Новости

21.03.2005 06:00
Рубрика: Власть

Земля - воздух

Владимир Ресин собирается строить небоскребы на прочном земном фундаменте

"Трансвааль-парк": между прошлым и будущим

Российская газета | Владимир Иосифович! На прошлой неделе общественный градостроительный совет при мэре Москвы утвердил проект восстановления аквапарка в Ясенево, где год назад под рухнувшим куполом 28 человек погибли и около 200 получили травмы. Расскажите, пожалуйста, что там теперь будет.

Ресин | То, что на месте трагедии не может быть никакого веселья, для правительства Москвы совершенно очевидно. Поэтому принято решение открыть центр семейного отдыха и восстановления здоровья. Основное место в нем займут плавательный бассейн с вышкой для прыжков в воду и медицинские кабинеты для лечения. В новой архитектуре здания, которое предстоит восстановить, внешне не имеющей особых изысков, главное - прочность и безопасность.

Такой центр, безусловно, нужен густонаселенному району Ясенево. Жители решение поддержали. Одобрили они и идею создания часовни в память погибших. Имена жертв трагедии будут увековечены на звоннице часовни.

РГ | А кто финансирует эти работы?

Ресин | Это частный проект.

РГ | Год назад, когда все еще были под впечатлением происшедшего там, главный архитектор столицы Александр Кузьмин говорил, что скорее всего Москва во имя безопасности вообще откажется от таких воздушных легких сооружений, каким было рухнувшее здание. Тем не менее совсем недавно столица решила строить международный терминал аэропорта Внуково чуть не сплошь из стекла. Страсти улеглись и все забыто?

Ресин | Не забыто. Любая стройка в городе сейчас начинается с тщательных расчетов всех конструкций и проверки их в ходе экспертизы. Но это два совершенно разных объекта. Терминал не держится на одной колонне, как бывший аквапарк. Стекло же само по себе может быть прочнее бетона.

РГ | Был уже стеклянный аэропорт в Париже, тоже обвалился чуть не в одно время с "Трансваалем". Тот, что проектируется для Москвы, не похож на него?

Ресин | Нет. У проекта внуковского терминала, спроектированного немецкой компанией Obermeyer Planen, аналога не существует. Это будет самый красивый и современный аэропорт в мире.

РГ | Когда строили Останкинскую башню, члены Политбюро не хотели согласовывать ее проект, считали, что трехметрового фундамента слишком мало для такого сооружения. Нужен, говорили они, не менее чем тридцатиметровый. Проектировщик же настоял на своем, утверждая, что основание размером в десять раз больше не сделает башню устойчивее.

Ресин | Это правда, к каждому объекту нужно подходить с учетом его особенностей. Останкинская башня - это уникальное сооружение, требующее к себе постоянного внимания со стороны проектировщиков, инженеров, строителей.

РГ | И все-таки почему Москва в последнее время все активнее строит здания повышенной этажности, не имея для них даже строительных норм?

Ресин | Временные нормы разработаны. В ближайшее время вступят в силу и постоянно действующие. Сейчас же для каждого проекта разрабатываются специальные требования, проводятся индивидуальные экспертизы. При разработке типовых норм и стандартов высотного строительства нам важно учесть мировой опыт и одновременно адаптировать его под реально существующие московские условия. Кстати, прямое копирование иностранных образцов для нас неприемлемо, поскольку требования к безопасности в Москве гораздо выше, чем за границей.

РГ | Зам. руководителя Росприроднадзора Олег Митволь утверждает, что в Москве незаконно строится, причем в сейсмоопасной зоне, даже деловой центр "Москва-Сити". Без проведенной георазведки, без геоподосновы....

Ресин | Я подал на него за эти утверждения судебный иск. И выиграл: его высказывания суд признал порочащими мои честь, достоинство и деловую репутацию и потребовал издание опубликовать опровержение. Судебная коллегия Московского городского суда оставила его кассационные жалобы без удовлетворения. Я вижу за высказываниями Митволя не только некомпетентность, они могут иметь тяжелые социальные последствия. Представляете, человек купил или по ордеру получил квартиру. Рад без памяти, справил новоселье, дети пошли в новую школу. И вдруг узнает, что дом-то пострен как попало, стоит непонятно на чем и в любой момент может рухнуть! Тут ведь можно и умом от горя тронуться даже человеку с очень крепкой психикой!

Плоскомордие небоскребов не для Москвы

РГ | Кто следит за тем, чтобы высотные здания "Нового кольца Москвы" не искажали исторический и панорамный вид города? (Марина Александровна, г. Москва).

Ресин | Как раз вчера на заседании общественного городского совета при мэре было вынесено утверждение адресного списка для размещения 64 небоскребов, которые планируется построить по этой программе. Список не утвердили, потребовав от архитекторов сначала разработать объемный макет, на котором мы и хотим увидеть, насколько органично новые высотки войдут в ткань города. В Москомархитектуре есть специалисты, которые владеют визуальным анализом. Кроме того, решено объявить конкурс на разработку электронной версии такой схемы. Это поможет нам избежать ошибок.

РГ | Почему же тогда появляются в городе здания вроде того, что построено в начале старого Арбата? Ведь оно в этом месте явно чужеродное.

Ресин | Согласен, что его габариты великоваты по сравнению с рестораном "Прага", по соседству с которым дом разместился, но сопоставимы с высотой здания министерства обороны, стоящего на Арбатской площади. Сейчас готовятся нормы, согласно которым перепланировка фасадов зданий будет проводиться только с учетом исторически сложившегося облика улиц и районов.

РГ | Недавно вы знакомились с опытом строительства небоскребов в Японии, до этого в Америке. Какой сделали вывод для себя?

Ресин | Они гонятся за дешевизной и потому все какие-то однообразные. "Плоскомордие" сплошное. Мы по этому пути не пойдем, потому что считаем, что, как и любой дом, каждый небоскреб в Москве должен иметь свой неповторимый архитектурный облик. Более того, проектирование и строительство московских "высоток" будет вестись таким образом, что каждая из них станет ярким "пятном", центром притяжения в своем районе. Это придаст так называемым "спальным" районам 70-х индивидуальность, узнаваемость, если хотите - лицо.

РГ | Французы свой деловой центр "Де фанс" строили специально по-иному, бросая вызов американской архитектуре.

Ресин | Я считаю, надо идти на эксперименты. По крайней мере они имеют право на существование.

РГ | А как вы относитесь к тому, что "Де фанс" разместили не в Париже, а за его пределами?

Ресин | Это правильное решение. С историческим центром вообще не может быть никаких экспериментов. У нас Сити тоже находится не в центре, а в бывшей промышленной зоне, людьми и Богом проклятом месте. Сейчас его расчистили, приводят в порядок и в итоге там будет красивый новый деловой район.

РГ | Но в московских небоскребах предусматриваются не только офисы, но и жилье?

Ресин | Да. Например, в Марьинском парке, где они тоже станут центром, своеобразным местом притяжения этого спального района. У нас на заседании общественного совета по этому поводу очень острая дискуссия разгорелась. Например, академик Юрий Бочаров заявил о том, что в Австралии понастроили высоток, а жить в них никто не хочет, поэтому дома стоят пустые, одни бомжи в них обитают. Я думаю, что сказал он это в пылу полемики. Во время поездки в Нью-Йорк мне рассказывали о том, что стоимость квартиры на третьем этаже в Манхэттене в десятки раз ниже, чем в этом же доме на последних этажах. Там, на верхотуре небоскребов, цены просто баснословные. А выпрыгнуть и насмерть разбиться можно и из окна квартиры на втором этаже.

РГ | А правда, что плотность, с которой собираются понаставить небоскребов в Москве, оставит тем, кто в них поселится, в среднем по 80 сантиметров на человека? Ужас!

Ресин | Неправда. По плотности застройки тоже существуют нормы, и нарушать их никто не позволит.

РГ | А вы сами планируете поселиться в небоскребе?

Ресин | Нет. Это дело вкуса. Я привык быть ближе к земле и выше четвертого этажа не хочу жить.

Шикарный дом среди трущоб, что пир во время чумы

РГ | Владимир Иосифович! Объясните нам, пожалуйста, откуда в Москве взялись эти исламские башенки, которыми сплошь украсили город?

Ресин | Архитекторы - творческие люди, богема. Одним город представляется так, другим иначе. И, как говорится, слава Богу, понастроились уже под одну гребенку. Главное - видеть не одно здание. Оно может быть прекрасно, но очень многое зависит от места, к которому его привяжут. Где-то покажет все свои прелести, а где-то наоборот - усугубит существующие проблемы. Например, представим себе, что какой-нибудь модерн встанет в районе Красной Пресни с его отживающими домами. В итоге не украсим, а наоборот, подчеркнем всю трущобность этой части города.

РГ | Кстати, о модерне. Обсуждался проект авангардного здания, которое хотели построить поблизости от Третьяковской галереи. Решена его судьба?

Ресин | Пока нет.

РГ | Москву Белокаменную в свое время активно строили итальянцы, начиная с Кремля и Успенского собора. А сейчас привлекаются известные зарубежные архитекторы?

Ресин | Привлекаются. Например, в конкурсе на проект здания новой мэрии кто только не участвовал. А победили наши молодые ребята из института "Курортпроект", имена которых лично я узнал, лишь когда при подведении итогов были вскрыты конверты.

РГ | Ну и что, будет московская мэрия красивее лондонской, например, которая недавно справила новоселье?

Ресин | Надеюсь, что да. Тем более что лично мне лондонская не нравится своей нефункциональностью. Полезной площади там немного, а кабинет мэра загнали куда-то на антресоли.

РГ | Когда наша начнет строиться?

Ресин | В настоящее время дорабатывается ее проект.

РГ | В 2007 году правительство Москвы планировало уже переехать.

Ресин | Переедем. Или другие переедут.

РГ | У нас есть вопрос читателей. "В какую инстанцию можно пожаловаться на то, что сдача дома задерживается уже год? Речь - о компании "Амсолит" по улице Пырьева. С уважением, Дмитрий Бабанин".

Ресин | В текущем году этот дом будет сдан.

РГ | Можете ли вы принять жесткие меры против компании, не подготовившей дом к заселению к зимнему сезону, не выполнившей свои обязательства в соответствии с инвестиционным контрактом. И поставить вопрос о разрыве контракта с такими компаниями-бракоделами?

Ресин | Можем. И сделаем это, если указанные факты при проверке подтвердятся.

РГ | Мы постоянно с настойчивостью задаем один и тот же вопрос: что будет с Шереметьево-2? Превратится ли он когда-нибудь в аэропорт, которого можно не стыдиться?

Ресин | Шереметьево-2 - федеральный объект. Я могу сказать лишь о Внуково, который чуть больше года назад стал по указу президента РФ городской собственностью. О только что утвержденном уникальном проекте его международного терминала я уже упоминал. Его строительство начнется в текущем году. Но думаю, что о многом говорит и тот факт, что как раз в эти дни на международной туристской бирже ITB-2005 в Берлине будет представлена программа развития аэропорта Внуково до 2015 года. Стратегическим партнером аэродромного комплекса является известная компания Luftgansa Consalting.

РГ | Столичные власти развернули такую мощную деятельность в противовес федеральным?

Ресин | Это неправильная постановка вопроса, ибо иногда случайно, а иногда и преднамеренно она сталкивает регионы с федеральным центром. Мы же одними цепями связаны, в одной лодке сидим. В такой ситуации не бывает ни побежденных, ни победителей. Взять хотя бы пример со льготами ветеранам. Кто пострадал в итоге? Население. Власти же одинаково скомпрометированы и местные, и федеральные. Их ошибки - это и наши ошибки. Значит, вместе их нужно и исправлять. К сожалению, это не всегда получается.

Кризис стройкомплексу не грозит

РГ | Как в стройкомплексе вообще обстоят дела?

Ресин | В столичном стройкомплексе сейчас работает миллион человек. Иностранцев из дальнего зарубежья - буквально единицы, из ближнего зарубежья - несколько десятков тысяч. Остальные - жители Москвы и области. Работой мы загружены не только на этот год, но и на многие годы вперед. Зарплата у строителей одна из самых высоких в Москве.

РГ | Москва всегда гордилась своими сильными социальными программами. В частности, в течение всего последнего десятилетия она ни разу не прекращала предоставлять бесплатное жилье очередникам. Не сократится ли его строительство в столице теперь, когда по новому Жилищному кодексу право на бесплатную квартиру имеют только малоимущие граждане?

Ресин | Ни в коем случае. Мы, конечно, люди законопослушные. Но даже для того, чтобы выполнить новый кодекс, строительство социального жилья надо не сокращать, а раза в два-три увеличивать.

РГ | А сносом, реконструкцией пятиэтажек город будет продолжать заниматься?

Ресин | Обязательно. Эта работа идет строго в соответствии с принятыми правительством Москвы программами.

РГ | Что стоит за падением цен на жилье, которые отмечают эксперты?

Ресин | Увы! Цены на квартиры не падают, в лучшем случае они заморозились. Да и то лишь на элитное, эксклюзивное жилье. А массовое, жилье среднего уровня, понемногу - на 0,1, 0,2 процента продолжают подниматься.

РГ | По оценке специалистов, 95 процентов строек в Москве ведется на заемные средства. Вы согласны с этим?

Ресин | А вы думаете, что инвесторы вынимают из кармана эти миллиарды рублей, необходимые на ведение строительства? Необходимые средства они берут в кредит у банков или вносит само население, участвуя в роли соинвесторов. Когда дом сдается, заемные деньги возвращаются. Это нормальная практика во всем мире. Вот у всех нас есть какое-то количество долларов. Что же, собрать их все вместе и предъявить Америке, заявить, что она банкрот? Ситуация в строительстве примерно такая же.

РГ | Значит, кризис, который то и дело прогнозируют, строительному комплексу не грозит?

Ресин | Как говорит наш мэр Юрий Михайлович Лужков: не дождетесь!

РГ | И напоследок, еще письмо. "Владимир Иосифович! Как стать вашим советником в правительстве Москвы? Мне 26 лет. Закончил вуз, имею ученую степень, проживаю в г. Казани". (Олег Викторович).

Ресин | Только по конкурсу. А нас все сейчас происходит по конкурсу. Распределение горзаказа, выбор проектов, ну и набор кадров тоже.

Власть Работа власти Регионы Москва Правительство Москвы ЦФО Деловой завтрак
Добавьте RG.RU 
в избранные источники