Новости

13.04.2005 03:00
Рубрика: Общество

На зависть нам

Повестка у нас такая. Сталин позавидовал бы Папе. Ксения Собчак не вылезает из эфира. Как и Анастасия Волочкова. Как и Елена Драпеко. Как и Владимир Жириновский. Будем им завидовать. Позавидуем еще принцу Чарльзу и его подруге Камилле Паркер-Боулз - они теперь одна сатана. Сеанс шоу-магии с попыткой ее разоблачения.

Забыли спросить у Митрофанова

По поводу показа по нашему ТВ церемонии прощания с Папой мнение общественности разделилось. Господин Митрофанов полагал, что федеральные каналы слишком много уделяли места в своих новостных выпусках. Это, по его депутатской мысли, угрожает национальной и конфессиональной идентификации граждан России.

Напротив, либерально ориентированные публицисты почувствовали себя оскорбленными оттого, что ни один российский телеканал не показал похороны главы католической церкви в прямом эфире. Запестрели образные выражения: "Перед нами снова опустили железный занавес", "Акт информационной блокады" и т.д.

Ситуацию, по правде говоря, драматизировали обе стороны. Гнев и пафос господ жириновцев (так же, как и господ рогозинцев) более или менее поддается анализу. Они по призванию и по воспитанию силовики-патриоты. Им дико было видеть стихийное проявление сердечных чувств в столь массовой форме. Это при том, что в последние годы и особенно месяцы понтифик выглядел не совсем здорово. Митрофанову он напомнил престарелого Брежнева. Над тем смеялись, ехидничали... Накануне, как нарочно, и сериал о вечно дремлющем Леониде Ильиче показали. А отчего Папе Римскому, тоже нередко засыпавшему прямо во время молитвы, такое всеобщее умиление?

Только не надо пережимать...

Верующие провожали своего Папу к Богу, и эта печаль, по свидетельству телевизора, была светлой. Неверующие тоже чувствовали себя приобщенными к чему-то значительному и необыкновенному. По крайней мере, они отдавали отчет в эксклюзивности исторического момента. Иные откровенно признавались в туристическом характере своего путешествия и чувствовали себя участниками грандиозного хеппенинга.

Был и другой видеоряд. Это когда мы видели випов, спешащих занять почетные места перед кипарисовым гробом. Не все из них справлялись со своими далеко не скорбными чувствами. На их лица то и дело просачивались гордость от сознания того, на каком саммите они пребывают, и удовлетворение по поводу чести присутствовать на такой тусовке. Особенно ясно это читалось на лицах виповских жен. Из-под траурных шляпок, сквозь черные вуали прыскали счастливые улыбки обладательниц завидных мужей, каждый из которых знает свой шесток. И все вместе они чувствуют и сознают себя актерами на сцене, где играется общественно значимый спектакль.

Впрочем, и эта ярмарка тщеславия не в состоянии была отменить величия момента. Все-таки не миллионы частных граждан из любопытства пристроились, прилепились к официальной церемонии. А, напротив, ответственные функционеры из разных стран, формальные и неформальные лидеры наций и религиозных конфессий дружно "надстроились", возвысились над тем морем чувств, что владели сердцами паломников в Риме и миллиарда телезрителей во всех концах света.

Так или иначе, издалека или вблизи, но, между прочим, современная история явила нам в эти дни наглядный пример глобализации, об ужасе которой так много принято говорить.

То была, правда, особая, эмоционально-нравственная глобализация.

Можем же, когда захотим, несмотря на идеологического характера возражения Алексея Митрофанова и геополитического свойства скепсис Алексея Пушкова.

Красотки на выданье

На следующий день мировая тусовка поспешила в Лондон на свадьбу принца Чарльза и Камиллы Паркер-Боулз. Опять великое разнообразие шляпок, но исполненных уже совсем в иной тональности. В оптимистической.

Несколько фрагментов церемонии российские зрители могли увидеть в прямом эфире. У врат Букингема толпы болельщиков не наблюдалось. Да и по части высоких гостей ощущался некоторый дефицит. Но все равно было приятно за молодых. Ритуал ритуалом, а чувства, когда они есть, не могут не объявиться.

Более всего они объявились в смущенных улыбках немолодых новобрачных. Вроде брак для этих людей, проживших вместе уже большой кусок жизни, пустяк и формальность. Но выясняется, когда одна вековая формальность преодолевает другую достаточно продолжительную формальность, то это уже сказка, "лав стори" и вообще сюжет для голливудского киносочинения.

Не знаю, как в Голливуде, но на нашем ТВ это событие вызвало живой и неоднозначный отклик. Конечно, громче всех кричал и выше всех подпрыгивал Малахов на "Золотом граммофоне". В "Большой премьере" ведущий шоу Иван Ургант постарался снизить пафос романтической истории о Чарльзе и Камилле. Он сосватал Ксению Собчак за молодой торс, запечатленный на фотографии в человеческий рост. "Невеста", довольная собой и "женихом", спустилась со сцены в обнимку с глянцевым картоном.

Эта девушка вообще не устает радоваться жизни, богатству и вниманию со стороны тех же телекамер. Вид абсолютно счастливого человека не может не раздражать. А как известно, отрицательный рейтинг - тоже рейтинг. Это мы знаем по опыту многолетнего вращения в телевизионном свете господина Жириновского. К тому же Ксения Собчак постепенно превращается в политически значимую фигуру. О ней ставится вопрос в Думе. Она того и гляди пробьется в одну из палат двухэтажного законодательного здания. И будет петь и смеяться, как Владимир Вольфович. А танцевать, как Анастасия Волочкова. А шутить, как Петросян. А умной она будет, как Елена Драпеко.

Ничего невозможного сегодня нет. В этом лишний раз мы могли убедиться в том телеочерке, что прошел только что на канале НТВ. В нем очень хорошо показано, как из ничего фабрикуются и клонируются поп-звезды. От этой саранчи легко впасть в культурный пессимизм. Или осатанеть и бить во все колокола с призывами спасать человечество. Но лично я утешился религиозным анекдотом.

Местный пастор и священник стали у обочины дороги с плакатом, надпись на котором гласила: "КОНЕЦ БЛИЗОК! ИЗМЕНИТЕ СВОЙ ПУТЬ, ПОКА НЕ ПОЗДНО!"

- Оставьте нас в покое, религиозные фанатики! - прокричал первый водитель и прибавил скорость. Его машина скрылась за углом, и тут же послышался громкий всплеск воды.

- Как ты думаешь, - сказал священник пастору, - может, нам просто написать: "Мост сломан"?

Общество СМИ и соцсети Теленеделя с Юрием Богомоловым