Новости

Таким образом, проверку на соответствие Основному Закону страны прошли пункт 2 статьи 278 и вся статья 279 Трудового кодекса. Первая устанавливает, что сам собственник либо коллегиальный орган управления вправе расторгнуть трудовой договор с руководителем без указания конкретных причин. Вторая статья гласит о том, что размер компенсации за досрочное расторжение договора с руководителем предприятия или организации устанавливается трудовым договором. Также истцы оспаривали конституционность одного из положений статьи 69 Закона "Об акционерных обществах".

С соответствующим запросом в Конституционный Суд обратились Волховский районный суд Ленинградской области, Ставропольский городской суд, а также 12 граждан, уволенных по статье 278 ТК РФ. Заявители полагали, что указанные нормы закона ставят руководителей предприятий в неравное положение с остальными наемными работниками. То есть расторжение трудового договора со стороны работодателя должно объясняться вескими причинами, причем закон должен содержать исчерпывающий список таких причин. Среди заявителей, к примеру, были главврач стоматологической клиники, профсоюзный лидер, директор досугового центра и даже директор аэропорта Анапы. Жалобу последнего суд, впрочем, отклонил, поскольку при увольнении к нему не применялись оспариваемые нормы.

В своем постановлении Конституционный Суд обратил внимание на то, что расторжение трудового договора между руководителем предприятия и работодателями может быть обусловлено разными причинами. К примеру, в связи с "изменением положения собственника имущества организации как участника гражданских отношений по причинам, установить исчерпывающий перечень которых заранее невозможно, либо со сменой стратегии бизнеса, либо в целях повышения эффективности управления организацией". То есть оспариваемые нормы закона направлены на реализацию и защиту прав собственника. Одновременно суд признал, что "правовой статус руководителя организации существенно отличается от статуса иных работников" и что "федеральный законодатель вправе предусматривать особые правила расторжения с ним трудового договора". При этом Конституция предполагает предоставление последнему "адекватных правовых гарантий защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в результате потери работы, от возможного произвола и дискриминации". Иными словами, речь идет о достойной компенсации при досрочном расторжении трудового договора. Но как раз конкретный размер компенсации законодатель и не установил: она определяется в каждом трудовом договоре отдельно, по соглашению сторон. И именно здесь зачастую случаются нарушения и нестыковки.

В итоге судьи признали не противоречащими Конституции пункт 2 ст. 278 Трудового кодекса и второй абзац пункта 4 статьи 69 Закона "Об акционерных обществах", поскольку они не допускают расторжения трудового договора без выплаты справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, а в случае спора - решением суда. Вместе с тем ст. 279 Трудового кодекса признана не соответствующей Конституции в той мере, в какой она "не устанавливая гарантированный минимальный размер компенсации, допускает досрочное расторжение трудового договора без выплаты справедливой компенсации". Теперь до внесения в действующее законодательство необходимых изменений компенсация увольняемому менеджеру не может быть ниже той, которая предусмотрена при расторжении трудового договора по независящим от руководителя обстоятельствам.

Экономика Работа Занятость Судебная власть Конституционный суд