Новости

13.01.2005 06:59
Рубрика: Общество

Родился - выпил - умер

Почему биография россиянина умещается в три слова? На этот и другие вопросы отвечает Главный государственный санитарный врач России Геннадий Онищенко

Грозит ли нам "испанка"?

- Всемирная организация здрвоохранения, - сказал Геннадий Григорьевич, - прогнозирует появление в ближайшие годы нового антигенного варианта вируса гриппа. Это может привести к развитию пандемии с 4-5-кратным ростом заболеваемости и 5-10-кратным ростом смертности. Необходимо создать комитеты, координирующие действия по отражению смертельно опасного вируса, зарезервировать дополнительный коечный фонд для госпитализации.

- 15 октября мы завели папочку. В нее складывались заметки о прессконференциях, участники которых убеждали: в этом сезоне России грозит невероятно холодная зима, грядет самая катастрофическая эпидемия гриппа. Немедленно надо делать прививки, иначе не выжить. Это косвенная реклама вакцины или это реалии?

- Реально, повторюсь, то, что в ближайшие годы человечество, скорее всего, столкнется с новым пандемическим штаммом вируса гриппа. Дело в том, что уже более 30 лет на всей планете циркулирует примерно один и тот же штамм вируса гриппа. Он лишь чуть-чуть меняет свой генофонд, и снова в бой. Это особенность именно гриппа. Вот корь - она не меняется. Сибирская язва тоже не меняется. А вирус гриппа выживает именно за счет свой изменчивости. У человека иммунитет едва успел выработаться к одному типу, а тут уже другой штамм, и он пробивает иммунную систему защиты организма. Однако мы способны противостоять эпидемии, потому что год или два назад переболели гриппом, возникла некая мощная прослойка, которая не реагирует на этот вирус. И все же ожидания так называемой новой "испанки" существуют. Та, 1919 года "испанка" унесла 20 миллионов жизней. Это была первая пандемия в условиях индустриализации, когда появились быстрые средства передвижения. Раньше, пока на волах да лошадях куда-то доберешься, или умрешь по дороге, или переболеешь. А теперь... За несколько часов из Таиланда человек прилетел, привез в себе неизвестно что и заболел.

Планета стала очень маленькая, а вирусы путешествуют без виз. Потому ожидание пандемии обоснованы. Тем более что есть предвестники - появился птичий грипп, который уже дает серьезные осложнения среди популяции, прежде всего, бройлерной птицы - птицы, выращенной в неестественных условиях. Были случаи, когда заболевали даже люди. И это очень плохой прогностический симптом. Случалось, инфекция переходила на свиней. А свинья очень близка человеку по своей физиологии. О ее близости к нам по духу, по характеру говорить не стану - это за рамками нашей встречи. Так вот свиньи болеют. Но пока еще нет передачи от человека к человеку. А вот если такая передача начнется... Пока процесс идет сам по себе. Но им уже спекулируют, запугивают, предлагают "новейшие и самые эффективные" препараты. Используют и будут использовать ситуацию. А ее надо отслеживать и нормально реагировать. Фармацевтический бизнес очень выгодный. Я приведу пример того же ВИЧ. Годовой курс лечения одного российского ВИЧ-инфицированного до недавнего времени стоил 12 тысяч долларов. Сейчас стоит 8 тысяч. А в Белоруссии такой курс стоит не больше тысячи долларов. Та же фирма, те же лекарства - не какие-то там подделки. Почему? Да потому что накрутки, так называемая, либерализация. Оголтелая, циничная нажива на человеческой трагедии.

- А сейчас в России рост гриппа есть?

- Есть. В Москве, например, он прирастает каждую неделю на 15 процентов. В некоторых территориях превышен эпидпорог.

- В этой ситуации стоит делать прививки тем, кто не сделал их раньше?

- Стоит, но если вокруг нет больных.

Колбаса просроченная

- Новый год ваша служба начинает в новой организационной структуре?

- Начинаем работу в трех сферах: санэпиднадзор, защита прав потребителей и госторгинспекция. Вот такой триединый орган, реальное реформирование службы.

- Новая структура становится более управляемой?

- Нет. Она становится более жесткой. Тут никаких сомнений.

- Это касается и прав потребителей?

- Тяжелый вопрос. Для многих наших с вами сограждан само словосочетание "права потребителей" может прозвучать как издевка. В Послании президента страны Федеральному Собранию говорилось о 30 миллионах россиян, которые живут впроголодь, ниже черты бедности. О какой защите их потребительских прав может быть речь? Их хотя бы уберечь от некачественных продуктов питания, чем традиционно занимается наша служба. Этим людям не до изысков, не до того, что на этикетке искажена информация о продукции. Недавно ваши коллеги из телевизионного "Времечка" прислали мне запрос. "Геннадий Григорьевич! Мы знаем в Москве места, где продается пища с просроченным сроком". Там не скрывают, что срок истек. Они не то что подсовывают нечто покупателю, а специально собирают такие продукты и продают по более низким ценам. Можно сколь угодно долго и справедливо негодовать по этому поводу. Но... Я достаточно рано иду на работу, кроме меня на улице в это время ни души, даже дворники еще спят. И каждый раз вижу, как в помойке копается не спившийся деклассированный элемент, а бедно одетая, но чистенькая женщина. Бывшая учительница или служащая какая-то. Конечно, конечно, она пойдет в тот самый магазин и купит ту самую колбасу с просроченным сроком. Она прекрасно знает о том, что это за колбаса, но на другую у нее нет денег. И она мечтает, что чуть-чуть поджарит ее на дешевом маргарине, убьет микробы, которые на той колбасе уже расплодились, и съест этот продукт питания.

Как на таком фоне рассуждать о защите прав потребителей? Тем не менее это необходимо, это закон весьма и весьма прогрессивный. Хватит нам быть людьми, за которых думают, за которых решают все - вплоть до того, какого цвета носить мне штиблеты. Уже есть у нас прослойка людей, которым надо все это объяснить, чтобы они знали свои права.

Мне часто задают вопрос: как это вы допускаете, что вдоль автомобильных трасс продают продукты питания? Я говорю: мы наведем порядок, каленым железом выжжем эту торговлю. Но вы-то сами зачем покупаете? Вас что, кто-то за руку ведет туда? Идите в магазин, на цивилизованный рынок и покупайте там. Тогда придорожная торговля исчезнет сама собой: если там продавец ничего не продал, он пропал.

Правовой ликбез совершенно необходим. Граждане должны знать: на что имеют право, какие есть возможности призвать к порядку за хамство, за обман, за то, что всучили какую-то не ту продукцию. Это относится не только к питанию, текстилю, обуви, но и к интеллектуальной продукции. Все это важно, если мы всерьез заботимся о создании гражданского общества. Оно должно не за счет зарубежных денег жить - это опасно для государства. Гражд анское общество должно жить за счет бюджета страны. Вот инвалиды Канады. У них есть ассоциация инвалидов Канады. И инвалид, более или менее пострадавший, получает от государства деньги и за это ходит к другому инвалиду, приносит ему еду, убирает у него в квартире, в общем опекает более тяжелого. Это гражданское общество, оно помогает конкретной специфической группе населения. У нас же сегодня гражданское общество финансируется за счет Запада, за счет каких-то международных проектов, проектов Всемирного банка, у которого берем взаймы. У нас 50 миллиардов рублей лежит где-то - копим на черный день. И в это время занимаем под невыгодные проценты. Более того. Ну ладно, занял я деньги, мое дело, как я ими распоряжусь. Ваше дело, чтобы я их отдал. Откуда я их отдам - мои проблемы. Так нет такого! Нам диктуют: вы деньги взяли, и мы вам скажем, куда вам их деть.

"Мамка" в гражданском обществе

Есть у нас координационный совет по СПИДу. В нем заседают ВИЧ-инфицированные, наркоманы в стадии ремиссии, лица, занимающиеся коммерческим сексом. Есть среди них молодая женщина, приехавшая в Москву издалека. Познакомилась с парнем. Поженились. Родила она ему ребенка. Разошлись. Куда ей бедной податься - ни кола, ни двора, ни специальности. Пошла на панель. Преуспела. Дослужилась до статуса "мамки". Это не бандарша, которая не продает себя, а только командует. "Мамка" - это как бы старшая: она и сама торгует собой, но под ее началом полк девчонок, которых она раздает по интересам. Удалось ей вырваться из сексуального рабства. Она у нас сейчас в одной программе работает. Это не благотворительность, ей на свой хлеб зарабатывать нужно, воспитывать мальчонку. Чем занимается? Представьте, ведет разъяснительную работу в той среде, из которой вышла. Эти девчонки, что очень важно, воспринимают ее как свою. Знают, что она от них недавно ушла. Она им объясняет, как не заразиться, как обращаться с этим животным, которое ее купило или взяло на время. Объясняет и ему, чтобы и он не заразился. Это же мразь, у которого головы нет, а только один животный инстинкт, но и с ним нужно уметь находить общий язык, чтобы выжить. И она находит. Если хотите, она занимается психологическим тренингом.

Зачем все это нужно? Да потому что нельзя отмахнуться от этой среды. Она данность. И если мы всерьез озабочены созданием гражданского общества, то мы должны взять эту среду под свое крыло и через своих людей проводить свою линию. Так называемая аутричработа. Это английский термин, который не переводится, а смысл: снижение вреда в разных средах.

- Поэтому вы практикуете раздачу шприцев среди наркоманов?

- Поэтому. Чтобы не одним шприцем кололись. Мы им говорим: знаем, что вы колитесь, понимаем, что не можете не колоться. Но возьмите шприц. Пусть у каждого будет свой. А то ведь как происходит. Наберут дозу на пятерых в один шприц и прокололись. У кого-то ВИЧ, у кого-то гепатит, и понеслось. И... новые тяжелейшие больные.

СПИД - это миф?

- Иногда возникают разговоры о том, что СПИД - это чуть ли не миф, что нет такого недуга. Появляется специальный интернет-сайт, который утверждает, что масштабы ВИЧ и СПИДа сильно преувеличены, что якобы это необходимо Всемирной организации здравоохранения, для увеличения финансирования спидовских программ.

- Триста тысяч ВИЧ-инфицированных в нашей стране официально зарегистрированы. Их, конечно, больше, потому что есть люди, которых мы не обследуем, которые живут на территории нашей страны, не являясь ее гражданами. У нас выделены вирусы, которые вызывают инфекцию. Они описаны, они хранятся в специальной коллекции. Это факты, которые фактами и остаются. А байки пусть рассказывают. Они не новость, они возникли почти одновременно с самим СПИДом. Мне это даже нравится: любое привлечение внимания к проблеме - это хорошо. Всемирная организация здравоохранения к этому никакого отношения не имеет - она за СПИД не отвечает. Можно сказать, что байки - детище фармацевтических компаний. Но и не они тут главные фигуранты. Тут иные авторы: международные наркосиндикаты, которые знают, что существует прямая связь между ВИЧ и наркоманией.

Не о мифах хотелось бы говорить сегодня. А о том, что мы все чаще становимся свидетелями спекуляций на человеческих бедах. И СПИДу тут отводится особая роль. 17 лет проводится Всемирный день борьбы со СПИДом. Почти все эти годы я в той или иной мере участвую в этом мероприятии. Так вот, 17-й год был особенным. Проводились специфические акции инфицированных в Калининграде, Питере, в Москве на Горбатом мосту. Я-то эту среду знаю, знаю этих людей. Они страшно боятся, что кто-то, не дай бог, узнает, что он ВИЧ-инфицированный. А тут он такой стоит на Горбатом мосту и кричит: "Я - ВИЧ-инфицированный. Смотрите на меня. Я буду бороться с этим государством, потому что оно не выполняет принятые законы".

Раньше мы их уговаривали, объясняли, что и как, ходили вокруг них, как няньки: ах, несчастные, ах, больные! Как ваши детки? А тут их собрали в Москве, и три дня шел тренинг. Чему, вы думаете, их учили? Риторике, поведению в толпе. ВИЧ-инфицированному это надо? Ему нужно объяснить, как жить, ему надо дать деньги хотя бы на полугодовой курс лекарств. Предоставить возможность работать, хотя бы в такой неформальной ВИЧ-инфицированной среде, потому что ВИЧ-инфицированные - изгои в нашей стране. А вместо этого их учат выступать с трибуны, поливать грязью государство. Они против всего - нечто подобное киевским событиям. Не замечать этого, значит получить повторение киевских событий у нас к 2008 году. И попробуйте возразить организаторам таких акций! Возмущению с их стороны не будет предела: они же помогают несчастным, это так здорово! Идет тотальная политизация СПИДовской проблемы.

Цунами далекое и близкое

- Инфекции всегда играли огромную политическую роль, - продолжил Геннадий Григорьевич. - Они даже государства разваливали. Когда в восемнадцатом веке в Москве свирепствовали чума, холера, царю самому приходилось усмирять чумные и холерные бунты. И по сей день инфекции - это политическая категория, связанная с гражданским обществом.

- Сейчас в Южно-Азиатском регионе произошла страшная трагедия...

- Погибли более ста пятидесяти тысяч человек, около миллиона пострадавших, разрушены многие системы жизнеобеспечения, огромный ущерб нанесен учреждениям здравоохранения. В зоне стихийного бедствия крайне неблагоприятная санитарно-эпидемиологическая обстановка, ожидается резкое ухудшение благополучия населения, рост инфекционной заболеваемости, в том числе среди тех, кто прибыл на отдых в эти страны.

Я убежден: необходимо приостановить оформление туристическими организациями выезда российских граждан в пострадавшие от цунами страны вплоть до стабилизации санитарно-эпидемиологической обстановки. У нас же люди бесстрашные: раз купил путевку, раз уже цунами там прошел, то можно и в путь отправиться.

Торговая война

- В обществе не прекращаются дискуссии о трансгенных продуктах. Об их пользе, об их вреде...

- Идет реальная торговая война, война за рынок сбыта. Достижения биотехнологии пришлись как никогда кстати в той ситуации, которая сегодня на планете. Если угодно, мы, медики, виноваты в том, что на земном шаре почти миллиард людей голодают. В чем вина медиков? Если бы мы не ликвидировали оспу, работал бы естественный механизм регулирования. Появилась лишняя популяция - пошла инфекция, вымерли лишние. Остались наиболее устойчивые особи. А медики придумали вакцину, начали делать прививки. Инфекция отступила. И вот результат - почти миллиард лишних людей, которых невозможно прокормить естественным путем. А биотехнология способна исправить ситуацию. Для России это чрезвычайно важное достижение. Потому что мы живем на огромной территории, в зоне рискованного земледелия. Для Италии или Франции нет проблемы трансгенных продуктов. Там совершенно другой климат, там небольшие территории, там естественные земли обеспечивают прокормление популяции. А нам нужна картошка, которая вынесет российские морозы. И мы знаем, как ее такой сделать, так как есть возможность моделирования свойств растений.

- Какой вы предпочтете съесть перец: выращенный на гидропонике или перец с унавоженной грядки?

- Мне все равно, лишь бы этот перец был безопасен. Не плохо бы посмотреть, какая картошка лучше: устойчивая к колорадскому жуку или густо обработанная ядохимикатами? Все, что допущено для потребления в пищу, прошло жесткий национальный и международный контроль. У нас введена система регистрации, и то, что мы разрешаем, - дай бог, пусть едят. Кстати, и на столе нашего "Делового завтрака" есть генетически модифицированные продукты.

- Соя?

- Да, соя. И это хорошо, она поставщик ценного белка. Но есть иная опасность. Скажем, я человек, за что-то обозлившийся на этот мир, и я владею этими технологиями. Более того, мне может кто-то просто заказать. Мы же знаем, как ядерная реакция - безусловно, прогрессивное достижение человеческой мысли - была использована для создания атомной бомбы. И бросили ее на Хиросиму. Это же делали люди! И бомбу делали, и бросали ее, и команду отдавали люди. Так что любое достижение науки можно использовать в разных целях. Вот это сегодня чрезвычайно актуально. Специалисты прекрасно знают, что можно сделать, чтобы продукт стал чрезвычайно вреден для человека. И тут во весь голос заявляет о себе проблема биологической безопасности. Недавно правительством России принято решение о создании комиссии по биологической безопасности. Во главе - министр минздравсоцразвития Михаил Зурабов. В комиссию войдут представители многих министерств и ведомств, в том числе обороны, сельского хозяйства, ФСБ...

Мы якобы радеем за свою страну. Но умудрились аграрную Россию сделать не аграрной, закрыли все свое сельское хозяйство. Под Москвой земля бурьяном заросла, и 80 процентов продуктов на столе москвичей из-за рубежа. Какие они, эти продукты? А продовольственная безопасность сродни национальной безопасности. Да, на продовольственном рынке идет торговая война, в которой все средства хороши. Что делать? Есть у вас возможность, позволяет кошелек - покупайте продукты не трансгенные. Для большинства же россиян - это возможность биологического выживания. А контроль необходим, и мы будем его совершенствовать.

Контроль - дело неблагодарное

- Многих беспокоит, что контрольные функции сужаются, что некоторые решения принимаются без учета мнения людей компетентных в той или иной проблеме. В частности, вспоминают чернобыльскую трагедию...

- Не случайно вспоминают. Я ее хорошо помню: менее чем через месяц после трагедии мы туда приехали и работали. Врачи брали на себя главную тяжесть, старались не поддаваться давлению сверху при установлении доз облучения. И все нормы, технические регламенты какие есть - это наши нормы, медицинские. А сегодня уже в угоду атомному лобби с помощью минпромнауки разработка технических регламентов отдана на откуп атомщикам. Ясно, что за этим стоят деньги, что минатом все проплатит. Они возьмут наши же нормы, нарисуют их под себя. Теперь это называется гармонизацией. Но биологическая норма - она и есть биологическая норма. Нарисуют и станут жить по этому регламенту, ведь технические регламенты будут приниматься законами России.

- Они снизили допустимые дозы облучения?

- Еще нет. Но какой-то институт, который добрым словом вспомнить нельзя, выиграл конкурс на командование в этом деле, и теперь станут снижать. Они же теперь считаются разработчиками. Но смею заверить: наша служба поднимет все на борьбу с этим беспределом, с теми, кто не желает считаться с судьбами людей.

- А правда ли, спрашивают читатели из Омска, что сотрудникам вашей службы теперь нет допуска на строительные объекты?

- Ожидаемый вопрос. В конце прошлого года приняли Градостроительный кодекс. В нем записали, что никому, кроме Стройнадзора, нельзя быть на стройке. Раньше мы, например, смотрели, где привязывается дом. Теперь количество жалоб точно возрастет, потому что у Стройнадзора нет ни сил, ни средств для настоящего контроля. Я приведу еще один пример. В последнее время участились вспышки инфекций на предприятиях малого бизнеса. Есть тому причина. Приняли закон, который ограничил посещение нашими сотрудниками объектов: не чаще, чем один раз в два года. За этот период может любая инфекция активизироваться. И начнет распространяться. Кого защитил этот закон? Предпринимателя? Нет. Если угодно, он защитил прежде всего меня. Вот станут мне предъявлять претензии: дескать, не локализовали очаг инфекции. Могу ответить: извините, мы там полтора года назад были, теперь подождите нас полгода, тогда придем на это самое предприятие. Одно плохо: инфекции законов не читают и полгода ждать прихода специалистов не могут.

Пивной образ жизни

- Нам явно невозможно уложиться в регламент. Но еще одну проблему никак нельзя обойти: сверхсмертность российских мужчин. Россиянки в среднем живут 73 года, а мужчины всего 59 лет. Огромный разрыв.

- Спиваются наши мужики, алкоголь уносит их жизни. И еще сигареты. Но первенствует алкоголь. И все нынешние рассуждения об ограничении продажи, рекламы спиртного, все законодательные попытки - запоздали. Нам все пыжились доказать, кто в доме, то бишь в стране, хозяин. С какой это стати идти на поводу у медиков? Вовремя не остановили процесс спаивания населения. И получили спившееся поколение. Мы не только приучили его пить, самое страшное - мы внедрили пьяный образ жизни. Вот какой поведенческий образ жизни москвича? Москвич никогда не закурит в метро, потому что 2 мая 1935 года вождь всех народов глубокой ночью спустился в Московский метрополитен и один проехал его весь - это была первая ветка "от Сокольников до Парка на метро", как пел Леонид Утесов. Само метро открыли 15 мая. И тогда постановили, что Московское метро должно быть самым красивым в мире, был заведен порядок: в метро не курить. И никто не курит по сей день. Это образ поведения. Но зато теперь пьют вовсю. Сегодня сосать бутылку с пивом - круто. Даже не потому, что так пива хочется, а именно потому, что так принято.

В моей молодости были модны широкие брюки и "спидола" на руке, а из "спидолы" орал "Битлз". Такой был образ поведения. Опасности в нем для здоровья нации не было. А вот в нынешнем пивном - опасность ужасная. Теперь запросто можно отказаться от рекламы, ограничить ее время, место. Поздно. "Пьяный" механизм запущен. И следующее поколение тоже будет ходить с бутылкой. Так что никакая это не победа - законы об ограничении рекламы, продажи спиртного. Опоздали. Мы уже потерпели сокрушительное поражение. Сейчас внесен новый закон о рекламе в целом. Его обсуждают с умным видом, морщат лбы, напускают тень интеллекта на лица. Примут закон. А написан-то он под все те же интересы. И что в законе? Нельзя запрещать рекламу алкоголя, надо ее разрешить в газетах. Но только на первую полосу ни в коем случае! На первой полосе нельзя. А на второй уже можно. И газетчики станут печатать, потому что у них проблемы с финансами, потому что это разрешено законом и они ничего не нарушают. И пивовары ничего не нарушили, рекламируя свою продукцию.

- Что же делать?

- Нужна концепция алкогольной политики государства. Этой проблемой надо заниматься системно. И начинать с детей. Они сейчас отданы на откуп телеэкрану, который заполнен убийствами, изнасилованиями, адюльтером, пьянством, пошлейшими ток-шоу. Выхолащиваются остатки интеллекта...

- Геннадий Григорьевич! Читатели, которые обратились к нам в связи с сегодняшней встречей, думают, как вы.

- Значит, не все потеряно...

Общество Здоровье Общество Соцсфера Деловой завтрак