Новости

24.12.2004 04:00
Рубрика: В мире

Понять Украину

Сформировалась ли уже украинская нация?
Уже больше месяца мы не отрываемся от телеэкранов, переживая за Украину. Неужели страна на грани раскола? Вернулась уже "каштановая революция" в свои берега или только уползла на время, до третьего тура выборов? Кстати, на западе Украины, где сильна греко-католическая церковь, последний этап избирательной кампании придется на Рождество. "Оранжевые" агитаторы уже пошли по хатам с колядками: "Сидять панове за столове, не пьють, не едять, ай суды судять..."

В своей знаменитой публикации "Как нам обустроить Россию", появившейся за год до распада СССР, Александр Солженицын ("сам я - едва не наполовину украинец") с самой острой болью думал именно об Украине и России: ведь по 20 миллионов родственников с той и другой стороны! Год назад мы прочли книгу "Украина - не Россия" президента Леонида Кучмы, заканчивающего свой 10-летний мандат, - о чем он беспокоился больше всего? О "незавершенной самоидентификации украинцев". Вспоминается еще одна старая дискуссия, вспыхнувшая в связи с 50-летием со дня смерти Тараса Шевченко, когда его "Заповiт" ("Як умру, то поховайте... Поховайте та вставайте, Кайдани порвЄте ї вражою злою кров"ю Волю окропЄте") вслед за Украиной стала распевать уже и Россия. Вот как на это событие откликнулся ведущий публицист журнала "Новое время" Михаил Меньшиков:

"Спрашивается, какие же такие "вороги" были у Украины при Шевченко пятьдесят лет назад? Не поляки же и не татары. Не заглядывая в другие политические выпады батьки Тараса, ясно, что единственные вороги, которые стояли тогда в его воображении, были "москали", которые будто бы держат Украину в плену, а украинцев - в кайданах, то есть в кандалах. Но правда ли это? Было ли это правдой тогда или вообще когда-нибудь в истории?.. Воссоединение Малой России с Великороссией в XVII веке было, может быть, несколько вынужденное, но вынужденное не "москалями", а поляками, жидами, турками, татарами... Так где же ваша неволя, где кайданы, где воспаленная необходимость пролить целый Днепр великорусской крови?" ("Письма к русской нации", 1914 год).

Точку в этой забытой дискуссии поставила выездная тройка ВЧК: в 1918 году "черносотенец" М. О. Меньшиков был расстрелян на берегу Валдайского озера, рядом со своей дачей. Реабилитирован через семьдесят пять лет. Теперь поклонники его таланта вместе с Валдайским городским музеем ведут патриотический цикл "Меньшиковские чтения" (russdom.ru/mom/indexmi.html), хлопочут об издании его книг.

Сколько таких колючек осталось в памяти наших народов о совместном житье в коммунальных российских империях! Но мы все-таки об украинцах: как теперь складываются их отношения?

Новые "федералисты"

Еще в первое президентство Леонида Кучмы тридцать украинских историков написали фундаментальный труд "Украинская государственность в ХХ веке". Начинается книга так:

"К счастью или к сожалению, в ХХ веке в Украине самой влиятельной идеологией был социализм. От первых попыток создания политических партий в надднепрянской Украине в самом начале века, через освободительную борьбу 1917-1922 гг. и вплоть до краха СССР украинское политическое движение, все украинские (и псевдоукраинские) правительства были социалистическими".

Автор этих строк - Джеймс Э. Мейс, ведущий научный сотрудник Института национальных отношений и политологии НАН Украины. Он подмечает также, что украинцы всегда были "мечтателями-федералистами". Еще "отец нации" Михаил Грушевский, знаменитый историк, первый президент Украинской Народной Республики, которого избрала никем не избранная Центральная рада, еще он в свое время предлагал нарезать округа с населением примерно по миллиону человек, способные организовать "дело санитарное, и дорожное, и сельскохозяйственное, и земельное, и промышленное, и культурное". Да не от него ли Хрущев и заразился идеей совнархозов?

Но раньше всех эта идея приглянулась Донецко-Криворожской Советской Республике, призрак которой и возглавил нынешний парад украинских суверенитетов. В феврале 1918 года эта "республика" предложила всю будущую Российскую Федерацию сформировать из подобных себе экономически однородных областей, а не из национальных советских республик, как уже было решено III Всероссийским съездом Советов. Но Москва не признала ДКСР ни отдельной республикой, ни частью Российской Федерации. Любопытно: когда сравниваешь те события с нынешними, можно подумать, что на сцене те же самые движущие силы и даже те же самые лидеры, только с другими именами. Какие, например, резоны для обособления звучали тогда? Да те же, что и сегодня: близость к России, смешанный состав населения, украинизация и дерусификация, отказ перечислять деньги в госбюджет и "кормить" регионы Украины, которые "сидят на дотациях". Только в этот раз планка повыше: Всеукраинский съезд депутатов, недавно собравшийся в Северодонецке в поддержку Виктора Януковича, пригрозил образованием "Юго-Восточной федеративной республики со столицей в Харькове". Тут же харьковский губернатор Евгений Кушнарев взлетел на трибуну: "Я хочу напомнить горячим головам под оранжевыми знаменами: от Харькова до Киева - 480 километров, а до границы с Россией - 40 (аплодисменты). Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой с нашистской силой темною, с оранжевой чумой! (шквал аплодисментов)". Есть и другие проекты отделения, например, Новороссийский край со статусом свободной самоуправляемой территории. Примечательная особенность "восточного сепаратизма": за редкими исключениями, чиновничество тут едино.

Напротив, на западе Украины сепаратизм почти везде принял форму противостояния с главами президентских администраций - губернаторами. Львовская областная рада, признав Ющенко законно избранным президентом, немедленно восстановила облисполком, оставив облгосадминистрацию не у дел. Когда Верховная рада все же настояла на роспуске исполкомов как незаконных форм власти, во Львове, а следом и в Черновцах прямо на площадях были избраны "комитеты национального спасения". Видные областные чиновники, почти не прячась, ходят теперь в эти комитеты с докладами.

В экстремальной ситуации украинская государственность дала трещину. Теперь любого президента ждет одна и та же задача - остановить процесс расползания "двух Украин". Но почему стал возможен такой раскол?

Шрам воссоединения

В 1921 году Польша признала Советскую Украину, а РСФСР и УССР - польские права на многострадальную Галичину. Через два года это решение подтвердил и Совет послов стран Антанты. Для исторических лидеров украинского дела это был страшный удар: надежда создать в Галичине независимую Украину рухнула. Пришлось обратить взоры на другую Украину, "подсоветскую", как они ее называли. Тогда-то бывший президент УНР Михаил Грушевский, бывший председатель Директории Владимир Винниченко, "романтик украинской идеи" Микола Михновский и другие видные члены ТУП (Товарищества украинских постепенцев) предложили cоветской власти: они готовы вернуться домой и помочь ей в борьбе с панской Польшей, если взамен будет проведена полномасштабная украинизация УССР.

Предложение было принято. И в том же 1923 году ЦК ВКП (б) принял постановление об обязательной украинизации республики. Кампания взяла высокий темп в 1925 году, когда первым секретарем ЦК КП(б)У был назначен Л. М. Каганович. Лазарь Моисеевич сам в ударном темпе выучил украинский язык и потребовал от всего аппарата последовать его примеру. Русский язык изгонялся отовсюду. В массовом порядке закрывались школы русского профиля, взамен открывались украинские. Из Галичины прибыли 50 тысяч учителей украинского языка. По учреждениям ходили "языковые контроллеры". Писателей вызывали на ковер и чистили за "русизмы" в их произведениях. А лингвисты спешно чистили Шевченко: он писал "царь", "кобзарь" - стало "цар", "кобзар", он писал "осень", "камень" - стало "осiнь", "камiнь", он писал "Киев" - стало "Киiв", хотя буквы "i", с двумя точками, Тарас Григорьевич просто не знал. А академики чистили словари, это, кстати, продолжается до сих пор. Недавно я встал в тупик: что такое "пiдтягульниця"? Оказалось, "гипотенуза". А "матолок"? Оказалось, "идиот". Еще недавно такие же слова были и в украинском языке.

В восточных областях Украины, где говорят на "суржике", кстати, языке живом и выразительном, насильственную украинизацию всегда воспринимали с обидой, противились ей. Даже Лазарь Моисеевич в свое время махнул рукой.

А в Галичине, опять оказавшейся под панской Польшей, появились новые силы. В 1929 году мыслитель Дмитро Донцов из поклонников своей книги "Национализм" сформировал Организацию украинских националистов, которая впоследствии приросла Украинской повстанческой армией Степана Бандеры. Вот в самом сжатом виде донцовские идеи, на которых и вскипела бандеровщина. Украинский националист должен отказаться от рационального восприятия жизни и укреплять в себе "волю к жизни, к власти, к экспансии". Быть романтиком - "питаться легендой "последнего боя". Быть догматиком - "беспрекословно подчиняться приказам". Быть фанатиком - "считать свою правду единственной, общей, обязательной для других". Быть, если надо, аморальным фанатиком: "Ширить междоусобицы и взаимное недоверие! В родной дом вносить раздор! Без этого - нет никакого объединения, никакой соборности!"

История в глазах этих людей выглядела жестоким и несправедливым парадоксом. Они вымучили идею независимой Украины. Вымучили украинский язык. И все это у них перехватили большевики своим "украинским псевдогосударством". Да еще подписали мир с поляками, оставивший им дырку от бублика.

Попытки реабилитировать бандеровщину как героическое национальное дело, о чем все больше известий приходит из западных регионов Украины, теперь раскалывают уже не Россию и Украину, а само украинское общество. Опасность не в том, что вернется бандеровщина, - она не вернется. Опасно возвращение идей, на которых она вымахала.

Cиние апельсины

Перелистаем учебник истории, по которому сегодня учатся пятиклассники Украины. И давайте не прерывать нить - что же в нем сказано об ОУН и УПА? Оказывается, к 1943 году бандеровская армия "освободила от немцев большинство городов Украины". Протираю глаза, хватаюсь за первоисточники: в 1943 году все руководство УПА проходило переподготовку в немецких лагерях. По чьим же приказам воевала армия, какие города освободила... от немцев?

Русские фигурируют в учебнике только как "москали". Это, оказывается, разные финно-угорские племена с севера, куда, правда, "наплывали и люди из украинских племен". Учебник внушает, что, перебравшись из Киева в Суздаль, Андрей Боголюбский нашел там не только новую столицу, но и новый народ. Вот с ним-то в 1169 году он и разорил Киев так, что "позднейший татарский погром не много добавил к тем домашним погромам". Грушевский ограничился этой короткой констатацией. А новые украинские историки догадались, что этот поход на Киев и привел к окончательному разводу Украины и России. Хотя какой развод, раз не было брачного союза?

"Москалей" меняют "коммуно-москали": их главной заботой было "уничтожить Украину", "уничтожить украинский язык" (?!). Шеф НКВД Берия собирался выселить всех украинцев в Сибирь. Москва передала Крым в состав УССР с целью "переложить на плечи Украины моральную ответственность за выселение татарского населения".

Признаться, учебник для пятого класса я закрыл даже с чувством облегчения: все это старые счеты, минувшие дела. Перемелется! И не такое отчуждение друг к другу преодолевали другие народы, те же французы и немцы. Теперь-то альтернативы нет: отношения России и Украины могут строиться только на основе национальных интересов. Не говорю уже о национальных характерах: "царь в голове" - это все-таки русское отличие, украинское - скорей уж атаманщина в крови. Не сомневаюсь, что парламентская республика Украине ближе, чем президентская. Если бы еще Леонид Кучма провел политическую реформу не в конце, а в начале или в середине своего президентства...

Но учебник для старших классов, где история доведена уже до нашего времени, так легко в сторону не отложишь. В нем черным по белому: русские на украинской земле - чужаки, "имперская русская власть" намеренно заселила ими юг и восток Украины с целью последующего отторжения этих территорий в пользу метрополии. Иными словами, "внутренние москали", "пятая колонна России". Не потому ли в Крыму теперь говорят: "Наши апельсины синие"? Только Фонд Сороса, как отчитался несколько лет назад председатель его украинского отделения Богдан Гаврилишин в интервью киевской газете "Зеркало недели", выпустил уже 90 наименований учебников и пособоий по истории Украины "антиколониальной направленности". В истории наших стран были, оказывается, уже четыре "русско-украинских войны". Мазепа теперь национальный герой Украины, старавшийся исправить роковую ошибку Богдана Хмельницкого, который довел до Переяславской рады...

Если мы хоть немного уже представляем себе историческую подоплеку "оранжевой" волны, то "синюю" представим так, как она видится с украинского запада. "Народ в Донецке в основном переселенцы, бедняки с Курской и других областей России. Это в основном народ темный, забитый, безграмотный, но очень процветают среди них алкоголизм, бандитизм, хулиганство, воровство" ("За вильну Украину", Львов). "...Уничтожить гниль московского и других влияний в украинских городах, переполненных паразитами, тем грязным люмпенизированным полукриминальным московским кагалом, расселенным вокруг никому не нужных заводов и предприятий... Всякое сопротивление со стороны этой биомассы должно вызывать немедленные карательные устрашающие акции" ("Слово", орган "Товарищества украинского языка" - кстати, организации бюджетной).

Наконец, о тех, кто уже готов к бою. Украинская Национальная Ассамблея (УНА) десять лет тому назад, при рождении, представилась как продолжательница дела Степана Бандеры. Вместе со своей боевой организацией УНСО (Украинская Народная Самооборона) она провела в Киеве командно-штабные учения для отработки действий на случай "отделения Крыма, создания Донецко-Криворожской республики или агрессии России против Украины". Из того же заявления следовало, что она готова еще до начала конфликта на территории России сосредоточить "50-100 опорных пунктов террора". Последовал щелчок: минюст Украины лишил УНА-УНСО легального статуса, но через два года перерегистрировал. Теперь она призывает галичанскую молодежь равняться на Че Гевару (а не на Степана Бандеру), а себя называет уже не "националистическим движением", а "Евразийским сообществом". На деле "евразийство" свелось к тому, что она по всему свету братается с исламскими террористическими организациями и шлет своих бойцов в Чечню, а конкретно в Галичине носится с идеей объединить православных и католиков "в одну патриархию". Лидер УНА-УНСО Дмитро Корчинский был зарегистрирован на нынешних выборах кандидатом в президенты Украины. Опять щелчок: первого тура не преодолел.

Но и так уже далеко зашло.

Пообещать и забыть!

За одно русское слово, как пригрозил однажды этот молодой политик, будем рубить палец, за два - руку, за три - голову. Не стоит преувеличивать серьезность подобных угроз, экстремистам в нынешней Украине власть, конечно, "не светит". Но уже само восприятие части общества как люмпенизированной биомассы и назойливые, публичные обвинения ее в "москальстве" слишком очевидно согласуются с донцовской формулой фанатизма - "считать свою правду единственной, общей, обязательной для других". Даже если это вызывает "раздор в доме".

Тут позволю себе процитировать высокого автора, много думавшего на эту тему. "Украинская нация (нация-государство) формируется сегодня не как этническая, а как политическая и гражданская. Что значит "формируется"? Это значит, что в ней идет процесс консолидации, необходимым этапом которой является социокультурная консолидация. Но нет ли здесь нестыковки? Не сломается ли вся затея на языковом вопросе? При неукоснительном соблюдении прав и свобод всех групп общества и при разумной культурной политике этого не должно произойти".

Но это и произошло - всего через год после выхода такой оптимистической книги Леонида Кучмы. В раскаленные дни украинского кризиса мое внимание привлекло заявление президента Института национальной стратегии Станислава Белковского: "Разделение идет не по линии отношения к России. Это отношение к культуре и языку. Говорить, что кто-то на Украине тянется к России как к манне небесной, неправильно".

В принципе это ясно уже четырнадцать лет, с того последнего советского референдума, на котором Украина выбрала путь независимого развития. Уже тогда сопоставление общей численности проголосовавших и численности русской общины не оставило никаких сомнений в том, что она тоже с подавляющим перевесом сделала выбор за Украину без СССР, за Украину - "не Россию". То есть уже на том этапе фактически все граждане республики без различия этнических групп проявили себя как нация с очень высоким потенциалом политического консенсуса, готовая строить свое новое общее государство. Но потенциал - это на будущее, а оно без фундамента, без консенсуса этнических сообществ не строится.

Знаменитый призыв "За единую неделимую Россию", начертанный на памятнике Богдану Хмельницкому в Киеве, принадлежит украинцу М. Юзефовичу. Его и раньше-то поносили как "москвофила", теперь уже - просто "коллаборационист". Но что теперь сердиться на старые камни! Новое время потребовало нового призыва: "За единую неделимую Украину". Когда и на каком камне его высечь, решит грядущая история. А пока время собирать камни.

С этого начинали и Леонид Кравчук, и Леонид Кучма: в своих предвыборных программах обещали сделать все, чтобы удостоить русский язык статуса если не второго государственного, то официального языка. Однако по вступлении в должность точка зрения менялась. Кравчук заявил, что в Украине русских вообще нет, а "11 миллионов русскоязычных проблемы не составляют". В ходе нынешней президентской кампании Леонид Кучма - он находился в Черкасской области - поставил под сомнение некоторые положения предвыборной программы В. Януковича, в том числе и вечный камень преткновения - статус русского языка. Теперь Леониду Даниловичу даже не надо аргументировать свою позицию: "Я как президент Украины хочу заявить только одно: Конституция для меня - это как "Отче наш". И все. Комментарии в этом плане излишни". На что Виктор Федорович - он находился в Винницкой области - ответил, что в случае своей победы вопрос о статусе русского языка, двойном гражданстве и отношениях Украины с НАТО, "куда не надо вступать", вынесет на всенародный референдум. Случится это или нет, разобраться в природе русского языка - родной он для Украины или чужой? - давно пора. Без этого не снять статистической путаницы и не выстроить ясной национальной политики, уважительной ко всем группам населения.

Лишь один язык до Киева доведет?

Сколько же в Украине русских? "8 миллионов 334 тысячи 100 человек", - с математической точностью отвечает в своей книге президент Кучма, сразу уточняя и соотношение украинцев и русских: 77,8 и 17,3 процента. Оставшиеся 5 процентов - это малые этносы, перечислю только "стотысячников": евреи, белорусы, молдаване, крымские татары, болгары, поляки, венгры, румыны. Такова была картина на конец 2001 года.

К тому времени президентскую команду в знак несогласия с ее позицией уже покинул Владимир Малинкович, директор украинского отделения Международного института гуманитарно-политических исследований. Именно он был разработчиком предвыборных обещаний президента о статусе русского языка и представленного в Верховную раду законопроекта. Вот его точка зрения, высказанная по радио "Свобода": "Мы - страна реального двуязычия. Сегодня люди, воспитанные на русской культуре, люди, которым дорог русский язык, составляют не меньше 50 процентов населения Украины. Русскому языку необходимо предоставить какой-то статус, который может быть чуть ниже, чем статус государственного украинского языка, тогда не будет произвола со стороны чиновников во Львове, в Крыму или в Луганске".

Так вот в чем дело: в президентской статистике полностью опущены так называемые "русскоязычные украинцы"! Разумеется, это не этническая, а языковая группа. Но это те же граждане Украины. Те же этнические украинцы, для которых русский язык родной. Вот почему кандидаты в президенты всегда поддаются соблазну получить голоса этой половины страны, а получив, тут же забывают о своих обещаниях.

Но считал ли кто-нибудь, сколько русских и русскоязычных в Украине действительно пришлые, приезжие, а сколько там векуют уже не в первом колене и даже испокон веков? Возможно, такие исследования и проводились бы, если бы историческое двуязычие Украины было официально признано. Но его выбросили сначала из науки, а потом тихо, не афишируя, устранили из политики. Начал еще Грушевский в бытность свою профессором Львовского университета: Древняя Русь в его исторических трудах превратилась сначала в "Украину-Русь", потом "Русь" была отброшена, осталась только "Украина". Потом "русские" и "белорусы" окончательно растворились в "тысячелетней истории украинского народа". Уж как эта точка зрения уживалась с исторической наукой советского времени, когда Грушевский стал академиком АН СССР, не берусь судить, но ясно, что, "перезимовав", она расцвела по украинской весне. Объявив Древнюю Русь праукраинским государством, лишили места рождения не только русских и белорусов, но уже и добрую половину украинцев.

Не оттого ли украинская политическая мысль ныне течет как бы двумя раздельными потоками? В один - коллективный труд украинских историков - мы окунулись в начале этой статьи. А рядом - целый поток литературы, откровенно попирающей историческую истину. Прочитаем хотя бы такое толкование из "Словаря древнеукраинской мифологии" "этнографа и писателя" Сергея Плачинды: "АРИИ (ории) - древнейшее название украинцев. Первые пахари мира. Приручили коня, изобрели колесо и плуг. Первыми в мире окультировали рожь, пшеницу, просо. Свои знания о земледелии и народных ремеслах принесли в Китай, Индию, Месопотамию, Палестину, Египет, Северную Италию, на Балканы, в Западную Европу, Скадинавию. Племена ориев стали основой всех индоевропейских культур".

Если бы это печаталось в каком-нибудь специальном издании, где отводят душу непризнанные гении, не стоило бы и замечать. Но это печатают центральные газеты, целыми ворохами выпускают издательства. Последние открытия - Христос родился не в Галилее, а в Галичине, украинский язык - "это допотопный язык Ноя" и даже "живая основа санскрита". И никто ни разу - ни корифеи исторической науки, ни политическая власть Украины это нелепое мифотворчество не пробовали даже притормозить. Но если национальное самосознание народа питается мифами, стоит ли удивляться тому, что происходит на улицах?

В мире экс-СССР Украина Интеграция на постсоветском пространстве Празднование Крещения Руси
Добавьте RG.RU 
в избранные источники