Новости

21.01.2005 02:00
Рубрика: Общество

Наследницы Агафьи Лыковой

Стать отшельником может не каждый. А тем более - отшельницей

Покажется поначалу, что вокруг - одни лишь берендеевы леса, но не верьте. Метров через двести упретесь в три прямоугольника солнечных батарей, как в космическую станцию, рядом с которыми - зеленый домик-вагончик, посаженный в сугроб вместо завалинки.

Этот тупичок напоминает не то временный приют геодезистов, не то станцию метеорологов, не то обиталище ведьм, вокруг которого ходят две козы и лают собаки, предупреждая: гости пожаловали. Похоже, это и есть рай земной, который выбрали себе как среду для обитания бывшие хабаровчанки Елена Знаменская и Любовь Стародубова.

Ровно год исполнился, как поселились они в этом урочище на постоянное место жительства. Байки и легенды о них в округе ходят разные. Мол, спятили совсем бабы. Разве нормальный стал бы трехкомнатную благоустроенную квартиру в столице края менять на этот вагончик с печкой, где ни телефона, ни уборной, ни душа? Здесь продуктовая лавка ближайшая - лишь за семь километров. Поблизости ни души, так что ночью - только кедры да луна. Да тигр в ста метрах бродит, следы оставляет. Так что еще вопрос, кто здесь хозяин.

К тому же у приехавших ни картошки-моркошки в запасе, ни сена для козы, ни навыков крестьянских. При этом жить вроде собрались, как Агафья Лыкова: полностью себя обеспечивая с огорода, не получая зарплат и пенсий. Но Агафья-то всю жизнь свою в таежном тупике жила и по-другому не умеет (да и ей на старости лет мужичок понадобился для подмоги.) Эти же ничегошеньки в деревенском деле не понимают: лестницу и ту состряпали из сучья с корьем, ободрать не догадались.

- А собак и вовсе приучили вместо мяса мерзлую капусту да овес жрать, вегетарианством балуются, - судачат в народе.

Порешили: приехавшие из города на жительство в тайгу горожанки - то ли знахарки, то ли колдуньи. Вскоре несколько человек из деревни сообщили друг другу одну и ту же тайну: избавили их пришелицы от недугов. Так что теперь многие едут к Иванову ручью, в таежный тупик.

Выбор сделал...отвес

- Особое это место. Мы над географической картой отвес подняли, и в эту точку наш отвес указал, - Люба и Лена вспоминают, как год назад решились на свою робинзонаду.

Всяк, кто совершает такие перемены в своей жизни, убежать от чего-то хочет. От людей, от судьбы?

- От судьбы, милочка, не убежишь, - объясняет Любовь Васильевна Стародубова, мать четверых детей, ныне пенсионерка. Вспоминает, как давно мечтала, выйдя на пенсию, оставить задымленный, суетный город.

- Негармония там. А болезни все от негармонии, - считает она.

С квартирными условиями не повезло, всю сознательную жизнь она жила в бараке рядом с асоциальными лицами. Работала в строительных организациях, в госпитале, но никакого специального медицинского образования не имеет, разве что курсы. А отношения с дочерьми формулирует коротко:

- Нельзя прожить жизнь за детей. Чем больше их проблем берешь на себя, тем им хуже.

Как-то помогла она зятю выйти из похмелья: страдал очень. На другой день он привел с собой товарища по несчастью: а ну-ка, мать, повтори, у тебя так здорово получается!

Чтобы разом отрубить пуповину, дать свободу себе и родным, надо уехать подальше. Так впервые и возникла эта мысль, которой она поделилась с подругой Еленой. У той были проблемы со здоровьем, и единственное, что могло помочь, - смена обстановки, спокойное окружение и чистый воздух. К тому же постоянные перебои с теплом в их панельном доме и соседская ругань из-за звукопроницаемых стенок сводили на нет преимущества городского благоустройства. Каждой хотелось что-то радикально в своей жизни изменить. Но где реализовать все это? В экологически и энергетически угодном душе и телу месте.

Между прочим, есть и поныне в Хабаровске энтузиасты, носящиеся с идеей "родовых поместий" или экологических поселений. Мест, где все гармонично, где человек живет в ладу с природой и другими людьми, где нет криминала - кто ж, боже мой, из нас не мечтает о таком земном рае? Но дальше слов и планов дело у энтузиастов не пошло. Они мечтают о красивом месте, усадьбах, которые привлекали бы туристов. Знаменская и Стародубова обратились было к ним. Но что могут построить две бабы? Только развалюхи. Однако ждать уже не было сил. И женщины решили действовать самостоятельно.

Начало робинзонады

Теоретически понимали Люба с Леной, что полегче жить им будет там, где неподалеку дорога есть, чтоб вагончик завезти и поставить. И там, где не слишком низкие температуры. На юге района имени Лазо, там, где проходит полузаброшенная трасса в сторону Приморья, сохранились подходящие прекрасные угодья с кедрами, лимонником и аралией, здесь и температура выше, а значит, и с топливом полегче будет. Вот тогда и достали Люба с Леной географическую карту и отвес. Когда съездили и посмотрели - понравилось.

Пятачок среди лиственниц и кедров привлек близостью к ручью, удобным ландшафтом: не слишком много оказалось деревьев для раскорчевки огорода. А как же без огорода в таежном тупике? Приехать в тайгу, где тебя никто не ждет, можно, но понимали обе, что это не просто лес, а чьи-то угодья. И не полосатого амурского тигра, как пишут в книжках, а конкретного лесничества. Оно, в свою очередь, принадлежит району и подчиняется министерству природных ресурсов. У кого брать разрешение? Пришли к выводу: надо попробовать перезимовать, а если получится, то договор на аренду оформят в районной администрации.

Местные лесники, выслушав их сначала с настороженностью, а потом с огромным интересом, подсказали неопытным горожанкам, куда именно поставить будущий домик - в стороне от чужого жилья, рядом с чистым ручьем. Сборы в дорогу заняли три месяца, до самого октября. Когда домик-вагончик был готов, поехали на место. Только поставили его на указанном месте, и той же ночью выпал снег.

- Отчаяния никакого не было, знали, на что идем. Загадали: если выживем в эту зиму, то все остальное для нас не испытание, - вспоминают женщины. Сами сложили печь, учились топить эффективно: чтобы не дымила и реже топилась. Буржуйка не хотела топиться, копоть оседала на стенах и лицах. Благо, дров в округе хватает: поваленными и брошенными деревьями робинзонки могут топить еще года два.

Сделать же вагончик теплым оказалось сложным искусством. Постепенно пришли к выводу, что сугробы от вагончика отгребать не стоит: снег греет! Учились изучать следы, каждый из которых многое может человеку рассказать. А тигр, кстати, ближе, чем на сто метров, к их жилью не подходил. Наблюдая, как обживаются на новом месте женщины из Хабаровска, лесники и лесорубы давали советы. Деревенские жители подарили двух коз. Так началась их новая жизнь - в раю.

Лечу судьбу

Любовь Васильевна носится в футболке и трико с лопатой вокруг вагончика, управляется по хозяйству, дает сено козам. Она давно не чувствует холода. Неделями может ничего не есть. Работает физически, как здоровый мужик. Не нуждается в телевизоре, вкусной еде и развлечениях. К гостям относится с философским спокойствием. Не выгоняет. Если хотят отблагодарить за лечение деньгами - не отказывается. Если дают продукты - тоже. Первых успехов в целительстве она добилась по отношению... к себе самой.

- Я давно в себе чувствовала эту силу. Мою бабку в деревне все боялись, считая колдуньей. А мать все предсказывала, не понимая этого. Она искала грибы по запаху, потому что была незрячая, и белье определяла, грязное или нет, на ощупь, и знала чье оно. Ее эти знания чуть не свели с ума.

Но сама я начала этим заниматься, потому что сильно болела. Из больницы не выходила месяцами. Ушла в депрессию, просто не хотела жить, не разговаривала ни с кем, отказывалась от пищи. Врачи установили, что склероз был, неправильный обмен веществ, давление низкое. Дошла до ручки, в общем. Коллеги на работе не понимали: как я могу годами болеть? Даже думали, что придуриваюсь. Плюнула на меня медицина, и я просто разозлилась. И стала со своими болезнями прощаться.

Было ей тогда чуть за сорок. Научилась не обращать внимания на холод, когда однажды ей разбили стекло. Получилось. Научилась подавлять в себе гнев. Слушать себя изнутри. Читать собственные сны. Избавляться от страха и боли. И даже "чистить помещение" мыслью. Оказалось, что самовнушение - великая вещь.

- Утром просыпаюсь, просматриваю себя изнутри и прощупываю. Я знаю, почему и что в организме происходит и как это изменить. Так что я ничего не лечу, а лечу судьбу.

Гости из соседних сел хотят излечиться и тоже изменить судьбу. Многие хотели бы повторить такой же шаг, уехать в "чистое место". Но где на всех таких мест взять? К тому же переместить себя, любимого, в пространстве - еще не значит решить духовные и телесные проблемы. Однажды приехали на таежную точку лесные бизнесмены (лес здесь валят и грузят по ночам, нелегально. Официально вырубка запрещена).

- Помоги, бабка, - просят. - Порчу на нас наслали, удачи нет.

Посмотрела на них Стародубова, денег от лесных людей не взяла и ответила: "Не поможет вам ничто. Вы лес губите, воруете, значит, грех творите. То, что вы порчей зовете, на самом деле - наказание. Пока воруете, болеть будете и удачи не видать".

Она это знает точно. С тех пор когда впервые задумалась о логике в судьбе человеческой и о том, почему болеют люди. Сейчас, после того как ей удалось поднять приговоренных к смерти, она считает, что, во-первых, болезни не бывают сами по себе и, во-вторых, большинство так называемых больных - настоящие эгоисты.

- Они не хотят болеть, но и не хотят ничего делать для того, чтобы быть здоровыми. Конечно, куда проще заплатить целителю и "скинуть" на него все проблемы.

Был случай, один инвалид испугался, когда дела его пошли на поправку: так ведь он впредь может лишиться своей инвалидности и льгот. Как он будет дальше жить без своей болезни? Он уже успел свою болезнь полюбить, он уже зависит от нее. Кто его теперь будет наделять привилегиями? Почему-то считают, что болезнь можно вылечить навсегда. Бывает и такое. А иногда не получается. Но если вам вылечат сломанную ногу, вы же не пробуете ее на прочность, прыгая с пятого этажа. Тогда почему, вылечив легкие, начинаете курить?

Тайги на всех не хватит

Мы вынимаем дорожные припасы и раскладываем на столе. Лесные обитательницы с интересом принимаются за городскую пищу: крабовые палочки в кляре и хачапури. Лена заваривает чай, но мы пьем свой из термоса: таежные припасы беречь надо. Обе женщины, и Лена и Люба, к еде относятся без особого пиетета: есть - хорошо, нет - перебьемся. В отсутствие полноценной белковой пищи, полагаю, их выручает козье молоко. Робинзон ведь тоже не случайно коз завел!

- Голод при многих болезнях лучшее лекарство, - говорит Стародубова и со значением на меня смотрит. Становится не по себе: мы как раз накануне от души "отрывались" за новогодним столом. Я не могу назвать ее экстрасенсом. В ее подходах чувствуется какое-то не учебное, а народное знание человеческого организма, психологическая мудрость, а главное - собственная мощная воля. Прежде чем заняться человеком, хорошенько расспросит его. Не об анамнезе, а о том, с кем живет и как. Узнает всю его биографию, включая родственные связи, ибо, по ее мнению, все проблемы нужно искать в детстве и родителях. Нам почему-то стыдно просить ее полечить: дел по двору невпроворот, хозяйство не ждет. Любовь Васильевна сама невзначай роняет:

- Где у тебя в судьбе тонко, там и рвется. Будь гармоничной, и все болезни уйдут.

Поехали мы в город гармонию искать.

Тайги-то на всех не хватит.

Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край