Новости

21.01.2005 02:00
Рубрика: Происшествия

Вишневый сад строгого режима

Посадили заключенные колонии Архангельской области

Победим болезнь безнадеги

Осужденные сами построили сауну, а значит, почувствовали себя людьми и после этого стали меньше болеть.

Сауна любовно украшена картинами и самодельными аквариумами. Помыться здесь могут около 20 человек одновременно. Что характерно, тазики на полках стоят не железные казенные, а пластмассовые, разноцветные, веселенькие.

Шампунь, мыло и мочалку, а также зубную пасту и щетку всегда можно купить в магазине при зоне. Три года назад, до прихода Крылова, все это заключенным передавали с воли в посылках. А у кого нет никого, кое-как обходились без этого привычного туалетного набора. Казалось бы, мелочь, а попробуйте представить, что вы месяцами не чистите зубы или не моете голову шампунем?

Вода в Котласском районе, прямо скажем, плохая. Во дворе колонии заключенные под руководством администрации вырыли два колодца, в которых вода чистая и вкусная. Здесь своя котельная, поэтому горячая вода в бане есть всегда. Вот только с канализационными трубами проблема - надо менять. Под шумок, пока начальство отвернулось, дежурный по кухне в офицерской столовой нам пожаловался, что иногда напор в кране бывает слабым. Мне подумалось: нам бы их проблемы, на последних этажах в Архангельске вообще воды не бывает...

Каждому осужденному положен отпуск. Но начальник колонии Крылов против того, чтобы заключенных отпускать на волю. Была раньше такая практика. Из пяти отпущенных возвращаются трое. Поэтому отпуск решено было проводить прямо на территории колонии в специально выделенной двухкомнатной квартире. В одной комнате - спальня, в другой - кресла, камин и видик. В видеотеке 108 фильмов. На отпуск хватит. Казалось бы, что интересного в таком времяпрепровождении? Но, во-первых, работать не надо, а во-вторых, с сокамерниками, можно догадаться, о вечном не поговоришь. А здесь можно спокойно поразмышлять о философских вещах. И это уже разнообразие для заключенных с большими сроками. А срок здесь некоторым приходится мотать больше 20 лет.

УГ-42/5 - зона строгого режима.

Откуда берутся деньги

Откуда берутся деньки на все эти сауны, камины и бильярдные? Их дает производство, а зарплата персонала и осужденных напрямую зависит от полученной прибыли. Задержек с зарплатой теперь практически не бывает, к Новому году получили еще и 13-ю зарплату, хотя до прихода Крылова деньги здесь не получали по 4-5 месяцев.

Колония обшивает всех офицеров УИН, т. е. изготавливает все виды формы - летнюю, зимнюю, рабочую. Надо понимать, что за этот заказ предприятие много взять не может. Со своего ведомства много брать нехорошо. Но продавая ту же форму московским фирмам, колония получает около 1 миллиона рублей прибыли в месяц. На январь уже заказали 23 500 комплектов х/б костюмов и 120 000 пар брезентовых варежек.

Ольга Гаврилова - единственная женщина в области, которая заведует производством на зоне. В ее ведении деревообработка, подсобное хозяйство - свиньи, теплицы с овощами.

С убийцами, ворами и рецидивистами разговор у нее жесткий и требовательный:

- Трусы с батарей поснимать! Думали мы не придем, поразвешивали! - Гаврилова проходит по цеху деревообработки. - А сегодня еще и на вентиляционные трубы намотали гирлянды! Это ж надо до такого додуматься!

Случается, конечно, что заключенные отлынивают. То пытаются втихаря из хлеба игрушку слепить - самая распространенная зэковская поделка, то в карты поиграть. Но у Гавриловой это не проходит. Или отштрафует, или отстранит от работы, от заработка. Казалось бы, зэка этим не напугаешь. Но уже как-то и втянулись, работают здесь теперь все. И все получают деньги. Магазин, который по идее в выходные закрыт, в этот раз пришлось открывать. Получили зарплату - снесли с полок все, что было: консервы, сахар, конфеты, чай.

Ольга Викторовна проработала в колониях около 20 лет. И она прекрасно понимает, с кем имеет дело. В цех спуститься - охранник сзади, в туалет пошла - охранник ждет у дверей.

Но на работу ей теперь, когда сделан красивый ремонт в ее кабинете и коридорах, стало ходить приятно.

"Колобок" для осужденных

Расположенный неподалеку детский дом живет гораздо хуже, чем колония. Когда начальник зоны Крылов в первый раз увидел черные клеенки на столах в столовой, провалившиеся половицы, загаженные туалеты, он пришел в ужас. Решили взять над детдомовцами шефство. Привезли им мебель, одежду - все тот же камуфляж маленьких размеров, который шьют в колонии, надарили картин, стали поздравлять с праздниками и дарить сладкие подарки.

Дети, в свою очередь, приезжают в зону с концертами. Получается, что помочь детям могут только осужденные, а посочувствовать осужденным - только дети. Получается, для ребят с Виледи жить в детдоме хуже, чем в зоне. А заключенным в зоне лучше, чем на воле...

Иванов не хочет уходить

Саша Иванов освободился в июне. Ему больше 50. Сказать, что сидел за кражу постеснялся, сказал - 158-я статья, многие здесь по ней сидят. Освободился, а уходить из зоны не хочет. Ему говорят, мы тебя на работу оформить не можем. Не уходит. Ухаживает за 35 свиньями, четырьмя овцами и телочкой. Живет в свинарнике. Там у него комната, есть свет и даже телефон. Приходится начальнику Крылову и его заместителю время от времени давать Сашке денег на одежду или сигареты. Прокормиться Сашка всегда возле зоны прокормится, а на воле кому он такой нужен, куда его возьмут? Разве что в монастырь...

За три года своей работы в колонии Александр Крылов не только понастроил всяких удобств для осужденных, он в корне поменял отношения на зоне. Он принципиально против того, чтобы администрация давила и уничтожала заключенных морально. А в колониях, все знают, это умеют. Не случайно сотрудничеству с детским домом Крылов придает такое значение. Он хочет, чтобы оступившиеся не стали потерянными, прежде всего, для семьи людьми. Он хочет, чтобы они не погубили в себе вкус к жизни, а вместе с этим не забыли о тех, кто их ждет за колючей проволокой.

"Я проработал следователем 22 года, - говорит Крылов. - За это время повторно посадил за решетку примерно 100 человек. На воле они себя найти не смогли. Я буду вести свою линию до конца, и вишневый сад все равно вырастим..."

Кстати

Среди самых знаменитых сидельцев коряжмской колонии - некто Геримхан Хаджиев. "Прославился" он тем, что украл машину у самого Михаила Жванецкого. Об этой истории много писали газеты. Нам представилась возможность услышать из первых уст, как было дело.

"Мы ехали по Москве с моими друзьями. Я-то грамотный, я Жванецкого сразу узнал, книжки его читал, у меня родственник, между прочим, в ОБЭП работает. Мы проследили, что он оставил машину у ворот Серебряного Бора. Когда он возвращался, вытащили его из машины и засунули на заднее сиденье. Потом повезли за город. Он начал плакать и просить его не убивать, потому что у него дети, внуки... Мы его выкинули по дороге. А джип на следующий день продали в Ингушетию за 87 тыс. долларов. Потом нас посредник сдал. На суде Жванецкий сказал, что претензий к нам не имеет. А вообще молчал все время. Ему же страховку сразу заплатили".

Хаджиеву дали четыре года. Надеется уйти на УДО. Но работает он плохо, коридор штаба отремонтировал халтурно, поэтому раньше не освободится. И вообще за Жванецкого обидно, разочаровал его, видите ли, классик, плакать начал. Может, он тебе, Хаджиев, еще и анекдоты должен был рассказывать?

Происшествия Правосудие Тюрьмы