках. Так что долгожданное снижение внутренних цен объясняется букетом объективных и явно неподвластных Алекперову факторов. Это подтверждают и данные Российского топливного союза. Его вице-президент Евгений Аркуша объяснил упорство розничных торговцев просто - накопилось много дорогого бензина, и его никто по дешевке не продаст. А иссякнут его запасы, по его мнению, к середине декабря. Практически день в день с анонсированным плановым снижением цен на ГСМ в одной отдельно взятой компании!

Интересно, как поведут себя АЗС после 1 января, ведь с этой даты акцизы на розничную торговлю вырастут в среднем на 8 процентов. Чтобы избежать тогда вполне "рыночного", в их понимании, повышения цен, не обойтись без сброса, причем существенного, цен оптовых. На это, поскольку президентский импульс еще будет действовать, компания, думается, пойдет. Но пойдут ли другие шесть общероссийских игроков рынка - уже большой вопрос.

А затем наступит весна, и то самое убедительно "отпиаренное" в декабре сезонное изменение баланса спроса и предложения продиктует прямо противоположную линию: резко повышать и оптовые, и розничные цены на бензин и дизтопливо. Спрос-то на ГСМ действительно подскочит, и внушительно. В 2004 году именно весной и "пошел процесс", вылившийся в 40-процентный рост цен. Что будет дальше? Сразу все вспомнят, что президент, понадеявшись на "сознательность" нефтяников-монополистов, отверг сценарии жесткого государственного регулирования топливного рынка. Стало быть, не была принята и укладывающаяся в эту схему идея министра сельского хозяйства Алексея Гордеева о том, что дозволенный рост цен на ГСМ надо ограничить уровнем годовой инфляции.

Легко предположить очередную весеннюю волну недовольства, заявления парламентариев и ФАС по поводу нового издания "картельного сговора" нефтяников. К тому времени новое антимонопольное законодательство и "дубина" для региональных монополистов в виде оборотных штрафов еще не будут действовать. (В лучшем случае - с 1 января 2006 года). Структура рынка, где властвуют вертикально-интегрированные компании, никуда не денется. Налоговые проверки нефтянки, не приходится сомневаться, выйдут на новый виток. Но едва ли их можно отнести к инструменту регулирования ценовой политики. Во весь рост - вместе с ценами - встанет старая дилемма. Или дать новый политический импульс уже не одной компании и не в конце года, а перед стартом ценовой гонки. Не воспринять который грозило бы для компаний не только зашкаливанием "репутационных рисков", но и выпадением из обоймы игроков столь прибыльного рынка. Или - все же ввести государственное регулирование топливного рынка. К тому времени у сторонников этого подхода появится убойный козырь - дескать, по-хорошему не получилось. Если действительно не получится сдержать аппетиты монополистов весной 2005 года.

И хотя говорить о некоем "переломе ситуации" пока сложно, несмотря на сюрприз европейского правосудия, о своем намерении не только сдержать, но и снизить цены на бензин, правда, пока только оптовые, заявили вчера компании "Сибнефть" и ТНК-БП. Это означает, что примерно треть рынка уже охвачена этой инициативой.

Экономика Правительство ФАС
Добавьте RG.RU 
в избранные источники