Новости

13.01.2005 02:00
Рубрика: Культура

"Ногу" сводит от рекламы

Максим Покровский начал новый год со скандала

На самом диске обнаруживалась не то чтобы песня - звуковая композиция, в которой сообщалось, что эфирное время бесплатно досталось группе "Ногу свело", хотя за время звучания можно было бы отрекламировать не один бренд. В прошлом году коллектив отпраздновал пятнадцатилетний юбилей, окончательно закрепив и за собой статус самой успешной торговой марки русского рока. Сразу после Нового года корреспондент "РГ" расспросил участника "Последнего героя" Максима Покровского, что именно ему не нравится в окружающей городской среде, и записал его пожелания нашим читателям.

- Вы выпустили сингл "Рекламное место сдается". Что это - критика действительности или приглашение партнеров к сотрудничеству?

- Мы готовили концерты в честь нашего юбилея. Суета: биллборды, афиши, информационная поддержка - все это проело нам плешь в голове. Это был, так сказать, импульс. А реальная почва совершенно очевидна - реклама охотится за нами. Она везде - в телевизоре, по радио, на улицах Москвы. Можно, конечно, сказать, что подобная маркетинговая атака - неминуемый спутник капитализма. Но ведь в Париже, например, ничего такого нет! Нет этого бешенства телерадиороликов и биллбордов! А мы начинаем медленно привыкать, перестаем замечать это. Так что мы лишь зафиксировали то, что мы говорим слоганами, формулировками, которые придумал неизвестно кто и неизвестно для кого. А это уже прямой путь к оглупению. Хочется просто в какой-то момент не превратиться в дауна самому и не дать сделать дебилов из окружающих.

- Но ведь "Ногу свело" тоже довольно часто можно видеть "в телевизоре" - вас видели даже в рекламном ролике...

- Знаете, мы очень тщательно выбираем, где "появляться": никогда не рекламировали стиральный порошок или чипсы. К тому ж нам кажется, что своим присутствием мы не идем на поклон миру рекламы, а, наоборот, разбавляем этот рекламный концентрат нашими мордами. Самонадеянно, конечно, но мне кажется, что мы делаем лучше любое шоу с нашим участием. Было бы странно, если бы мы добровольно удалились из фокуса общественного внимания. Хочу важную вещь сказать - мы своим синглом не воюем с рекламными компаниями, мы лишь выражаем свои эмоции. Скандальная обложка диска таит под собой любопытную идею, здравую альтернативу всепоглощающему рекламному ролику - звуковой конструктор, позволяющий слушателю записать собственную песню. Меньше всего хочется показаться упырями-нон-конформистами, обиженными на целый свет: это не так!

- А статус публичного человека не создает проблем? Стекла машины тонировать не приходится?

- Нет, не настолько все плохо: шахтеру мешает пыль в легких, артисту мешает популярность - то, что нельзя изменить, надо принять. В метро даже приятнее - в машине ты на перекрестках и в пробках как в аквариуме, из которого не убежишь, а в метро есть шанс, что не узнают. На нормальных людей у меня аллергии нет, у меня аллергия на рекламных дебилов, которым вечно от тебя что-то надо: приди, купи, лизни. Это все равно тебя достанет, бесполезно убегать и тонироваться.

- Как отпраздновали Новый год? Вы, помнится, говорили, что в новогоднюю ночь артист должен быть на сцене.

- Я имел в виду, что, как правило, так получается. Слава богу, в этом году, наконец, удалось отпраздновать дома. Раньше избегать этого не выходило: шел на праздник, как на работу.

- А в этом году получилось почувствовать праздник?

- Только дома. Это был как раз тот случай, когда поневоле отгородишься. Никакого праздника в городе не было - была какая-то беспримерная шоппинговая истерика, полуторанедельная автопробка, высунутые языки и нездоровый блеск. Куда подевалось благословенное предпраздничное затишье, эта изумительная предновогодняя атмосфера? Но самый кошмар - это новогодняя атрибутика: снежинки и елочки, которые почему-то появились еще в ноябре, и - самое ужасное - пластиковые елки-мутанты. Я советую тем, кто поставил по Москве этих пластиковых красавиц, поехать к метро "Белорусская", встать около тамошней наряженной конструкции и сказать себе: "Это! Новогодняя! Елка!". И попробовать поверить самому себе. Точно то же самое - у Павелецкого. Зачем это все было сделано? Ничего этого нет. Кто вырастет из ребенка, который будет видеть из окна вот это все? Робот, поедающий пластмассовое отрекламированное печенье? Что с нами стало и что будет дальше?

- Вас послушать, так просто ужас какой-то.

- Причем не надо думать, что кто-то злобный сидит и придумывает для нас козни: уродливые елки и рождественский раж. Нет, это все делаем мы сами. Мы, рабы маркетинга, слишком ленивые, чтобы думать, и готовые согласиться с любой отрекламированной дурью.

- Ваши собственные итоги года столь же пессимистичны?

- Нет, ну что вы! И для группы, и для моей семьи это был просто отличный год; просто в гору идем. Финал "Последнего героя", пятнадцать лет "Ногу свело", личная жизнь - грех жаловаться. Так что, чтобы там ни было за окном - с Новым годом всех!

Культура Музыка