Новости

01.04.2005 06:59
Рубрика: Власть

У отдельных персон есть желание сделать Ингушетию "горячей точкой"

Президент Мурат Зязиков готовит свою республику к презентации в Европарламенте

Российская газета: Мурат Магометович, в стране идет процесс укрупнения регионов. На ваш взгляд, возможно объединение республик Северного Кавказа в один субъект или же "реставрация" Чечено-Ингушской Республики?

Мурат Зязиков: Прежде чем что-то укрупнять или кого-то объединять, надо понять, насколько это актуально и необходимо самим республикам и стране. Мы это уже проходили в советские годы. Я думаю, эту идею периодически "подбрасывают" люди, которые не хотят активно работать на укрепление государственности России, ее субъектов. Сегодня главное - не укрупнить, а проанализировать положение каждой республики, края, области и сделать все для того, чтобы преодолеть существующие на юге России социально-политические, экономические и инвестиционные риски. И этим должны заниматься все: и федеральный центр, и министерства, в том числе минэкономразвития, и непосредственно сами регионы. Необходимо, учитывая новые реалии, восстанавливать экономические и культурные связи между субъектами, утерянные после распада СССР. Какое-то движение в этом направлении уже идет. А отдельные наши политики, депутаты и другие облеченные властью люди, вместо того чтобы заниматься созиданием, создавать необходимую для плодотворной кооперации нормативно-правовую базу, говорят, что надо укрупнить, и все проблемы решатся сами собой. Для них главное - "отрапортовать", показать свою "компетентность".

Кто-то может сказать, что мое мнение обусловлено опасением потерять кресло руководителя, и будет неправ. Я исхожу из блага людей, живущих на юге страны, своего народа, республики, которая хочет быть экономически самостоятельной. В Ингушетии масса животрепещущих проблем, а мы начинаем заниматься выяснением, кого к кому присоединить, кто мастер, а кто подмастерье. Хотя север и юг - это лишь разные части одной страны, они, как пальцы на руке человека, разные. Но, конечно, представляют одно целое.

Впрочем, и у субъектов, входящих в состав Южного федерального округа, разные уровни развития и стартовые возможности. Сегодня реализуется Федеральная целевая программа "Юг России", но посмотрите, кто, как и насколько там представлен. Могу сказать, что Ингушетия представлена недостаточно, хотя мы давали свои предложения. Как можно сравнивать нашу республику, например, со Ставропольским или Краснодарским краем? Они - тоже юг России, где есть много бюджетообразующих предприятий. Ингушетия - субъект, который был образован совсем недавно. Он имеет накопившиеся годами многослойные проблемы, которые власть обязана решать. Я считаю, что по развитию нашей республики нужна целевая федеральная программа - это объективное требование жизни. К нам приезжают многочисленные проверяющие, которые, как правило, только высказывают свои рекомендации, а по существу практически никак не помогают. На все про все у них одно объяснение: Ингушетия - это зона всевозможных инвестиционных рисков.

РГ: С началом контртеррористической операции в Чечне за соседней Ингушетией тоже закрепился ярлык "горячей точки"...

Зязиков: Жители республики и я, как ее глава, категорически против этого определения. Силовые структуры работают активно, но никаких зачисток, тем более с нарушением прав гражданского населения, здесь не проводится. Идет массовое строительство жилья, объектов соцкультбыта, здравоохранения, учебных заведений. За последние два года возведено более трех тысяч жилых домов. Буквально на днях новоселье справили двести семей военнослужащих. Построены одиннадцать школ, роддом, два новых университетских корпуса. Введены в эксплуатацию несколько объектов инфраструктуры аэропорта Магас. Мы добиваемся, чтобы он получил международный статус. Разрабатывается документация на возведение второй очереди аэропорта. Заработали новые предприятия - ГУП "Маслосырзавод "Сунженский", завод по розливу минеральной воды в Джейрахе, ГУП "Кавдоломит", производящее различные стройматериалы. В селе Сурхахи скоро будет сдан кирпичный завод производительностью 17 миллионов штук кирпича в год. Строятся заводы по производству стеклотары, утилизации твердых бытовых отходов, в рамках госзаказа - завод по выпуску электронных мачтовых антенн. А сколько открылось малых предприятий!

Восстанавливается сельское хозяйство. Ежегодно увеличиваются посевные площади: под яровыми культурами они составляют сегодня более 20 тысяч гектаров, под зерновыми - около 9 тысяч. Стали выращивать новую культуру - сахарную свеклу, чего раньше не было. В этом году посевная кампания пройдет с использованием до семидесяти процентов собственных семян. Возрождается садоводство. В 2003-2004 годах было заложено 230 гектаров садов. В республике с этого года реализуется специальная программа поддержки фермерских хозяйств, рассчитанная до 2010 года. На это будет выделено более 700 миллионов рублей.

Собственные доходы Ингушетии за последние два года выросли втрое. Республика живет мирной жизнью. Большое значение придается развитию науки, спорта, образования, воспитанию молодежи. Недавно вышел в свет новый, самый полный на сегодняшний день ингушско-русский словарь, состоящий из 11 тысяч слов. В конце года будет издан еще один - из 25 тысяч слов. Наша детская команда из Назрани "Эрзи" победила в общероссийских соревнованиях по мини-футболу, теперь она будет представлять Россию на мировом турнире во Флориде. В республике издан, единственной в ЮФО, учебник по граждановедению для учащихся 7-9 классов "Наш выбор: без наркотиков", который признан одним из лучших в стране. Разве в "горячей точке" все эти достижения были бы возможны?!

Я не хвалюсь, говорю обо всем этом с одной целью: чтобы донести до людей объективную информацию. Ведь не секрет, что есть силы, которые не хотят видеть позитив и распространяют откровенную ложь. Почему ту же Москву или Нью-Йорк, в которых были совершены теракты, не называют "горячими точками"?

Ингушетия, без сомнения, находится в непростых условиях. Есть попытки дестабилизировать обстановку в республике, в июне прошлого года на нее было совершено нападение террористов, против нас шла и продолжается информационная война, но все-таки это не "горячая точка". Кстати, могу привести конкретный пример информационной войны. Больше года длилась история, когда в СМИ под рубрикой "Розыск" периодически публиковались фотографии 14 ингушских женщин-врачей из гуманитарных миссий, работавших на территории республики, которые якобы входили в состав террористических групп. Это была чья-то преступная ошибка, потому что эти люди никаких противоправных действий не совершали. Сотрудники правоохранительных органов республики знают это наверняка. Более того, эти женщины известны в Ингушетии, их здесь уважают как людей, сделавших немало милосердных дел. Только после того, как они приехали в Москву и встретились с заместителем председателя Совета Федерации Александром Торшиным, заместителем министра внутренних дел Аркадием Еделевым, в этой странной истории была поставлена точка. Но сам факт ее появления заставляет задуматься: первый раз публикации появились в газетах год назад, а потом - сразу же после событий в Беслане. Без сомнения, есть силы, которые хотят развернуть новый театр военных действий. И не только в Ингушетии, но и в других республиках Северного Кавказа: Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Дагестане. У отдельных персон есть желание сделать Ингушетию "горячей точкой". А у ингушей и в целом многонационального народа Ингушетии такого желания нет. Те, кто живет в республике, хотят мира и стабильности, причем в составе России.

РГ: Многие проблемы решаются силами самой республики, а какие требуют участия федерального центра?

Зязиков: Самые сложные и застарелые - обустройство беженцев, создание условий для их возвращения к родным очагам и отсутствие у Ингушетии четких границ. Их мы самостоятельно решить не можем. Эти вопросы - в сфере компетенции федерального центра.

С чеченскими беженцами все понятно: надо дать им возможность вернуться в Чечню. Тем, кто хочет остаться здесь, помочь с жильем и трудоустройством. Намного сложнее дело с вынужденными переселенцами из Северной Осетии ингушской национальности. Хоть они и считаются гражданами Осетии, там у них осталось жилье, процесс их возвращения в родные места идет напряженно. С этой проблемой переплетается другая: кому должна принадлежать территория Пригородного района Осетии? Если взять историю, то этот район, а также Владикавказ были исконно ингушскими землями, которые в советское время по распоряжению свыше, с нарушением всех прав были отданы соседям. Может быть, с этим можно было бы и смириться, если бы ингуши, выехавшие оттуда массово в результате событий 1992 года, могли вернуться домой и спокойно жить.

В любом случае субъект Федерации, согласно Конституции страны, существовать без границ не может. Их нужно четко определить. В 1993 году была создана федеральная комиссия, которая должна была разобраться в этом вопросе и вынести свое решение. Но вскоре она свернула свою работу. Потом снова заработала и снова прекратила существование. Сегодня наш парламент обратился с просьбой решить эту проблему в правовом поле к президенту страны Владимиру Путину, председателю Совета Федерации Сергею Миронову. Ждем результата.

Республике необходима поддержка по созданию новых рабочих мест: уровень безработицы, хотя и снизился на 20 процентов, все еще остается высоким - около 60 процентов населения не имеет постоянной работы. Но пока мы сами еще с безработицей не справимся: как я уже говорил, у нас не те стартовые возможности, которые есть у других субъектов ЮФО, нет их потенциала, приобретенного еще в советский период. У нас все только начинается.

Большие надежды мы возлагаем на введение в Ингушетии свободной экономической зоны. Наряду с несколькими другими субъектами мы вышли с этой инициативой на федеральные органы, и скоро должен быть принят соответствующий законодательный документ на этот счет. В республике в прежние годы уже действовала свободная экономическая зона. В отличие от прежней новая будет по-настоящему финансово прозрачной и открытой, вплоть до того, что все наши шаги, осуществляемые в ее рамках, будут публиковаться в СМИ - постоянно, как прогнозы погоды. Хотелось бы, чтобы также получило поддержку обращение ряда субъектов в Государственную Думу и Верховный суд, в котором они просят о приостановлении действия института присяжных заседателей. Конечно, это одна из необходимых форм демократии, но если взять конкретно Ингушетию, то институт присяжных заседателей у нас вводить пока рано. Такой вывод был сделан после широкого обсуждения темы в нашем парламенте, в общественных организациях. Республика будет готова к нему не раньше, чем лет через десять.

Есть еще одно пожелание к руководству страны. После распада Советского Союза в России возник идеологический вакуум, который стали заполнять представители экстремистских религиозных и других организаций, в основном пришедших в страну извне. Я не сторонник воссоздания комитета по делам религий, но какой-то орган, координирующий деятельность религиозных конфессий и работающий при президенте или председателе правительства, необходим. Тем более что в стране проживают миллионы мусульман. Всем людям, независимо от того, какую религию они исповедуют, должно прививаться понимание того, что Россия - многонациональная страна, и все люди, живущие в ней, ее граждане, имеющие одинаковые права.

РГ: Страны Ближнего Востока проявляют к республике особый интерес не только в сфере бизнеса, но и образования, в частности, религиозного. Есть ли на территории Ингушетии проповедники из арабских стран?

Зязиков: В республике иностранных проповедников нет. У нас достаточно своих людей, которые знают религиозную догматику. Кое-кто безосновательно пытается "приписать" ингушскому народу тягу к ваххабистским течениям. Ответственно заявляю: в Ингушетии ваххабизма нет, есть традиционный ислам. Вопросами религии в республике занимаются общественный совет при президенте, заместители глав администраций. У нас нет конфликтов на межнациональной, религиозной почве. Стараемся почаще напоминать людям, что у них - общая история, в том числе отдавать дань памяти тем, кто совершил что-то хорошее для ингушского и других народов независимо от национальной принадлежности. Так, в Магасе недавно прошли торжественные мероприятия по увековечению памяти Никиты Хрущева, который реабилитировал народы, подвергшиеся сталинским репрессиям: одна из улиц столицы республики названа в его честь. Он может кому-то нравиться или не нравиться, но именно при нем были восстановлены права и конкретных людей, и целых народов.

В республике существует понимание, что она должна быть открыта для представителей любых национальностей. И это не просто декларируется - в этом направлении идет большая ежедневная работа. Мы - единственный субъект в стране, где работает целевая программа по возвращению русскоязычного населения. Она предусматривает обеспечение возвращающихся жильем, работой, строительство православных храмов. Реализация программы - на моем особом контроле. Есть огромное количество заявлений, писем отовсюду - из Саратовской и Волгоградской областей, Ставропольского и Краснодарского краев, даже с Украины - от людей, желающих вернуться на свою малую родину. В прошлом году к нам приехали более четырехсот человек. Программа будет работать и дальше, причем с большей эффективностью. Я гарантирую, что всем возвращающимся будет оказываться и моральная, и материальная поддержка.

РГ: Международные правозащитники порой хвалят Ингушетию за отношение к чеченским беженцам. Как вам удалось найти с ними общий язык?

Зязиков: Просто у нас нет с ними по этой проблеме принципиальных разногласий. Мы работаем в тесном контакте с ООН, другими гуманитарными организациями. Когда к нам приезжают их представители, они сами выбирают маршруты по республике. Мы ничего не скрываем и ничего им не навязываем. Конечно, бывают порой неприятные случаи, связанные с беженцами, но по ним принимаются конкретные решения в экстренном порядке. По миграционным проблемам России я несколько раз выступал на Парламентской ассамблее и на заседании кабинета министров Совета Европы. Но они прежде всего сами отслеживают миграционные процессы в регионе. Около двух недель назад Верховный комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес заявил - приведу его слова дословно, - что "Ингушетия за последние годы, несмотря на наличие на ее территории сложной гуманитарной проблемы, стала мирной и процветающей республикой". Считаю, что эта оценка стоит многого. За ней - признание нашего общего труда, позитивной роли федеральной и региональной властей.

В результате проведенной нами работы в Парламентской ассамблее Совета Европы, других международных структурах европейцы стали проявлять заметный интерес к Ингушетии. Не так давно в Брюсселе прошла выставка, рассказывающая о республике, ее экономическом потенциале. Инвесторы из европейских стран выразили заинтересованность в сотрудничестве. Их интерес необходимо поддерживать и развивать. С этой целью примерно в октябре в Брюсселе, в Европарламенте, пройдет презентация Республики Ингушетия. В Бельгию поедет большая ингушская делегация, в которую войдут экономисты, ученые, творческие работники. Там будет организована встреча с представителями известных европейских фирм, запланировано заключение договоров о сотрудничестве. Насколько мне известно, подобной практики в России в таком масштабе пока еще не было.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Ингушетия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники