Новости

01.03.2005 03:20
Рубрика: Власть

Догоняющая демократия

Так, СССР всегда накачивал свою "военно-политическую мышцу" во имя геополитической экспансии, неразрывно связанной с экспансией идеологии коммунизма. Но после краткого романтического периода, когда действительно идея мировой революции казалась самоценной, произошла сначала почти незаметная, а потом совершенно ясная подмена понятий. Традиционная для Российской империи геополитическая, военно-политическая экспансия вновь стала в СССР самоценной и лишь ритуально сопровождалась (прикрывалась) заклинаниями насчет идеологии коммунизма-интернационализма.

Сегодня наиболее ярко свою идеологическую сверхзадачу демонстрирует, естественно, единственная Сверхдержава, "империя добра", "мировой жандарм свободы". Геополитическая экспансия и "демократическое миссионерство" США идут параллельно, часто кажутся просто двумя проекциями одного и того же.

Многие страны уверены, что "демократизация мира" для США равно полному политическому доминированию США. Таково, в частности, твердое убеждение абсолютного большинства жителей России и российской элиты: все американские упреки нашей стране в "отсутствии демократии" - банальная отмычка, которую они пытаются вставить в русский сейф, набитый полезными ископаемыми. Помимо опыта советской геополитической экспансии, такая оценка основывается на цинизме в отношении любых ценностей, кроме чисто материальных, том цинизме, который сегодня в России почти обязателен к употреблению во всех слоях общества. Вполне понятно, мы убеждены, что за словами американцев лежит точно такой же корыстный цинизм.

Естественно, США это гневно отрицают, уверяя, что, во-первых, они гуманисты, защищающие повсюду универсально-общечеловеческие ценности, записанные в Декларации независимости: "Мы считаем самоочевидными истинами, что все люди созданы равными, что они наделены Создателем неотъемлемыми правами, среди которых - жизнь, свобода и стремление к счастью". Во-вторых, они объясняют: "Да, мы, конечно, прагматики, мы беспокоимся не о чистой демократии, а о своей безопасности. Но безопасным для нас является не тот мир, где мы безраздельно доминируем, а мир, где все страны - вполне независимые от США во всех отношениях - придерживаются тех же демократических ценностей. Например, демократические страны друг с другом не воюют, улаживают споры мирным путем и т.д. И вообще, проще иметь дело с теми, кто вам понятен, одной с вами крови".

Мне кажется, что доля истины есть и в объяснениях самих американцев, и в недоверии мира к этим объяснениям.

Конечно, от геополитического и экономического доминирования никто (уж тем более американцы!) не откажется. Вместе с тем и "демократические ценности" для США - не пустая демагогия, да и в рамках демократии само понятие "доминирования в мире" является достаточно мягким, дает больший простор для суверенитета, чем классические империалистические модели. Наконец, строя отношения с разными странами, США руководствуются не только формулой про "своего сукина сына", но и действительно обращают внимание на демократичность устройства этих стран. Скажем, напряженность отношений с Китаем определяется не только реальным "материальным" соперничеством, но и идеологическими различиями. А вот с Индией идеологических различий вроде бы меньше - и соперничество с США оказывается не таким острым, хотя чисто экономические и геополитические основания для него не меньшие, чем с Китаем.

"Мы отличаемся от англосаксонской демократии не процедурами. Мы беднее их на элиту"

Но в любом случае, "техасские лекции России" о "правильной демократии" действительно несколько напоминают советские лекции каким-нибудь "югославским товарищам" о "правильном социализме".

И как "югославские товарищи" Москве, так сегодня Москва Вашингтону отвечает, что при реализации этой превосходной идеи надо учитывать "местную специфику". Ответ, который ЦК КПСС тогда, а "вашингтонский обком" сегодня, кажется, не слишком вдохновляет. А напрасно!

Например, в американской демократии за 200 лет отработаны тонкие, невидимые и невесомые, но сверхнадежные нити, на которых "водят избирателя", спасая демократию от демоса. Поэтому за 200 лет в президенты не смог прорваться "снизу" ни один по-настоящему опасный, "отмороженный" народный популист. Сегодня, как 200 лет назад, вся экономическая, политическая, идеологическая власть в стране принадлежит англосаксонской протестантской элите (кстати, общее число англосаксов - около 30% населения США). Крутится рулетка выборов, персональный состав политических элит обновляется - но общий класс республикански-демократической элиты ни на миг не выпускает руль, этот класс остается неизменным, как добрых 200 лет не меняется список десятка университетов, где эта элита выращивается.

"Демократия - это процедура", демократия - это главенство права и т.д. Но процедура и право живы только потому, что опираются на неписаные, но абсолютно твердые правила "джентльменской конкуренции", правила, выработанные еще британской аристократией, передающиеся из поколения в поколение ученикам привилегированных школ и университетов и незаметно-политкорректно навязываемые всему обществу. Эти правила и составляют реальный скелет англосаксонской "демократии джентльменов". Именно отсутствие такой системы "джентльменских понятий" (и наличие вместо них более прямой народной демократии!) делает возможным приход к власти, в результате всеобщих выборов Гитлера или Дювалье.

Когда же вместо "демократической аристократии" действует "демшиза", получается хаос, переходящий в диктатуру. Собственно, все это, правда, в самом мягком варианте, мы и имели в 1991-1993 гг.

Отсюда - банальный вывод. Мы отличаемся от американской (точнее - англосаксонской) демократии не "процедурами". Мы беднее их на элиту.

На бумаге приняв принципы англосаксонской политической демократии (а другой, по большому счету, в мире нет), Россия должна "ударными темпами" эту элиту выращивать. Но исторические условия неблагоприятны: ведь политическую (прежде всего - выборную) игру надо вести не "когда вырастишь элиту", а каждый день, имитируя формальные правила зрелой демократии! Ясно, что обязательно получится странная картина: "административный марш энтузиастов" не заменит кадриль политической элиты.

Тем не менее выход ясен: чтобы иметь хотя бы необходимые условия для саморазвития политического класса, нужно создать (сверху, как же еще!) две "вменяемые партии", между которыми может идти конкуренция. Да, необходимое условие... Окажется ли оно достаточным?

Власть Позиция Колонка Леонида Радзиховского