Новости

01.04.2005 03:00
Рубрика: В мире

Полцарства за Камиллу

Читайте первую часть в №59 от 25.03.05.

3. Ужель та самая Диана?

Однако в Букингемском дворце не умилились подобной "экстравагантности". Совсем даже напротив - там забили тревогу, опасаясь, что затянувшаяся любовная лихорадка наследника может обернуться хронической болезнью, от которой всерьез "закашляет" британский престол. И тогда Камилла первой выкинула белый флаг капитуляции: она предложила Чарльзу единственно спасительный в этой ситуации шаг - женитьбу на замечательно милой девушке. Не на ней - на Диане Спенсер.

Всем, кто всерьез переживал за воспоследовавшие за этим злоключения в любовном треугольнике Чарльз - Камилла - Диана, остается лишь недоумевать и гадать, зачем Камилла "толкнула" своего возлюбленного к той, которая, по общему признанию, могла дать ей сто очков вперед. Если это был не искренний шаг во спасение любимого человека, а военная хитрость, обеспечивающая "крышу" для дальнейшего мирного течения их собственного с Чарльзом романа, то риск, казалось бы, был весьма велик: Чарльз, не ровен час, мог и впрямь полюбить Диану.

Самый же главный вопрос со стороны "обвинения" задавался все эти годы самому наследнику: не слишком ли эгоистично было вступать в брак с одной женщиной в качестве лекарства от любви к другой? Между тем, если верить многочисленным свидетелям и свидетельствам всей этой безумной истории, Чарльз и Камилла искренне вознамерились распрощаться бесповоротно. Камилла, познакомившая Чарльза и Диану Спенсер на скачках в Лэндлоу, сказала принцу, что отныне их интимная связь окончена раз и навсегда. Что, женившись на Диане, он должен сделать свою молодую жену счастливой. И Чарльз обещал ей сделать все, чтобы его брак "заработал". Свое предложение Диане престолонаследник сделал в огороде усадьбы Паркер-Боулсов.

Диана вычеркнула Камиллу из списка свадебных гостей. С первой же встречи с ней и Чарльзом она поняла, что Камилла - соперница, а стало быть, враг. Предложение Камиллы о дружбе было ею отвергнуто. Как далее плелись нити в этом запутанном, как и всякая личная драма, клубке? Отдельные источники утверждают, что на свадьбе со Спенсер жестко настоял отец Чарльза, принц Филипп. Глава англиканской церкви, архиепископ Кентерберийский, венчавший Чарльза и Диану и близко знавший обоих, считал, что Диана организовала свой брак исключительно по расчету. Приятели Дианы утверждают, что она искренне влюбилась в наследника. Все спорящие сходятся между тем на одном: менее подходящих друг другу людей, нежели Чарльз и Диана, природа создать не могла. Их разочарование друг в друге было быстрым, горьким и взаимным.

Близкий приятель молодости Чарльза и Дианы журналист Джеймс Уайтекер, размышляя об их браке, сказал, что любая другая, некоролевская, пара развелась бы на их месте много раньше, чем через 15 лет, потому что они попросту не имели ничего общего. Диане, страстно мечтавшей покорить мир и быть всегда на виду во всем блеске (инсайдеры двора вспоминали, что она никогда не надевала плащей и пальто, чтобы ее было "лучше видно"), претило в "скучном" Чарльзе практически все: его заумные интеллектуалы-друзья, его страсть к классической музыке и балету, азартное увлечение игрой в поло и охотой, тяга копаться в земле и жить фермером в загородной глуши, неумение с шиком одеваться, плясать на дискотеках и блистать в обществе. Что думал о Диане Чарльз и какие чувства испытывал к ней, так и осталось тайной за семью печатями. Известно лишь то, что он никогда не сказал о леди Ди ни одного дурного слова, терпеливо снося все ее уколы и нападки.

4. "Корабль идет ко дну"

...Чарльз позвонил Камилле с борта яхты "Британия" на пятый день своего свадебного путешествия. Он поделился с ней своими тревогами по поводу состояния своей молодой жены, которая вела себя слишком нервозно и слишком неуравновешенно: на нервной почве у Дианы начались приступы булимии. Узнав о звонке Чарльза, Диана поставила мужу условие, чтобы Камилла была раз и навсегда вычеркнута из его жизни. Чарльз ответил, что не вычеркнет "своего лучшего друга". Свидетели утверждают, что вслед за этим разразилась некрасивая сцена супружеского скандала, во всей его просторечной неприглядности. Диана перестала называть подругу Чарльза Камиллой. Отныне ей была присвоена унизительная кличка "Ротвейлер".

Дальнейшая история незадавшегося супружества четы Уэльских более или менее известна миру. Помимо прочего она была подробно описана в книге Эндрю Мортона "Диана: ее правдивая история" и в книге Пенни Джунор "Чарльз: его правдивая история". И хотя эти две книги содержат версии полярно противоположные, как если бы их писали дуэлянты, стоявшие по разные стороны барьера, оба автора сходятся на одном: это был брак абсолютно не подходящих друг другу людей, обвенчавший "лед" и "пламень". И самое печальное, этот брак "не работал".

В том, что брак не работал, Диана обвинила Камиллу ("в этом браке нас было трое" - заявила она в своем знаменитом телеинтервью), а также всю королевскую семью, устроившую проив нее "заговор". Обозленная неудачами, она объявила Виндзорам войну: грязное белье королевской спальни было при поддержке надежных друзей из прессы выставлено на всеобщее обозрение. Сестра Чарльза, принцесса Анна, с ужасом наблюдавшая происходящее в королевстве, сказала Диане: "Покуда ты не присоединилась к нам, ничего не протекало. Но сейчас корабль получил столько пробоин, что неудивительно, что он идет ко дну".

Диана потребовала развода. Чарльз согласился на "разъезд". Он позвонил Камилле и сказал, что устал, что он потерян и одинок. И услышав этот сигнал SOS, Камилла ринулась на помощь. Как утверждали все, кто знал ее близко, она могла вынести все что угодно, кроме одного: что ее Чарльзу, человеку, ставшему для нее самым дорогим на свете, - плохо.

В еще одной сенсационной книге, написанной Пенни Джунор уже после гибели Дианы и озаглавленной "Чарльз: жертва или злодей", со ссылками на друзей Чарльза утверждалось, что Диана первой изменила принцу, начав роман со своим личным охранником, сержантом полиции Барри Мэннаки, который позднее погиб, разбившись на мотоцикле. Утверждалось и то, что Диана звонила Камилле и угрожала ей смертью. Именно после публикации этой книги Чарльз и Камилла сделали первое в их жизни совместное публичное заявление, гласившее, что они не желают иметь никакого отношения к вымыслам, порочащим имя покойной.

Но между тем именно подобного рода "откровениями" от лица враждующих лагерей долгие годы зачитывалась вся Британия и прочие, тиражировавшие мыльную оперу "камиллгейта", страны и народы. Этот "камиллгейт" разразился после предания гласности содержания телефонного разговора Чарльза и Камиллы, записанного по тайному указанию Дианы. Верноподданные от души потешались над интимными излияниями престолонаследника, нашептывавшего своей возлюбленной, что он желал бы стать "тампаксом", чтобы быть к ней как можно ближе. Британия, впрочем, пережила и "дианогейт" - обнародование не менее интимных телефонных бесед принцессы с ее любовником. Из всего пережитого страна вынесла лишь одно - сомнение, что ей нужны подобные короли и королевы. Что ей вообще нужна такая монархия.

5. Камилла - или трон

29 июня 1994 года в историческом телеинтервью перед лицом телезрителей собственной страны и всего мира принц Уэльский признался в измене жене и тем самым стал единственным в истории престолонаследником, провозгласившим собственный адюльтер. Диана в своем телеинтервью заявила, что Чарльз в британские короли не годится. В Британии назревал второй конституционный кризис. Первый был пережит в 1936-м, когда король Эдуард VIII отрекся от престола ради женитьбы на дважды разведенной американке Уоллис Симпсон. Англиканская церковь не позволяла королям разводиться или жениться на разведенных. Поставленный перед жесткой дилеммой, Эдуард услышал ставшие впоследствии крылатыми слова: "Сэр, вы можете иметь или трон, или эту женщину, вы не можете иметь обоих". Полвека спустя те же слова были сказаны Чарльзу. История повторилась. За исключением одной "небольшой" детали: принц Чарльз выбрал престол.

Давление, оказанное на него, было бесцеремонно безжалостным. Даже из уст официальных политиков раздавались похожие больше на приговор советы, что Чарльз должен "сцепить зубы и отречься от Камиллы". Таков был согласно общему вердикту его долг перед страной и британским престолом. Жертва, которую требовали от Чарльза, была между тем куда серьезнее, чем многие думали. Речь шла не просто об отставке любовницы. Речь шла о прекращении отношений с человеком, ставшим для Чарльза главным содержанием его жизни, его "каменной стеной": о Камиллу можно было опереться, за ней можно было укрыться надежнее, чем где-либо еще на свете. И она первой принимала удары на себя.

После публикации книги о Диане, после обнародования телефонных бесед с Чарльзом Камилла была подвергнута общественному "линчеванию". Ее дом осаждали репортеры, ее сына дразнили товарищи по Итонскому колледжу, ее оскорбляли на улицах и в магазинах. С ее отцом едва не сделался удар, и старый вояка поехал во дворец, чтобы бросить в лицо наследнику все слова горечи за свою обесчещенную дочь. Камилла начала курить по нескольку пачек сигарет в день, потеряла в весе, и в ее некогда прекрасных золотых волосах заметно прибавилось седины. В глазах британцев она стала исчадием ада - бесчестной женщиной и безнравственной интриганкой, разрушившей Дианино счастье.

Травля Камиллы и Чарльза приняла столь разнузданный характер, что даже экс-супруг Камиллы, полковник Паркер-Боулс, остающийся и по сей день близким другом как Чарльза, так и Камиллы, в сердцах воскликнул: "Оставьте их, черт побери, в покое! Эти двое заслужили быть вместе". Друзья говорили: "Любой на месте Камиллы немедленно обнародовал бы свою правду. Любой - но только не Камилла. Она сохранила молчание даже ценой потери своего доброго имени: ради своего Принца". Британская журналистка Кэролин Грэхем так сказала о ней: "Пройдя через весь этот ад, Камилла показала, что она обладает одной вещью, отсутствием которой трагически страдала Диана: классом!"

Принц Чарльз не сдержал данного своим верноподданным слова. Без Камиллы он попросту не смог. Все последующие годы они тем не менее уже нигде и никогда не показывались вместе. Камилла заперлась в глуши, перестав появляться в свете. Но в редкие ночи в домах преданных людей появлялась пара уже не слишком молодых любовников, которых бережно укрывали от посторонних глаз. Полковник Паркер-Боулс уже давно жил в новом браке. Диана, ставшая "королевой сердец", проводила каникулы в компании своих новых друзей и возлюбленных. Летом 97 года, когда Диана отдыхала на яхте с сыном богатого арабского торговца Аль-Файеда, Чарльз и Камилла задумали провести первый в их жизни совместный отпуск. За все долгие годы их страдальческого романа они никогда и никуда не выезжали вместе. На сей раз Чарльз отважился пригласить Камиллу в тихоокеанский круиз на яхте своих друзей. За их снимки в этом круизе уже была назначена цена в один миллион фунтов стерлингов. Ровно столько же, во сколько оценили фотографии другой пары, плававшей в это же самое время в водах Атлантики, - Дианы и Доди.

Чарльз не успел повезти Камиллу кататься на яхте: в последний день этого лета пришла ужасная весть. Диана погибла.

6. Горько!

Британия похоронила свою принцессу, проводив ее в последний путь с такой скорбью и горечью, что трауру по леди Ди, казалось, не будет конца. Но все проходит, как пророчески написано на перстне царя Соломона. Прошли годы. Наступило затишье.

Чарльз занялся многочисленными фондами и проектами, зависнув на "листе ожидания" своей очереди восшествия на престол. Он вырастил сыновей, у которых началась уже своя личная жизнь и бурным цветом зацвели свои романы. Только что представил отцу свою, как он выразился, "настоящую и единственную", младший сын принц Гарри. Нынешней осенью сыграет свадьбу сын Камиллы Том.

Все последние годы Чарльз и Камилла жили, уже не скрываясь, вместе, и Чарльз даже включил расходы Камиллы в предъявляемые им казне финансовые отчеты, чем узаконил, по сути, факт совместного ведения хозяйства. Время от времени на тех или иных полуофициальных или совсем неофициальных мероприятиях они стали появляться вдвоем: лысеющий худощавый джентльмен и стройная седеющая блондинка, явно стесняющаяся объективов нацеленных на нее телекамер. И хотя всему миру эти двое были известны скорее как скандальные "любовники столетия", на самом деле они куда больше напоминали израненных бойцов, только что вышедших из окружения после бесконечно долгих, изматывающих боев.

Непреклонные изначально в своем неприятии Камиллы британцы в конечном итоге сложили оружие, признав подавляющим большинством голосов, что негоже наследнику до конца дней ходить в одиноких вдовцах и уж совсем негоже прятать свою возлюбленную от глаз людских. А посему объявление Чарльза о том, что он женится на Камилле, хотя и явилось для кого приятной, а для кого неприятной неожиданностью, громом среди ясного неба определенно не прозвучало.

Начиная со следующей пятницы букмекерские конторы Британии выплатят пятизначные суммы тем, кто в свое время "поставил" на брак Чарльза и Камиллы. Шансы за то, что Чарльз таки отважится на этот шаг, считались еще недавно столь ничтожными, что букмекеры предложили изначальную ставку в пятьдесят против одного. Зато сегодня, войдя во вкус, тотализаторы начинают раскручивать новую азартную игру: объявлена ставка в 20:1 за то, что к концу будущего года 59-летняя на ту пору Камилла подарит 57-летнему на ту пору Чарльзу... первенца!

Препятствий браку будущего короля не чинит больше и англиканская церковь, хотя регистрироваться этот брак будет гражданским обрядом с последующим благословением в церкви. Формально воспрепятствовать браку кого-либо из членов королевской семьи может отныне лишь сама монархиня, которая свое мнение по поводу матримониальных проектов королевичей и королевен согласовывает при этом с премьер-министром и правительством. Но мама Елизавета свое благословение сыну уже дала, а Тони Блэр разослал брачующимся свои искренние поздравления. Ожидается на свадьбе и брачной церемонии присутствие всех детей жениха и невесты от их первых браков - принцев Уильяма и Гарри, а также Тома и Лоры Паркер-Боулс. При этом принц Уильям и Том Паркер-Боулс выступят на свадьбе в роли свидетелей. Пожалует на свадьбу и сам полковник Паркер-Боулс со своей нынешней женой - они уже веселились не так давно на юбилее Камиллы. Примет участие в свадебных торжествах и Ее Величество. Свое наделавшее скандала решение не присутствовать на гражданской церемонии бракосочетания в городской ратуше Виндзора королева объяснила всего лишь стремлением пойти навстречу Чарльзу и Камилле, которые выразили пожелание провести мероприятие как можно в более скромном формате.

А вот присутствие отца жениха, герцога Эдинбургского, пока под вопросом. Буквально на днях принц Филипп немало огорошил британцев, заявив, что неотложные дела потребуют его поездки за границу и что к свадьбе сына он, не исключено, вернуться не успеет. Версия о неотложных делах в данных щекотливых обстоятельствах выглядит весьма бледно и неубедительно, раздувая с новой силой пожар слухов о том, что над Букингемом по части приема в семью Камиллы не самое безоблачное небо.

После вступления в брак Камилла Паркер-Боулс получит титул Ее Королевского Высочества и станет именоваться герцогиней Корнуольской. И хотя Камилла имеет все законные права именоваться принцессой Уэльской - как исторически надлежит всем женам престолонаследников - этот титул в знак памяти о Диане деликатно решили второй супруге Чарльза не передавать. Впрочем, слово "решили" к данной ситуации тоже пришито непонятно какими нитками. Английские юристы определенно заявили, что согласно конституциональной букве закона Камилла уже 8 апреля, то бишь в день бракосочетания, становится принцессой Уэльской и что все прочие "альтернативные" титулы законной силы иметь не будут.

Нет нынче, после активного вмешательства в дело законников, и недавней уверенности британцев в том, что не объявится в Британии и королевы Камиллы. Нежелавших признавать Камиллу королевой верноподданных успокоили было тем, что при восшествии Чарльза на престол его супруга получит всего лишь причудливое звание принцессы-консорт. Эдаких причуд в истории британской монархии также доселе не наблюдалось, ибо подобное звание носили разве что состоящие при правящих королевах мужья вроде супруга Виктории принца Альберта, но никак не королевские жены. Однако таково было пожелание общественности. Именно такой титул предпочла иметь и сама Камилла. Тем не менее ближе к свадьбе выяснилось, что дабы предотвратить "автоматическое превращение" Камиллы в королеву, понадобится специальное решение парламента, иначе говоря, внесение поправок в закон. Но парламент и правительство вряд ли возжелают подправлять таким образом законы и не пущать Камиллу к надлежащей ей короне. Во всяком случае Тони Блэр дал понять, что он таких планов не вынашивает. Сыр-бор, одним словом...

Впрочем, надо полагать, даже если недостача причитающихся ей титулов и будет иметь в конечном итоге место, это не слишком расстроит Камиллу. Для своего Принца она и без того всегда была Королевой.

Вот, пожалуй, и вся непростая история с в общем-то на удивление счастливым концом. И что бы ни говорили об этих двоих и как бы к ним ни относились - праведно или неправедно, но они вымучили свое личное человеческое счастье. И тот, кто без греха, пусть бросит в них камень.

Камилла может развалить Содружество наций

 

   а в это время

Восхождение на престол короля Чарльза и королевы Камиллы может спровоцировать катастрофические последствия для так называемого Содружества наций, в которое входят 53 бывших британских колонии, возглавляемые британским монархом. А именно: королева Камилла может это Содружество просто-напросто развалить.

Столь ошарашивающая новость вытекает из республиканских настроений, забродивших и вспучившихся после того, как ведущие британские юристы заявили намедни, что согласно закону супруга принца Чарльза при его восшествии на престол станет королевой автоматически, а стало быть, никакие задуманные для Камиллы альтернативные титулы типа "принцессы-консорт" в глазах закона силы иметь не будут. Эта новость стала последней каплей в чаше терпения тех, кто отчаянно противился женитьбе Чарльза на Камилле. Она же явилась замечательным подарком для тех, кто мечтает стать могильщиком монархии и водрузить на место королей президентов.

Как заявил в интервью британской "Таймс" представитель секретариата Содружества Джоэль Кибазо, если Камилла станет королевой, одна или две страны могут захотеть из него выйти. На самом же деле речь может идти и о большем числе стран. Раскольнические настроения разбушевались в Австралии и Новой Зеландии, где недавний визит принца Чарльза вызвал серию протестов и демонстраций "из-за Камиллы". Премьер-министр Новой Зеландии Элен Кларк заявила на днях, что королева Камилла не станет королевой для Новой Зеландии, если Чарльз взойдет на престол. Премьер-министр дала понять, что рано или поздно Новая Зеландия станет республикой и что в подданных Камиллы новозеландцы ходить не будут.

Улизнуть из-под британской короны могут не ровен час Карибы, Барбадос и Ямайка. И даже традиционно лояльная к британскому монарху Канада, согласно последним опросам общественного мнения, выражает сомнения в преданности канадских подданных будущему королю Чарльзу и королеве Камилле. Иметь британского монарха в качестве главы государства не хотят сегодня 46 процентов опрошенных канадцев. Причина "революционных" настроений все та же - Камилла.

Последствия подобных настроений могут оказаться для британской монархии более чем серьезными. Чарльз, даже вступив на престол, при таком раскладе не ровен час унаследует лишь "полцарства". Потому как главой Содружества он становится отнюдь не автоматически - этот вопрос решается лидерами всех входящих в него 53 государств.

А что происходит в самой монаршей цитадели, в Британии? После скандального развода Чарльза и Дианы опросы общественного мнения принесли сенсационные результаты: больше половины британских респондентов заявили, что монархия не продержится более пяти десятков лет и что Британия станет республикой. 42 процента заявили при этом, что короли и королевы - слишком большая для них роскошь, так как содержание королевского двора - удовольствие для налогоплательщика немыслимо дорогое.

Впрочем, наивны те, кто полагает, что республика с ее разорительными президентскими избирательными кампаниями обходится налогоплательщику дешевле. К тому же, по убеждению ярых монархистов, печальные примеры России, свалившейся после свержения царя в сталинскую диктатуру, и Германии, впавшей после изгнания императора в нацизм, - назидательный для Британии урок.

Поэтому, приняв все это во внимание, Камиллу с Чарльзом, может быть, свергать и не будут. Так, только, для порядка, пошумят...

В мире Европа Великобритания