Новости

18.12.2004 07:00
Рубрика: Экономика

Границы пересекли людей

Замдиректора Федеральной миграционной службы Игорь Юнаш о тех, кто приезжает в Россию работать

Россия становится страной мигрантов. В международном рейтинге мы занимаем третье место по миграционной привлекательности. По понятным причинам чаще всего к нам едут бывшие наши "советские родственники" из республик экс-СССР - в гости, на работу, на жительство. Не сидится на месте и самим россиянам. Почти каждый четвертый сегодня норовит поменять адрес в поисках лучшей жизни, интересной работы. Но путь к лучшей доле тернист. Накануне Международного дня мигранта в "Российскую газету" приехали наши коллеги - журналисты из стран СНГ и Балтии, победители международного конкурса "Русский мир", в проведении которого наша газета принимала активное участие. С какими трудностями сталкиваются те, кто приезжает сюда работать или просто туристами? Легко ли получить визу и российское гражданство? На эти и другие вопросы наших гостей в редакции отвечали заместитель директора Федеральной миграционной службы Игорь Юнаш и ведущий научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований РАН Ирина Малаха.

Андрей Танцырев, Эстония:

- Как устроиться на работу в России, скажем, в "Российскую газету". Что для этого нужно?

Игорь Юнаш:

- Для этого вам нужно связаться с работодателем. Затем он запросит разрешение у ФМС на привлечение рабочей силы. При этом ФМС будет исходить из общей квоты и квот по регионам.

Допустим, разрешение получено. В вашем случае работодатель должен еще оформить работнику приглашение в Россию, поскольку Эстония - визовая страна. Затем переслать разрешение и приглашение работнику. Причем это уже персональное разрешение, и оно является законным основанием для въезда. В миграционной карте человек указывает, что въезжает для осуществления трудовой деятельности. Разрешение ФМС выдает на год, потом может продлить до трех лет.

"РГ":

- С 1 января начинает формироваться единое миграционное пространство с Белоруссией. Кроме того, уменьшается количество документов, по которым граждане Казахстана, Киргизии и Таджикистана могут перейти российскую границу. Что это означает для народа? Въезд в Россию усложняется?

Игорь Юнаш:

- Белоруссия завершает правовое оформление выдачи на своих внешних границах российской миграционной карты. Как вы знаете, граница между Россией и Белоруссией больше существует на бумаге, и мы друг к другу ездим беспрепятственно. Соответственно, миграционная карта требуется для граждан третьих стран.

На самом деле практически с момента введения миграционной карты, то есть уже третий год, на границах Белоруссии она выдавалась. Но в правовом плане миграционная карта у них как бы не существовала. Белорусские пограничники, выполняя работу по приемке миграционных карт у зарубежных граждан, пересекающих границы Белоруссии, как бы оказывали нам любезность.

А с нового года правовая база приводится в норму. Собственно, для граждан ничего не меняется, неудобств не прибавляется.

По поводу документов для перехода границы. Сейчас можно въехать по одному из 18 документов, с нового года останется только пять. С чем это связано? Мы просто пытаемся навести здесь порядок и перейти к международным стандартам. Все документы, которые будут действовать с нового года, машиночитаемы. А это значит, что процедура перехода границы значительно ускоряется. Мы ведь знаем, какие очереди собираются на границах.

Саломат Курбанова, Таджикистан:

- Скажите, пожалуйста, после встречи в Душанбе президентов России и Таджикистана как-то изменилась ситуация с легализацией таджикских граждан в России?

Игорь Юнаш:

- Мы сейчас готовимся к тому, чтобы попробовать легализовать значительное количество таджикских граждан в России. По нашим оценкам, их здесь около полумиллиона человек. Проблема в том, что многие из них не имеют ни загранпаспортов, ни своих национальных. Таджикская сторона предлагает выдать им документы в России. Откроем здесь несколько специальных пунктов, где они смогут подать заявление на получение загранпаспорта. Наши структуры совместно с представителями Таджикистана проводят их проверку. Если претензий к человеку нет, его документы увозят в Таджикистан, там оформляют паспорт и возвращают в Россию. И выдают паспорт уже здесь. В результате человек находится на территории России легально. Регистрируется и получает разрешение на работу. Сейчас как раз идут межгосударственные консультации по этому вопросу. И если это получится, то Таджикистан будет первым государством, с которым будут подписаны такого рода документы.

Саломат Курбанова:

- Но с депортацией моих сограждан ситуация, я вижу, не изменилась.

Игорь Юнаш:

- К сожалению, нет. А что могло измениться? Если люди продолжают нарушать наши законы, приходится принимать меры. Никаких изъятий в законе не может быть. Надо просто заниматься правовым просвещением своих людей.

Очевидно, что необходимо наладить контакт и обмен информацией между российскими работодателями и иностранными, и в том числе таджикскими, работниками.

Мы сейчас готовим предложения о создании специального центра, который мог бы стать таким связующим звеном, где была бы вся база данных по профессиям, по условиям жизни, по условиям оплаты и так далее. Где можно было бы посмотреть, кто из работодателей имеет разрешение на привлечение иностранцев, а кто не имеет. Чтобы трудовые мигранты знали, куда они приезжают, на каких условиях. Причем всю необходимую информацию потенциальный трудовой мигрант должен получить в своей стране: может быть, в Российском консульстве, или в своих в министерствах иностранных дел, или в министерствах труда. А заглядывая дальше, необходимо подумать о подготовке рабочих кадров по специальностям, которые нужны в России, на территории своей страны. Это было бы и дешевле, и проще. Вот над этим мы сейчас работаем.

"РГ":

- С таджиками процесс пошел. А как будет решаться вопрос с другими нелегалами, которых у нас, по разным оценкам, от трех до пяти миллионов? Выдворять?

Игорь Юнаш:

- Если иностранец нарушает наше законодательство, незаконно приехал на территорию России или находится здесь незаконно, он должен покинуть Россию. Кстати, чаще всего в отношении граждан СНГ у нас проблема не с незаконным въездом, а с незаконным пребыванием. Дело в том, что по закону человек может находиться в России до 90 суток, потом он должен или выехать и снова въехать, или продлить разрешение, если есть уважительная причина. А зачастую получается так: человек приехал и вместо 90 суток находится здесь год, то есть уже нелегально. В этом случае решение принимает суд. Человека могут попросить выехать домой самостоятельно или его принудительно возвращают в свою страну.

"РГ":

- Кто за это платит?

Игорь Юнаш:

- По-разному. В этом году впервые нам выделили существенную сумму - более 40 миллионов рублей - на перевозку нелегальных мигрантов. Но согласно нашему законодательству, если человек работает, он должен заплатить за выезд сам. Второй вариант - работодатель. Именно он должен заплатить за выезд из России нелегально работающего человека. Если же работодатель не установлен или нелегал не работал и у него действительно нет денег, тогда платит казна. Впрочем, сейчас появилась еще одна, не предусмотренная законом форма оплаты - за иностранца-нарушителя платят диаспоры: вьетнамская, армянская, китайская...

"РГ":

- Когда человека выдворяют принудительно, это значит, что сам он уезжать не хочет. Но разве он не может, коли уж попался, взять и оформить наконец официальные отношения с Россией?

Игорь Юнаш:

- В том-то и проблема - не может. Во что мы уперлись совершенно неожиданно? В миграционную карту. В законе записано: человек должен получить миграционную карту при въезде в РФ на границе. Когда карта вводилась, на территории России уже было много иностранцев. Мы дали некоторое время для того, чтобы эти люди могли уже внутри страны прийти и получить миграционную карту. Но народ к этому отнесся совершенно индифферентно. Дескать, очередное нововведение, ничего не произойдет, проживем и без карты. Мы (в нарушение закона) продлили этот срок, почти три месяца выдавали документ, потом сказали: все, нельзя нарушать закон. Однако многие миграционную карту так и не получили. В итоге они сегодня, поняв наконец, что лучше жить по закону, приходят к нам за картой и становятся заложниками ситуации. Мы уже не можем дать им миграционную карту, мы обязаны их выдворить. Но на самом деле никто ведь не жаждет крови, и потому иногда возникают просто абсурдные ситуации: суд выносит решение о наложении штрафа, но не принимает решения о выдворении. Человек остается на территории России. Гуманно? Наверное. Только этого бедолагу завтра можно опять брать под белы руки.

"РГ":

- Так какой же выход из этого замкнутого круга?

Игорь Юнаш:

- Человек должен хотя бы на минуту пересечь нашу границу. Все равно, где. Выйти где-то, скажем, на украинской границе, прогуляться и прийти на пограничный пункт. Некоторые поступают иначе: приезжают в аэропорт, берут билет, проходят на пограничную территорию, а потом отказываются от полета и возвращаются, получив назад миграционную карту. Формально нужно вносить изменения в закон, а это достаточно сложно. Вот мы сейчас и занимаемся этой проблемой, пытаемся вместе с пограничниками найти какой-то путь решения. Одно из предложений, которые сейчас обсуждаются, - урегулировать этот вопрос межправительственными соглашениями, поскольку эти акты имеют приоритет по сравнению с внутренним законом страны.

"РГ":

- Присутствующая здесь Ирина Александровна Малаха как раз имеет прямое отношение к подготовке таких межправительственных соглашений. Скажите, что сейчас готовится, какие договоры на подходе?

Ирина Малаха:

- Я принимаю участие в подготовке соглашений по свободе передвижения рабочей силы в рамках единого экономического пространства (это Россия, Белоруссия, Украина и Казахстан). Сейчас в работе три соглашения. Первое - о свободе перемещения физических лиц. Оно предусматривает большую свободу перемещения внутри этих стран. В том числе закладывается 90 дней для регистрации для всех граждан единого экономического пространства. Думаю, этот документ будет подписан в ближайшие полгода.

Два других соглашения - о правовом статусе мигрантов и членов их семей государств - участников единого экономического пространства и о борьбе с нелегальной миграцией из третьих стран. И в этих соглашениях тоже предусматривается ряд новых положений. Во-первых, мы предлагаем предоставить возможность самостоятельного поиска работы на территории стран-участниц всем трудящимся мигрантам, являющимся гражданами этих государств. Во-вторых, перейти от разрешительного режима получения разрешения на работу к уведомительному. Это означает: если человек нашел себе работу, то он обращается в компетентные органы соответствующей страны и получает подтверждение или регистрацию трудового договора.

"РГ":

- Если эти соглашения будут приняты, изменится порядок квотирования трудовой миграции в России?

Игорь Юнаш:

- Квотирование не распространяется на граждан СНГ, которые имеют право для въезда в Россию в безвизовом режиме. Напомню, что сегодня из всех государств СНГ у нас визовый режим только с Грузией и Туркменистаном. Соответственно, квоты устанавливаются для трудовых мигрантов из этих двух стран, из стран Балтии и всего дальнего зарубежья.

"РГ":

- Некоторые эксперты считают, что одной из серьезных причин нелегальной трудовой миграции является проблема жилья. Люди приезжают сюда заработать. Им необходимо достаточно дешевое жилье. Его нет. В некоторых странах эта проблема решается путем создания специальных поселений для гастарбайтеров. Будет ли она как-то решаться у нас?

Игорь Юнаш:

- И за рубежом, и у нас картина примерно одинаковая. Одно из немногих исключений - Германия, где действительно есть такие поселения. Но общая практика такова: жилье - это забота работника и работодателя. Государство не несет ответственности за бизнес. Но у нас сейчас появилось достаточно много людей, которые пытаются решить эту проблему в организованном порядке. К нам обращалось уже несколько структур, которые предлагают создать что-то типа миграционных бирж или миграционных центров, куда бы мог приехать и поселиться гражданин, который хочет работать в Российской Федерации. Там будут представители миграционной службы, паспортной. Могут оказываться медицинские и другие услуги. Там же могли бы работать структуры, которые, если нужно, подыщут человеку работу. Такого рода центры предлагается создать сначала в тех населенных пунктах, где есть особая потребность в рабочей силе. Если это родится - слава богу. Но, подчеркиваю, это будет частный бизнес, инициатива частных лиц или организаций. Но не государственная.

Ирина Малаха:

- Я слышала про такие инициативы, но категорически против этого, потому что это будет некий миграционный анклав, миграционное гетто. Я видела подобное в Риме - поверьте, удручающее зрелище. Но там анклав сложился стихийно. Да, у нас существует проблема жилья - дешевых гостиниц или пансионов. Но решать ее целенаправленно для трудящихся мигрантов, по-моему, не следует. Следует просто всемерно поощрять создание дешевых гостиниц. И не специально для иностранцев. На первом этапе дешевое жилье нужно и внутренним мигрантам. Там могут поселиться и студенты. И я совершенно согласна с тем, что проблему обеспечения жильем ни в коем случае нельзя возводить на государственный уровень. Человек сам решил приехать, и это его собственная ответственность.

Ирина Вискушенко, Грузия:

- С одной стороны, понятно желание российской стороны зарегистрировать всех иностранцев. С другой стороны, сама эта процедура очень сложная и часто дорогостоящая. Если ты на несколько дней приехал в гости к друзьям, например, в какой-нибудь маленький городишко или в деревню, где нет ОВИРа и часто даже милиции, зарегистрироваться невозможно. Либо ты все эти дни потратишь на поиски регистрации, либо заранее обращаешься в турфирму, и тебе это обойдется втридорога, либо становишься нарушителем.

Лада Давыдова, Эстония:

- Можно я дополню? Есть ли какая-то логика в том, что товарищ из Таджикистана, который хочет здесь счастливо жить и трудиться, и человек из Прибалтики, приехавший на четыре дня туристом, должны пройти одну и ту же процедуру?

Игорь Юнаш:

- Есть небольшая разница. Вы из Эстонии сегодня, к сожалению, въезжаете к нам в визовом режиме. Если вы приезжаете как турист и живете в отеле, то у вас вообще никаких проблем нет, никуда идти не надо. Если живете у друзей, то тогда вы в обычном порядке там регистрируетесь. Кстати, не обязательно вам лично являться на регистрацию. Наше законодательство позволяет это сделать и третьему лицу. То есть кто-то из пригласивших вас друзей берет ваши документы и регистрирует вас.

Ирина Вискушенко:

- И еще такой момент: если регистрируешься там, где проживают еще какие-то члены семьи, надо спросить разрешение у них, а еще не должно быть долгов по квартплате.

Игорь Юнаш:

- Это уже какие-то местные выдумки, которые никакого отношения к законодательству не имеют. Инициатива, которая должна бы быть наказуема.

Андрей Танцырев:

- А почему нельзя продлить пребывание без регистрации хотя бы до десяти дней? Виза же есть, значит, я уже не террорист.

Игорь Юнаш:

- Первый шаг сделан с Украиной. Понемножку пойдет и дальше. Мы знаем эту проблему, но легко не получается ее решить. Однако, наверное, самое главное - то, что мы просто еще не научились уважительно относиться к тем людям, которые к нам едут. Наверное, это от советских времен идет, когда на иностранца смотрели чуть ли не как на врага. И это сейчас одна из наших задач - сделать так, чтобы любой, приезжающий к нам в гости ли, на работу ли, чувствовал себя комфортно и как можно меньше сталкивался с нашими бюрократическими препонами. В частности, идет работа над созданием единой компьютерной базы данных на иностранных граждан, находящихся в Российской Федерации. Ее отсутствие - тоже одна из причин того, что у нас такие жесткие регистрационные правила. До сих пор мы не можем персонифицировать тех, кто въехал в Россию. И поэтому получается так, что в Россию въезжает ежегодно на несколько миллионов людей больше, чем выезжает. Они здесь оседают, не имея на это никаких правовых оснований - это не нормально.

"РГ":

- О создании электронной системы учета говорится уже не первый год. Когда же все-таки она появится?

Игорь Юнаш:

- Распоряжением правительства нам на эти цели отведено три года. Срок истекает в декабре следующего, 2005 года. Сегодня мы практически заканчиваем создание центральной базы данных в столице. В эту базу введено уже более 11 миллионов миграционных карт. В следующем году мы должны наладить уже обмен информацией о въехавших и выехавших людях в онлайновом режиме. Вот тогда гораздо проще будет решаться и вопрос с регистрацией: человек приходит регистрироваться в паспортную службу, а там уже есть информация о том, что он въехал в Россию. Он предъявляет машиночитаемый документ - и до свидания, осматривайте достопримечательности. Я думаю, это будет переломный момент в работе с иностранными гражданами.

Вера Церетели, Грузия:

- Виза у меня на месяц. Я регистрируюсь в Москве и хочу на пару дней съездить в Питер - могу я там не регистрироваться?

Игорь Юнаш:

- Никаких проблем. Но если едете больше чем на три дня, будьте любезны зарегистрироваться в Питере.

Олег Квятковский, Казахстан:

- В российских СМИ порой появляются статьи о том, как плохо приживаются уехавшие из СНГ в Россию русские. Правда ли это?

Игорь Юнаш:

- Что касается приживаемости. Мы эту проблему знаем не хуже, чем журналисты, каждый день сталкиваемся. Даже этнических русских, возвратившихся из-за рубежа в Россию, на местах порой принимают, мягко говоря, не очень доброжелательно. И некая конфронтация между живущими в одной деревне русскими, приехавшими недавно, и теми, кто здесь давно, ощущается. Происходит это по разным причинам. Скажем, в какую-то пьяную российскую деревню приезжают работящие люди. У них другие интересы. Им хочется нормально работать, нормально зарабатывать.

И мы такими конфликтами занимаемся, и общественность. Кстати, недавно прошла конференция профсоюза иностранных работников. Он появился буквально несколько месяцев назад. Мы к этой конференции подготовили перечень организаций, которые занимаются проблемами вынужденных переселенцев. У нас по всем регионам набралось более 200 таких структур, которые сегодня активно работают по адаптации приехавших в Россию.

"РГ":

- Несколько лет назад у нас была принята Концепция демографического развития страны до 2015 года. Там есть раздел, посвященный приоритетам в миграционной политике. Только почему-то незаметно, что у нас что-то делается для привлечения мигрантов не на время, а на постоянное жительство. Более того, в последнее время очень много жалоб от жителей СНГ и Балтии на то, что трудно получить российское гражданство.

Игорь Юнаш:

- Можно, конечно, смеяться, но проблем с получением гражданства у нас нет. Просто все, приехав сегодня, хотят получить гражданство вчера.

Существует совершенно четкий порядок. Для граждан СНГ - упрощенный. То есть приезжаете в Российскую Федерацию, оформляете разрешение на временное проживание, потом гражданство. На все это может уйти до пяти лет. И во всем мире - также. Попробуйте получить за более короткий срок гражданство в Финляндии, в Германии и так далее. Не выйдет.

Получив разрешение на временное проживание в России, вы получаете все социальные права российского гражданина. В том числе - право на медицинское обслуживание, свободу передвижения, выбора работы. Вам не нужно оформлять никаких разрешений. За исключением государственной службы. Да, вас не примут на работу в ФСБ или в МВД. Но потерпите пять лет. То есть отсутствие гражданства вам не мешает полноценно жить в России.

Ирина Малаха:

- На мой взгляд, в нашей миграционной практике мы не учитываем ту специфику ситуации, которая сложилась у нас на постсоветском пространстве. В английском языке есть выражение, которое переводится как - "люди пересекают границы". А у нас сложилась ситуация, когда границы пересекли людей. На мой взгляд, наша политика должна быть в первую очередь направлена не на дезинтеграцию постсоветского пространства, а на стимулирование его интеграции. На предоставление максимально возможных привилегий гражданам, живущим в этих странах. И в получении гражданства, и в предоставлении права трудиться, и в том, что касается возможностей въезда-выезда и нахождения на территории наших государств. Но наш Закон об иностранных гражданах фактически уровнял всех иностранцев. То есть для нас теперь иностранцы, приехавшие из Италии, из Албании или приехавшие из Таджикистана, совершенно одинаковы. Это, на мой взгляд, совершенно неправильно.

Ни Закон о положении иностранных граждан, ни эта Концепция миграционной политики, которой мы сейчас располагаем, не отражают специфики постсоветского пространства. В области трудовой миграции существует многосторонний договор в рамках СНГ, подписанный в 1994 году, в который не вносилось никаких изменений с тех пор. У России существует только четыре двусторонних договора по этому вопросу: с Белоруссией, Киргизией, Молдовой и Украиной. Но все они были подписаны в 1993 году, то есть тоже устарели и совершенно не работают. Сколько у нас составляет легальная трудовая миграция из стран СНГ? Процентов 20?

Игорь Юнаш:

- Десять.

Ирина Малаха:

- Даже так. Значит, 90 процентов мигрантов из стран СНГ работают нелегально. Значит, они не хотят или не могут пользоваться теми инструментами, которые предлагает наше законодательство. Почему? Наверное, потому, что они, во-первых, не защищают их интересов, а во-вторых, сложны.

"РГ":

- Игорь Борисович, вы согласны?

Игорь Юнаш:

- Здесь срабатывает то, о чем мы только что говорили: границы пересекли людей. Мы жили в одном государстве. И многие люди не могут осознать, хотя прошло столько времени, что государства теперь разные. И что они не могут сегодня находиться на нашей территории так же точно, как находились на территории Советского Союза. Но самая главная проблема - экономика. Работодателю не выгоден сегодня легализованный работник-мигрант.

Что касается сложности законодательного инструмента, да, он мешает очень быстрому оформлению на работу. И мы как раз сегодня говорили о том, что нужны определенные преференции для граждан СНГ, что надо сделать заявительным порядок регистрации разрешения на работу. С этим не спорим. Может появиться, например, какая-то трудовая марка, которая будет приобретаться на период работы. Вариантов масса. И к этому, я думаю, мы придем.

Но я с другим не согласен. С тем, что сегодняшняя миграционная политика и законодательство относятся совершенно одинаково ко всем зарубежным гражданам, будь он из Италии или из Киргизии. Оформление российского гражданства для граждан СНГ намного проще. Есть еще целый ряд привилегий для жителей государств СНГ. И мы стараемся и дальше эти преференции развивать.

Да, в развитие Концепции миграционной политики, к сожалению, не родились изменения в законодательстве, которые должны были бы родиться. Не появились новые нормативные документы, которые необходимы. Но и вы, ученые, и мы, практики, вместе работаем над этими документами. И мы все оптимисты, мы понимаем, что эти документы обязательно появятся. Конечно, хотелось бы быстрее. Но, слава богу, что государство сегодня увидело эти проблемы и относится к ним ни с точки зрения запретительства, а с точки зрения интересов людей. Не забывая, конечно же, об интересах самого государства.

Досье "РГ"

За последние 10 лет из России выехало свыше 3 миллионов, а въехало более 7 миллионов человек.

За это же время 27 миллионов россиян, или каждый четвертый, сменили место жительства.

По экспертным оценкам, в России в настоящее время находится не менее 3 миллионов нелегальных мигрантов, в то время как официально зарегистрировано иностранных рабочих 283,7 тысячи человек. То есть на одного "законопослушного мигранта" приходится 10 нелегалов.

В 1992-1995 годах за счет миграции восполнялось 72 процента естественной убыли населения в РФ, в 2004 году (предварительные данные) - не более 3 процентов.

На 1 июля 2004 года в России насчитывалось 293 тысячи беженцев и вынужденных переселенцев.

Экономика Работа Занятость Власть Право Права человека Правительство МВД
Добавьте RG.RU 
в избранные источники