Новости

21.12.2004 03:30
Рубрика: Общество

Дело врачей в тени Уголовного кодекса

Медики вынуждены выбирать между уголовным правом и клятвой Гиппократа

Во времена, когда частного здравоохранения в России не было, всю ответственность за профессиональную деятельность врачей несло государство. При таких обстоятельствах предъявлять судебные иски к медицинскому работнику или учреждению за профессиональные "ошибки" было равносильно предъявлению иска государству.

Новое оружие массового поражения

Правда, врача или медицинскую сестру могли привлечь к уголовной ответственности, к примеру, за получение взятки при госпитализации в престижное медицинское учреждение, представление дополнительных услуг или высококвалифицированной медицинской помощи. Коммерциализация лечебной и фармацевтической деятельности погрузила медиков в необычные условия: вынужденные рыночные отношения с бедными пациентами при собственной правовой незащищенности.

Условия профессиональной деятельности медицинских работников значительно изменились, в том числе из-за развития и внедрения новых биомедицинских технологий и новых законодательно не отрегулированных видов медицинской деятельности. Это - вмешательство в геном человека и его репродуктивные функции, попытки узаконить эвтаназию. Нарушения в области трансплантации органов и тканей человека уже стали предметом судебных разбирательств. На очереди перспектива получения органов от трансгенных животных, использование органов и тканей человеческого плода с целью получения стволовых клеток, суррогатное материнство, эксперименты по клонированию человека.

Все это представляет угрозу человечеству возможно в большей степени, чем известные виды оружия массового поражения. Ученые и политики занимаются выработкой новых нравственных критериев врачебной деятельности. Однако, пока идут дискуссии, медики вынуждены работать в правовом вакууме.

Большинство стран, входящих в Совет Европы, в 1998 году подписали международную Конвенцию о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины и протокол к Конвенции о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с использованием достижений биологии и медицины, касающийся запрещения клонирования человеческих существ. Россия почему-то не готова присоединиться к этой конвенции. Подписание таких документов, их ратификация Государственной Думой РФ обязали бы власть в течение короткого времени принять соответствующие законы.

Смерть до рождения: убийство или операция?

Многолетние дебаты по поводу запрещения абортов привели к парадоксальному результату. В современной России реклама лечения стволовыми клетками, которое преподносится пациентам как панацея от всех бед, уступает разве что рекламе пива. Несмотря на ответственные заявления ведущих ученых России, минздравсоцразвития молчит, даже не предупреждает, что это опасно для здоровья. 27 января 1999 года Гос-дума приняла в первом чтении проект закона РФ "О здравоохранении в Российской Федерации". Статья 143, п. 1 этого закона предусматривает возможность прерывания беременности "по социальным показаниям при сроке беременности до 22 недель". И это при том, что в России действует международная норма права, согласно которой рожденный живым пятимесячный плод весом в 500 граммов считается полноценным человеком, которому гарантировано право на жизнь.

Следуя международным нормам права и религиозной морали, врач может отказаться от производства аборта. Но в этом случае он не получит сертификат на деятельность, ему не присвоят квалификационную категорию, на него может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения.

Вместе с тем УК РФ трактует прерывание беременности как тяжкое телесное повреждение. Действия же врача по прерыванию беременности при сроке 22 недели подпадают под ст. 105 УК РФ - убийство. В результате врач-гинеколог оказывается между двух огней. Быть ему осужденным или уволенным - зависит от воли прокурора и главврача. Естественно, что в реальной практике всегда находится компромисс.

Почем органы для народа

Проект закона "О здравоохранении в РФ" в противовес пункту 1 статьи 41 Конституции РФ, предусматривающему оказание полного объема бесплатной медицинской помощи, закрепляет неизвестную медицинскому миру норму - минимально допустимый уровень удовлетворения потребностей граждан в медицинской помощи.

Законодательно утвержденная Госдумой новая редакция клятвы врача, распорядительные документы минздравсоцразвития, Федерального фонда обязательного медицинского страхования тоже обязывают врача "оказывать медицинскую помощь в соответствии с достижениями современной медицинской науки". Неукоснительное исполнение этих установок не только превращает врача в клятвопреступника, но и вынуждает его совершать уголовно наказуемые действия.

В свое время на данный законопроект поступило более 3000 поправок. При таких обстоятельствах следовало бы снять с рассмотрения скандальный законопроект и написать его заново. Однако он регулярно включался в программу законодательной работы Думы.

Действующие "Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан" в достаточной степени адаптированы к нынешней Конституции РФ и соответствуют международным нормам, но требуют дальнейшего развития в виде отдельных законов. Таких, как Закон "Об обязательном страховании профессиональной ответственности медицинских работников", "О защите прав пациента", "О внесении изменений в Закон РФ "О трансплантации органов и(или) тканей человека" совсем в иной редакции, "О судебно-медицинской экспертизе", "О патолого-анатомической экспертизе", "О правовых основах биоэтики и гарантиях ее обеспечения", "О частном здравоохранении", и других. Эти законы подготовлены к слушанию еще 6-7 лет назад.

Правомочен вопрос: возможна ли диктатура закона при дефиците законодательной базы и наличии в действующих законах взаимоисключающих норм права?

В качестве примера можно взять действующие законы "О трансплантации органов и(или) тканей человека"(1992 г.) и "О погребении и похоронном деле" (1996 г.).

Статья 8 Закона "О трансплантации органов и(или) тканей человека" не обязывает врачей считаться с мнением родных и близких при вынесении решения о заборе органов умирающего человека. Изъятие органов и/или тканей не допускается лишь в том случае, если учреждение здравоохранения на этот момент поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо, его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и/или тканей после смерти.

За несколько лет действия этого закона не было ни одного случая выражения волеизъявления граждан по поводу судьбы своих органов в случае внезапной смерти. Более того, в органах исполнительной власти нет даже структуры, куда бы мог обратиться потенциальный донор или его близкие при жизни.

В то же время Закон "О погребении и похоронном деле" обязывает медицинских работников уважительно относиться к умершим и спрашивать письменное согласие на вскрытие трупа или изъятие у него органов. Существование двух взаимоисключающих норм уже породило несколько скандальных уголовных дел, самое громкое из которых было возбуждено по факту продажи 60 трупов и нескольких десятков комплектов человеческого мозга Новосибирской медицинской академией Институту пластинации в Германии. Ректор Новосибирской медицинской академии обосновывал законность своих действий тем, что граждане, чьи трупы задержала таможня, при жизни не заявили о судьбе своего тела после смерти. Стало быть, медицинская академия и областное бюро судебно-медицинской экспертизы имели право на приватизацию трупов и поставку за рубеж. Академик будто не ведал о нормах права, изложенных в Законе "О погребении и похоронном деле".

Следствие по данному делу несколько раз открывалось и закрывалось, состоялось несколько судебных заседаний, круг фигурантов по делу сузился до одного человека.

Еще один случай, на этот раз в Екатеринбурге. Хирург сделал платную операцию по пересадке почки, изъятой у случайного донора. Им оказался наркоман, зараженный СПИДом и гепатитом В.

Не вдаваясь в подробности "клинического случая", посмотрим на правовую сторону проблемы. Статья 8 Закона "О трансплантации..." может освободить врача от уголовной ответственности. В то же время его могут обвинить в причинении тяжкого вреда здоровью, принуждении изъятия органов для трансплантации и даже убийстве. Все, как говорится, в руках правосудия.

По большому счету во всех этих случаях, а их гораздо больше, вина лежит и на власти, не желающей подписать вышеупомянутую международную Конвенцию и законодательно отрегулировать деятельность в деликатной медицинской сфере. Моральная ответственность лежит и на депутатах, "похоронивших проект закона "О правовых основах биомедицинской этики и гарантиях ее обеспечения". Но правовую ответственность пока несут медики.

На заседание "круглого стола", организованное Комитетом Госдумы по охране здоровья 21 октября нынешнего года, были представлены проекты законов, которые должны были привести в соответствие законы "О трансплантации органов и (или) тканей человека"(1992 г.) и "О погребении и похоронном деле" и (1996 г.). Суть их все та же, что более 10 лет назад, - население не готово к дарению органов после смерти.