Новости

03.02.2005 03:30
Рубрика: Общество

Студентам не до революций

Власть не могла дать молодежи работу, но дала им возможность учиться

Более трех тысяч лучших киргизских студентов учатся за рубежом. А восемь тысяч - в вузе, который был организован совместными усилиями России и Кыргызстана - в Кыргызско-российском славянском университете. Гостем "РГ" стал его ректор Владимир Нифадьев.

Двойной эффект

- Владимир Иванович, в чем отличие вашего учебного заведения?

- Это вуз двойного подчинения, он финансируется из бюджетов России и Киргизии. Конечно, бюджетных денег не хватает. Приходится зарабатывать: на платных студентах, на научных контрактах. Бюджет университета составляет три миллиона долларов в год, из которых нами заработано 80 процентов. По сравнению с западными вузами эти деньги - крохи. Но начинали-то мы с нуля. Шесть профессоров двенадцать лет назад пришли в пустое здание, в котором не было ни парт, ни досок, и провели первые вступительные экзамены. А сегодня у нас уже восемь тысяч студентов, сто докторов и триста кандидатов наук. Мы принимаем в аспирантуру столько, сколько все вузы и Академия наук Киргизии вместе взятые.

- Вы сотрудничаете с российскими вузами?

- Да, очень тесно. И прежде всего с Московским университетом. Наши ребята приезжают в МГУ в аспирантуру, докторантуру. Ректор Виктор Садовничий читает у нас лекции. Он - почетный профессор нашего университета. Вместе с экономическим факультетом МГУ мы создали лабораторию по народонаселению. А сейчас с историческим факультетом открываем лабораторию математических методов в изучении истории.

- Что-то из Фоменко?

- Нет, компьютерные программы и математические методы моделирования истории позволяют перевести исторические изыскания в область точных наук, пролить свет на многие темные страницы истории.

Вот пример. Цусима - самая позорная страница в славной истории российского флота... Бытует мнение о бездарности адмирала Рожественского, командовавшего второй Тихоокеанской эскадрой. Считается, что его нелепые распоряжения послужили причиной разгрома российской эскадры. Но математическое моделирование помогло реабилитировать имя боевого офицера.

Все хотят учить русский

- Ваш университет называется славянским. На вас возложена миссия по пропаганде русского языка и русской культуры в Киргизии?

- Да, это так. Наш университет - это своеобразный мост дружбы. Мы до сих пор помним встречу, которую организовала "Российская газета", двух первых леди наших стран с педагогами-русистами, лауреатами Пушкинского конкурса. В прошлом году через нас для Киргизии Минобрнауки России прислало 175 тысяч школьных учебников. А в этом году поставят компьютеры и тарелки для интернет-связи на 15 миллионов рублей.

При университете открыт центр повышения квалификации учителей. В прошлом году МИД России выделил 1200 тысяч рублей для повышения квалификации четырехсот учителей. Всего мы подготовили за два года существования этого центра 700 человек. Еще шесть лет назад при университете мы создали институт славяноведения. Специалисты изучают и издают произведения Пушкина, Тютчева, Лермонтова, Гоголя.

- Есть ли в Киргизии проблемы с русским языком?

- Был момент, когда школы начали сокращать преподавание русского языка и русской литературы, переходить на обучение на киргизском. В последнее время тенденция как раз обратная. Все хотят учиться в русских школах, изучать русский язык.

- Большой ли у вас конкурс?

- Самый большой в Киргизии: по отдельным факультетам до 20 человек на место. Самые популярные факультеты - информатики, экономический, юридический, факультет международных отношений, медицинский. У нас 550 бюджетных мест и примерно столько же мы принимаем по контракту.

Сдать вступительные экзамены непросто. В университет поступают очень много медалистов. В этом году их было 625 человек, но приняли из них только 35.

- А иностранцы у вас учатся?

- Да, примерно триста человек из Южной Кореи, Китая, Пакистана, Афганистана, Индии. Пакистанцы просят открыть группы на медфакультете на английском языке. Это не проблема, но они бы хотели учиться не шесть, а пять лет. По российскому стандарту за пять лет медиков не выучишь. Пришлось отказать.

Вуз ищет работу

- Удается ли вузу зарабатывать на науке?

- У нас шесть проектов с Международным научно-техническим центром. Наука у нас международная, дает неплохую прибыль - примерно 700 тысяч долларов в год.

При университете работает пять НИИ. Сейчас мы обсуждаем вопрос, чтобы открыть технопарк со статусом свободной экономической зоны.

В Киргизии есть и свой научный эксклюзив. Например, на территории бывшего Советского Союза существовали три лидарные станции, собирающих информацию о содержании вредных примесей в воздухе. Теперь такая станция осталась только у нас. Когда наша лидарная станция зафиксировала облако заряженных частиц над территорией Кыргызстана, мы передали эту информацию в Экологическое мировое сообщество. Нами заинтересовались. Есть планы на базе нашей станции создать международную обсерваторию.

Что характерно, 60 процентов проектов вуза напрямую связаны с экономикой Кыргызстана.

- Какие проблемы у студентов?

- Конечно, маленькая стипендия: в пересчете на российские деньги всего двести рублей. Но сейчас президент Киргизии Аскар Акаев пообещал, что стипендия будет повышена. Нет студенческого общежития, студенты сами снимают жилье. Но живут они хотя и небогато, зато интересно. Каждый студент посещает одну из 30 студий и даже обязан получить зачет по эстетическому воспитанию - независимо от того, на техническом или гуманитарном факультете учится.

- В вузе есть военная кафедра?

- Новое соглашение на уровне правительств наших стран будет подписано через месяц. Там есть и пункт о создании при университете совместной кафедры Вооруженных сил России и Кыргызстана. Такого в мире еще не было.

Нас, конечно, беспокоит то, что в преддверии парламентских и президентских выборов в Киргизии начинается вмешательство в наши дела. Появились иностранные волонтеры, которые говорят по-русски и по-киргизски, агитируют студентов против нынешней власти. Но студенты нашего вуза не склонны поддаваться такой пропаганде.

Общество Образование Интеграция на постсоветском пространстве