Новости

26.01.2005 00:10
Рубрика: Общество

Люди, которых нет

Проблему ставит читатель "РГ"

"Прошу вас, вернитесь к проблеме, которую поднимала "Российская газета" прошлой зимой! Нас опять заставляют в принудительном порядке госпитализировать бомжей. Мол, подлечите - и выпишите. Однако они у нас живут месяцами без движения, потому что после отморожения лишаются конечностей. С ними по понятным причинам не хотят лежать другие больные, но нам некуда их выписать. За бомжей ФОМС больнице платит, но требует спустя 30 дней их выписать. А куда их выписывать зимой?

И с годами проблема эта обострилась еще больше. Закономерно, что в большие города стекаются нищие, которых гонит жизнь, со всех деревень - ведь в городах есть теплотрассы, вокзалы, подъезды. Но почему, если в городе заводится огромное число бродячих собак или крыс, то нужные органы находятся, а беспризорными людьми заниматься некому? Власть их не видит, потому что они не ходят по кабинетам, не пишут, у них нет телефонов, то есть практически их как людей нет. Власть не успевает заниматься теми, кто умеет жалобы писать и звонить. Летом мы их просто выгоняем из больницы. Более того, бомжи стали молодеть: подростки вырастают в подвалах, становятся бродягами. Одному из таких мы недавно удалили обмороженную стопу.

При этом открытие центра социальной реабилитации проблемы не решило.

Думается, давно пора создавать в Хабаровске хоспис, который тоже мог бы развиваться на деньги ФОМСа и принял бы такого рода пациентов.

Начинаю звонить везде - бесполезно. Три дня назад уволилась санитарка, не выдержала наших условий.

Вы знаете, что в 19 веке при церквях были специальные больницы. Великий русский хирург Греков начинал работать в такой больнице, лечил убогих, мы по его методикам оперируем. Какие в Хабаровске храмы понастроили! Хосписа нет. А он должен быть из трех отделений: одно для раковых больных, второе - хирургического профиля, для обмороженных. (Их в городе бывает несколько сотен за зиму.) И третье - терапевтическое. Вот там и должны работать паспортисты и социальные работники. Не бросайте, одним словом, эту тему, вернитесь к ней!".

Оказалось, схожие проблемы есть и в других территориях дальневосточного региона.

Приморский край

Во Владивостоке лиц без определенного места жительства, особенно замерзающих зимой, привозят в отделение сестринского ухода городской больницы №4. И хотя среди бомжей здоровых людей быть не может, не все из них, честно говоря, нуждаются в медицинском уходе, и отделение больницы в данном случае вынужденно выполняет роль ночлежки.

В столице края уже несколько лет нет так называемого спецприемника. Существовавшее ранее помещение пришло в негодность, а добиться от городских властей его ремонта руководство УВД не может уже несколько лет. Между тем именно туда отправлялись бомжи, люди, чью личность необходимо было установить, иностранцы, нелегально проживающие в Приморье, просто люди, выброшенные волею обстоятельств из социальной жизни, которым нужно восстановить документы…

Такое учреждение, где все-таки есть возможность принять душ, пройти медосмотр, жить несколько дней, очень необходимо и его клиентам, и правоохранительным органам. Например, как сказали в пресс-службе краевого УВД, спецприемник, существующий в Уссурийске, никогда не бывает пустым.

Якутия

В Якутске, где зимой самые низкие температуры, на наш вопрос: "Есть ли у вас проблема размещения бездомных?" ответила начальник отдела социальных учреждений Евгения Михалева: "Конечно, есть. И это несмотря на то, что в столице Якутии существует дом временного пребывания, рассчитанный на 55 койко-мест". Она заметила, что, по официальным данным, в столицу Республики Саха (Якутия) ежегодно прибывает более трех тысяч людей без определенного места жительства. Основными причинами, в связи с которыми человек оказывается на дне жизни, оказываются нарушение семейных связей, мошенничество риэлторов с жильем, алкоголизм, пребывание в заключении.

- Фактически в доме ночного пребывания находится ежедневно на 30 человек больше, - сказала Евгения Михалева. - Подготовленный в 2004 году Министерством труда и социального развития республики проект постановления о строительстве пристройки к зданию, а также размещения цехов и мастерских, не получил должной поддержки ни на муниципальном, ни на республиканском уровне. А принятое решение о создании социального реабилитационного центра осталось на бумаге - потому что в городе не нашли соответствующего здания. Вместо дома ночного пребывания назрел вопрос о создании социально-трудового реабилитационного центра.

Попробовали проблему в Якутии решать и по-другому. В целях улучшения криминогенной и санитарно-эпидемиологической обстановки, а также для улучшения условий пребывания в домах-интернатах общего типа открыт специальный дом-интернат для девиантной группы населения на 105 койко-мест в поселке Ылымлах Алданского района. Это частично снизило нагрузку на действующий дом временного пребывания в Якутске и позволило проводить медико-социальную реабилитацию лиц без определенного места жительства.

Кроме того, в ряде улусов при центрах социального обслуживания открылись отделения временного пребывания для таких людей. Распространяется и положительный опыт Чурапчинского улуса по созданию на местах трудовых коммун: прибывающие в них обеспечиваются жильем, питанием, предметами быта, а главное - занятостью.

- Но данные коммуны - негосударственных форм собственности, - подчеркнули в министерстве труда и социального развития республики. - Им требуются инвентарь, транспорт, оборудование для трудовых мастерских.

Сахалинская область

Уже месяц действует в Южно-Сахалинске дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства. Этого события общественность областного центра ждала несколько лет, а теме бесприютных замерзающих бомжей периодически посвящали свои выпуски печатные и электронные СМИ. Наконец-то проблема решена. В новом доме принимают людей, попавших в экстремальную жизненную ситуацию, когда негде и не на что поесть, негде приклонить голову. Принимают тех, у кого нет документов, удостоверяющих личность, что тоже немаловажно.

Открытие городской ночлежки - благо и для горожан, уставших лицезреть бомжей на улицах. Отец Виктор, руководитель миссионерского отдела Южно-Сахалинской и Курильской епархии, привез в дар обитателям дома вещи, собранные прихожанами московских церквей.

В доме ночного пребывания клиенты не должны задерживаться более 12 часов, однако опыт подобных учреждений в других регионах страны показывает, что часто это пребывание затягивается на более долгий срок. Сейчас в ночлежке Южно-Сахалинска восемь человек разного возраста, старшему из них - 75 лет, он погорелец. Один раз в день постояльцев будут кормить, на пропитание в другое время суток они зарабатывают. Лиц в состоянии алкогольного опьянения персонал категорически не принимает. Директор Галина Соболь рассказала, что в будущем дом ночного пребывания планируется расширить.

От редакции

И несведущему человеку понятно, что проблема, которую поставил читатель "Российской газеты", носит явно межведомственный характер. Чаще всего с лицами без определенного места жительства сталкиваются милиционеры, медики и социальные работники, не редкость подобные встречи и для любого горожанина, который ездит не в "Мерседесе", а в трамвае. Но попытки людей в кабинетах не замечать "Бессильных мира сего", а также старания различных ведомств спихнуть проблему по другому адресу приводят к тому, что напряженность в обществе только нарастает. Надежда же на то, что она "рассосется сама собой", призрачна: на теплотрассах, в колодцах и на вокзалах подрастают дети тех, кто сегодня считается изгоями общества.

Общество Соцсфера Соцзащита ДФО