Новости

15.03.2005 03:30
Рубрика: Власть

Магнаты недовольны командой "ФАС"

Монополисты отправили на доработку одобренный министрами закон "О защите конкуренции"

По его словам, "при очень интенсивной доработке" антимонопольный законопроект может быть внесен в Госдуму не раньше, чем в конце апреля. Всего за неделю г-н Греф дважды прибег к помощи бизнеса, чтобы доказать другим членам кабинета свою правоту. Так, в четверг он сказал президенту РФ, что бизнесу понравилась среднесрочная программа экономического развития, предложенная минэкономразвития, но задробленная правительством, а это значит, что программа хорошая. Поскольку иностранные инвесторы, на которых тогда сослался г-н Греф, заявили, что "курс экономического развития выбран неверно", министр, также конфликтующий со многими другими членами кабинета относительно этого самого курса, вероятно, нашел в среде бизнеса союзников.

По словам г-на Грефа, нельзя допустить принятия закона, который внесет смуту, иначе власть и бизнес станут заложниками его двусмысленных формулировок. Тем самым он присоединился к топ-менеджерам естественных монополий, которые в пятницу разбили предложенный главой ФАС г-ном Артемьевым законопроект в пух и прах.

Министр предложил создать рабочую группу для доработки законопроекта, чтобы "снять недовольство бизнеса". В группу вошли представители Федеральной антимонопольной службы, Федеральной службы по тарифам, РСПП и естественных монополий. Руководитель ФАС Игорь Артемьев смог возразить лишь тем, что "новые согласования займут не меньше полугода" и его детище может постигнуть судьба закона о банкротстве, который "утрясался" почти три года. Однако его никто не поддержал.

Еще накануне ничто не предвещало бури. Законопроект перед этим обсуждали в ТПП и в Высшей школе экономики вполне мирно. Более того, г-н Артемьев попытался пойти навстречу "монополистам" и сам назвал точки, которые могут им не понравиться. Это, во-первых, определение монопольно высоких и монопольно низких цен ("Есть опасения, что ФАС перепутает рост цен в результате внедрения инноваций с их банальным повышением", - пояснил г-н Артемьев). Во-вторых, новые понятия "коллективного доминирования и согласованных действий". В-третьих, затруднения при создании холдингов (по планам ФАС крупные объединительные проекты в промышленности подпадут под действия антимонопольного регулятора). Но снимать эти озабоченности г-н Артемьев, видимо, был не готов: мол, все новые идеи - в русле мировой практики, а что не так - идите в суд.

Но так можно разговаривать с какими-нибудь челноками, а не с искушенными в законах "монополистами". В итоге - буря. Глава "Транснефти" Семен Вайншток обвинил ФАС в желании стать "надправительственным органом", который будет сковывать работу предприятий, пользуясь нарочито расплывчатыми формулировками законопроекта. Представитель "Газпрома" предложил вообще вывести естественные монополии из сферы закона. А топ-менеджер компании "ТНК-БП" Герман Хан сказал, что раз в суды, то надо менять заодно и судебную систему. Быть может, решающим был голос главы РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса: мол, ФАС пытается забрать себе огромные полномочия, а процедура их реализации в документе отсутствует. Крайне показательно, что представители малого бизнеса ("Деловая Россия" и "Опора России") г-на Артемьева поддержали, видимо, в пику "монополистам", но на то они и малые, чтобы их не слушали.

Черту подвел вице-президент РСПП Игорь Юргенс: "Мы боимся не закона, а правоприменительной практики. В случае его принятия риски выходят из-под контроля менеджмента. Доказать непричастность к картельным сговорам сложно, а суды будут использовать эту норму по полной программе. Законопроект допускает очень вольное толкование многих норм. Предприятие в результате попадет в некий "черный список", сложно будет получать кредиты. Закон напугает бизнес-сообщество, и без того напуганное. Хотя, конечно, Артемьев лучше, чем налоговики".

И в этот момент г-н Греф перевел количество критики в качество: "Нет, под Артемьева писать закон нельзя", - сказал он, после чего стало ясно, что на наших глазах рождается новая форма законотворчества. "Чтобы снизить накал в парламенте, нужно думать, как это будет работать на практике. Не надо строить свою позицию на неприятии позиций других. Экономику делаем не мы, а бизнес. Нужно сделать закон более детальным и регламентированным, выстроить в нем баланс прав и интересов", - продолжил г-н Греф. И даже его признание, что он, Греф, тоже не написал бы лучше, было лишь реверансом в сторону чиновничьей солидарности.

Г-н Артемьев выглядел, мягко говоря, невеселым. "Здесь очень трудная аудитория - естественные монополии, - пожаловался он корреспонденту "РГ". - Мы не считаем их врагами, а их беспокойство понятно: взять хотя бы огромные оборотные штрафы. К тому, что говорил, в частности, Чубайс, мы отнесемся очень серьезно. Надеюсь, что удастся, как и планировалось, внести поправки в Административный кодекс синхронно с законопроектом "О защите конкуренции". Вместе с тем глава ФАС спрогнозировал, что "настоящее сопротивление законопроекту еще не началось".

Итак, родилась новая форма лоббизма. Если прежде бизнес интриговал через своих депутатов в Госдуме и Совете Федерации, теперь на парламент, полностью политизированный, очевидно, надежды нет. Зато у бизнеса появился такой союзник, о котором прежде можно было только мечтать, - министерство экономического развития и торговли. Может, это временный альянс. После ряда явных неудач и очевидного расхождения генеральных линий г-на Грефа и многих других министров появилась потребность объединиться. Но сегодня мы имеем то, что имеем: правительство не будет вносить в Думу законопроект не потому, что он не понравился кому-то из власти, а из-за сопротивления крупного бизнеса.

Как именно кабинет выйдет из щекотливого положения, какие слова найдет для оправдания пересмотра законопроекта? Мы будем следить за ситуацией.

Власть Работа власти Госуправление Правительство Минэкономразвития Правительство ФАС