Новости

15.04.2005 02:00
Рубрика: Общество

Сколько стоит жизнь в России

Оказывается, она действительно бесценна, потому что никем не оценена

Террористические акты, последний из которых - Беслан, техногенные катастрофы, как, например, обрушение "Трансвааль-парка", землетрясения, сходы ледников, авиакатастрофы - все это стало обыденностью. Страшным, но неизбежным. На волне шума вокруг трагедии мы узнаем ужасную правду о погибших и осиротевших. Но шум трагедий стихает, и жизнь последних уже никого не волнует.

У девочки погиб отец, и ей не на что жить, не на что учиться? Пусть идет работать. Государство выплатило ей некоторую сумму денег в качестве компенсации и устранилось. А хватит ли этой суммы на что-нибудь, кроме похорон погибшего родственника, - это другая проблема.

"РГ" попыталась выяснить, сколько стоит в России человеческая жизнь, есть ли какие-либо формулы, по которым производится расчет выплат пострадавшим. И столкнулась с удивительной вещью: получается, что жизнь человека стоит ровно столько, сколько на нее готовы выделить чиновники из бюджета. Это могут быть и 100 и 200 тысяч рублей, а могут оказаться жалкие 10 тысяч.

Кто заплатит за смерть

Как рассчитывают выплаты пострадавшим в результате стихийных и техногенных катастроф? С этим вопросом мы обратились в Фонд правительства РФ на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. Казалось бы, само название обязывает. Но в фонде нам ответили, что расчеты готовит местная власть, после чего в МЧС их утверждают и направляют в правительство для рассмотрения. Правительство принимает решение: выделять средства или нет, или выделить, но в урезанном количестве. А фонд только выплачивает то, что решило правительство.

Хорошо. Появилась зацепочка, и мы обратились в МЧС. В этом ведомстве выяснилось, что стоимость жизни - это не их епархия. И не епархия вышеназванного фонда. Из последнего деньги направляются только на "первоочередные мероприятия жизнеобеспечения": аварийно-спасательные и аварийно-восстановительные работы. Но это в том случае, если у регионов на эти работы не хватает собственных средств. Выплаты потерпевшим - это тоже бремя местных бюджетов и головная боль местной власти. Есть, правда, еще один правительственный фонд без специального обозначения, который помогает региональной казне в этом направлении. Но в любом случае ответ на риторический вопрос: "В каком размере выделять финансовую помощь пострадавшим?" - зависит от решения правительства РФ.

Скорее всего, формулы никакой не существует, сообщили нам в МЧС. Решение о том, сколько выплатить потерпевшим, принимается эмпирически, исходя из количества средств в бюджете и ориентируясь на прошлые случаи. Благо в них недостатка в нашей стране нет. И посоветовали нам обратиться за разъяснением в Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Оттуда нас направили во Всероссийский центр медицины катастроф, где нам в очередной раз подтвердили, что никаких формул, по которым рассчитываются выплаты пострадавшим, просто не существует. Согласно принятой схеме на месте катастрофы создается ликвидационная комиссия, которая и определяет, сколько и кому выплачивать. Но от чего отталкиваются члены комиссии и на чем основывается их решение - остается непонятным.

Надо сказать, что все, кого нам довелось опросить, в один голос отвечали: "Жизнь человеческая бесценна". Но когда речь заходила о конкретных цифрах, вопрос повисал в воздухе. С трудом попытались отыскать ту организацию, которая возмещает пострадавшим вред. Но нет такой. А что же есть?

Место гибели и должность

Есть оказывается случаи, по которым выплаты ущерба пострадавшим закреплены законодательно. Люди гибнут не только в результате террористических актов или некачественного проектирования зданий. В год под колесами автотранспорта погибает более 30 тысяч человек. И если раньше вопрос о возмещении вреда в этой области решался через суд, то сейчас пострадавшим выплачивает страховая компания или Российский союз автостраховщиков. Страховая сумма определена законодательно: в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью нескольких потерпевших, - 240 тысяч рублей и не более 160 тысяч рублей при причинении вреда жизни или здоровью одного потерпевшего. Это не значит, что родственники всех погибших получат по 240 тысяч рублей: эти деньги делятся на всех пострадавших в случившемся ДТП. Впрочем, если сейчас пройдут поправки в Закон об ОСАГО, то в пределах этой суммы выплаты будут производиться на каждого пострадавшего. Но и в этом случае не стоит рассчитывать на то, что семья погибшего получит эти деньги сполна. Но об этом позже.

Компенсационные выплаты положены и пострадавшим в результате авиакатастроф. Законом предусматривается обязательное страхование жизни и здоровья членов экипажа воздушного судна и его пассажиров. В соответствии с Воздушным кодексом РФ страховая сумма на каждого члена экипажа воздушного судна устанавливается не менее, чем 1000 МРОТ, установленного федеральным законом на момент заключения договора страхования. Сумма страховки на каждого пассажира воздушного судна такая же, но исчисляется на день продажи билета. Напомним, что один МРОТ на сегодня равен 100 рублям.

С железнодорожным транспортом сложнее. Там тоже есть своего рода добровольно-принудительное страхование пассажира, которое осуществляет страховое общество "ЖАСО". Это страхование стало обязательным Указом президента N 750 от 7 июля 1992 года. Стоимость полиса входит в стоимость билета. Плата мизерная - всего 2 рубля 30 копеек, выплаты соответствующие: до 12 тысяч рублей.

Все вышеперечисленное касается, что называется, транспорта - средства повышенной опасности. Но законом предусмотрены и иные выплаты. Например, в соответствии со статьей 11 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в случае гибели работника единовременная страховая выплата его семье устанавливается в размере 60 МРОТ, установленного федеральным законом на день такой выплаты.

В случае гибели военнослужащих при исполнении служебных обязанностей в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" членам их семей выплачивается единовременное пособие в размере 120 должностных окладов.

Членам семей спасателей профессиональных аварийно-спасательных служб или формирований в таких случаях выплачивается 120 окладов месячного денежного содержания (Федеральный закон "Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей").

Если погиб человек, принимавший участие в борьбе с терроризмом (как правило, это военные) при проведении контртеррористической операции, членам семьи погибшего и лицам, находящимся на его иждивении, в дополнение к выше названным 120 должностным окладам выплачивается еще и единовременное пособие в размере 100 тысяч рублей (Федеральный закон "О борьбе с терроризмом").

Не забыты законодателем работники, занятые на тяжелых работах и работах с опасными или вредными условиями труда по добыче угля. В Федеральном законе "О государственном регулировании в области добычи и использовании угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности" предусмотрено, что в случае их гибели организация по добыче угля выплачивает сверх установленного законодательством единовременное пособие каждому члену семьи погибшего (умершего), находившемуся на его иждивении, в размере средней годовой заработной платы за последние 3 года, но не менее 6000 рублей.

Для медицинских, фармацевтических и иных работников государственной и муниципальной систем здравоохранения, работа которых связана с угрозой их жизни и здоровью, устанавливается обязательное государственное личное страхование на сумму в размере 120 месячных должностных окладов в соответствии с перечнем должностей, утверждаемым правительством РФ. В случае их гибели при исполнении трудовых обязанностей или профессионального долга единовременное пособие в этом размере выплачивается семьям погибших (Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан).

Обязательному государственному страхованию за счет федерального или соответствующих других бюджетов в сумме, равной

180-кратному размеру среднемесячной заработной платы (среднемесячного денежного содержания), подлежат также жизнь и здоровье судьи, народного заседателя, присяжного заседателя, судебного исполнителя, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, сотрудника федерального органа государственной охраны, сотрудника учреждения или органа уголовно-исполнительной системы. Эта сумма в случае их гибели выплачивается наследникам (Федеральный закон "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов").

Есть также несколько специальных указов президента и постановлений правительства РФ, которые устанавливали компенсационные выплаты. Например, членам семей погибших в результате землетрясения в Сахалинской области выплачено по 200 МРОТ. Столько же и членам семей погибших - жертв террористического акта в Буденновске.

На этом список "узаконенных" выплат заканчивается. Сколько граждан осталось за бортом? Не всем суждено быть судьями или погибнуть за рулем.

Ущерб морали

А за бортом в том числе остались такие категории населения, как нетрудоспособные граждане и дети. В первую очередь по причине того, что по нашему законодательству смерть такого человека - это не материальный, а моральный ущерб. Что такое моральный ущерб, как его оценивать - ни в одном законе не прописано. И вот тут мы возвращаемся к "автогражданке" и прочим видам обязательного страхования.

- В случае если погибает совершеннолетний, который работает, возмещается вред, связанный с утратой кормильца, - рассказывает заместитель начальника отдела медицинской экспертизы РСА Наталия Сухинина. - Размер страховой выплаты в таком случае совпадает со страховой суммой. Выплата происходит полностью, но не всегда единовременно. Здесь тоже есть свои нюансы. Вступает в силу Гражданский кодекс, в котором определен порядок выплат. Если на иждивении остался ребенок, то страховая компания должна выплачивать некую сумму ежемесячно до его совершеннолетия. Далее есть два пути: если он пошел работать, страховщик свои обязательства выполнил сполна. Если пошел учиться на очное отделение техникума или вуза, то страховая компания продолжает выплаты до того момента, пока он не окончит учебное заведение. Если погиб сын престарелых родителей, то в этом случае страховая компания выплачивает им компенсацию бессрочно, до тех пор пока страховая сумма не будет выбрана. Для этого по Гражданскому кодексу требуется представить документы о том, что они находились на иждивении погибшего и какая доля его заработка на них приходилась.

Но если в ДТП погиб ребенок, максимум, что будет выплачено родителям, - материальный ущерб, то есть стоимость похоронных расходов. Потому что ОСАГО - это имущественный вид страхования и за моральный ущерб не отвечает. "Трансвааль" и Беслан с погибшими детьми - тоже моральный ущерб.

А, по словам первого вице-президента Федерального союза адвокатов России Игоря Трунова, моральный ущерб, нанесенный в результате терактов, судами не рассматривается:

- Мы по всем судебным инстанциям получили отказ, за исключением Конституционного суда. Туда мы обратились за обжалованием норм действующего Закона "О борьбе с терроризмом". На что получили ответ: так как в Госдуме РФ находится новый законопроект о противодействии терроризму, который существенно меняет действующий закон, то мы не можем рассматривать ваше дело, чтобы не оказывать давления на законодателя.

В итоге мы сейчас имеем следующее: моральный вред по решению Верховного суда должен быть возмещен не государством, а причинителем вреда. То есть, в случае с Бесланом - самими террористами. Честно говоря, даже если бы они не погибли, сложно себе представить, как с них получить выплаты.

- Даже авторы закона заявляют, - продолжает Игорь Трунов, - что суды и государство заняли некрасивую в моральном плане и крайне скользкую в плане юридическом позицию, неправильно истолковав закон. Это только в России может быть такое, когда суд трактует закон по-своему, в отличие от тех, кто его придумал.

Более того, в нашей стране моральный ущерб рассчитывается исходя исключительно из принципа, что возмещение должно быть "разумным" и "справедливым". Эти слова взяты в кавычки не потому, что автору хотелось исказить их смысл, а потому, что это цитаты.

Сами судьи, потерявшись в теме, как определить возмещение морального вреда, обратились в Верховный суд за разъяснением. В 1994 году собрался пленум Верховного суда России, который должен был дать такие разъяснения. Но единственный результат "на выходе" - это слова "разумный" и "справедливый". Нет. Никто не собирается обвинять судей в столь загадочной формулировке. Им сложно принять решение по данному вопросу. Ведь чтобы определить экономический эквивалент стоимости жизни человека, нужно не просто быть юристом, нужны экономисты, социологи и еще ряд специалистов. Этот эквивалент привязывается к валовому национальному доходу, к социальному уровню обеспечения в стране. Целый ряд параметров, которые доступны только специалистам.

Например, в США после теракта 11 сентября была создана специальная комиссия для разработки закона о компенсации вреда пострадавшим. В нее входили экономисты, юристы, социологи и прочие. В итоге появился специальный закон, в котором буквально приводятся расчеты экономического убытка, связанного с гибелью человека. Это очень сложная схема, в которую входит все: налоги, процентный рост зарплаты по годам, даже траты на себя. При подобном подходе стоимость жизни у молодого человека выше, чем у пожилого. А уж если говорить про детей, то суммы вырастают в разы. Ребенок еще работать не начал, но начнет: есть средние зарплаты, есть средняя динамика их роста. Все это суммируется, просчитывается, учитываются налоги по средней ставке, считают, сколько могло бы быть у него детей, и в итоге жизнь ребенка получается гораздо дороже, чем жизнь взрослого человека. А в России получается, что ребенок и не человек вовсе. Так, моральный ущерб.

Где громче, там и больше

На самом деле, что мы знаем о подобных выплатах? Беслан - громкая трагедия. Да еще в потенциально "горячей" точке - искра проскочит, и полыхнет. "Трансвааль" тоже прогремел на всю страну. Любая авиакатастрофа - сенсация. Чем больше жертв, тем больше шума.

А кого заинтересует погибший в результате отравления котлетой в привокзальной столовой? Что получат его родственники? Прессу этот случай - если он не десятый подряд и если погибший неизвестная персона - вряд ли заинтересует, суд тоже. Дай бог, чтобы в этом случае выплата дотянула до 10 тысяч рублей. Вот это цена жизни. Даже если попадется очень грамотный судья, он вряд ли сумеет назначить большую выплату. Потому что нет ни законов, ни методик, только принципы: "разумно" и "справедливо".

Если отречься от эмоций, чем хуже тот, кто отравился, того, кто погиб под обломками "Трансвааля"? Такой же человек. Жил, работал, и жена у него, и дети... Вот только жизнь почему-то оценена на порядок дешевле. Это справедливо?

- В самом институте материальной помощи заложен принцип несправедливости, - утверждает Трунов. - Государство идет по социалистической модели: все поделить. Пять сирот осталось? 100 тысяч. Сирот нет? Те же 100 тысяч. Другое дело - возмещение вреда. Статья 17 Закона "О борьбе с терроризмом" предусматривает возмещение вреда в судебном порядке. Также должны рассматриваться все дела. А в чем прелесть судебного порядка? Это вопрос индивидуализации: человеку столько лет, у него столько детей, иждивенцев, сирот, мама престарелая, или же он одиночка - это разные вещи. Здесь требуется представить документы и получить соответствующую сумму. Это судебное разбирательство со сбором и предоставлением доказательств. И, самое главное, с индивидуализацией. А что касается возмещения вреда родственникам отравившегося, то пока нет нормативного регулирования экономического эквивалента стоимости жизни человека, мы все в определенной опасности.

Так что лучше самому и с первой заработной платы начинать откладывать на собственные похороны, на более или менее сносную жизнь детей или страховать свою жизнь в страховой компании. Благо, их много.

Кстати, узнать, какие суммы и почему именно такие выплачивались родственникам пострадавших, тоже оказалось нелегко.

- Пока что суммы, которые выплачивались в качестве возмещения вреда, следующие, - поясняет Игорь Трунов, - родственникам погибших - 100 тысяч рублей, раненым - по 50 тысяч. Мы спрашивали у представителей министерства финансов, которые приходили на судебные заседания: на чем построен этот расчет? Почему 100, а не 125 и 30 копеек. Они отвечали, что эти цифры берутся "с потолка".

Но даже если они берутся "с потолка", все равно надо на что-то ориентироваться.

- Ориентир простой, - продолжает И. Трунов. - Есть в бюджете средства? Они делятся, и получается та самая сумма выплат. Вообще государство стремится минимизировать свои расходы даже в таком деле, как погребальные услуги, хотя это вполне материальный ущерб. В этом деле отказывают оплатить те надгробия, которые уже установлены, и пытаются свести все к стандартной небольшой мраморной плитке. Сколько времени прошло после похорон погибших, а дела о возмещении все еще тянутся. Несколько дел по возмещению погребальных услуг мы уже выиграли.

Неутешительный итог

Итак, получаем следующее. На сегодняшний день погибать лучше при исполнении служебных обязанностей судье или иному сотруднику правоохранительных органов. Там возмещается 180 среднемесячных окладов. Сотрудник правоохранительных органов, погибший в борьбе с терроризмом, сверх 180 окладов получает еще 100 тысяч рублей плюс бесплатные похороны, социальная реабилитация, пенсия по утрате кормильца, очередь на жилье.

На втором месте сотрудник МЧС и военнослужащий. Там выплачивается 120 среднемесячных окладов.

Третье место - это шахтеры. Если шахтер погибает, то его семье сразу выплачивают среднюю зарплату за три года.

На четвертом месте по возмещению ущерба идут пострадавшие в автокатастрофе.

На пятом месте - авиакатастрофы.

Все остальные - в законодательстве вообще не рассматриваются. Моральный ущерб можно взыскать с причинителя вреда, но не с государства.

Безопасность дешевле страховки

   А как у них

Рассмотрим на примере авиаперевозок. Есть две международные конвенции. Варшавская конвенция, принятая в 1929 году, подписантом которой является и Россия и по которой ответственность авиаперевозчика ограничена суммой 10 тысяч долларов.

И Монреальская конвенция, принятая в 1999 году. По ней пассажиры имеют право на компенсацию, состоящую из двух частей: 135 тысяч и 75 тысяч долларов. Эту конвенцию Россия не ратифицировала. Но именно по ней расплачивались с нашими гражданами, потерпевшими катастрофу в Швейцарии. В США действует свое внутреннее нормативное законодательство, по которому стоимость жизни на порядок выше. Если самолет терпит крушение в территориальных водах Америки, стоимость выплат резко возрастает. Поэтому авиакомпании стараются выбирать маршруты таким образом, чтобы не пролетать лишний раз над территорией США. Между тем еще в 30-е годы прошлого века было замечено: когда растут суммы возмещения вреда, связанного с гибелью человека, рынок на это отвечает вложением средств в безопасность и качество. Выгоднее летать на хороших самолетах, нежели платить за гибель человека. А Россия живет еще по конвенции 1929 года и по Воздушному кодексу. Поэтому, пока у нас такая мизерная стоимость жизни, парк самолетов будет устаревший. Невыгодно вкладывать в модернизацию производства, самолетостроение, эксплуатацию воздушных судов.

Или вот пример: в Африке идет строительство завода. Европейские рабочие одеты в специальную амуницию: каски, перчатки, спецкостюмы. Местные рабочие - в набедренных повязках. Объясняется все просто: стоимость жизни европейского рабочего настолько дорога, что выгоднее его обеспечить всем комплектом защитных средств. А если он от них откажется, то срезать ему страховку и штрафовать. А жизнь африканского рабочего - дешевле каски. Поэтому и невыгодно его обеспечивать защитной амуницией. В России мы все пока находимся в роли чернорабочих из Африки в набедренных повязках. Потому что нет стимула вкладывать средства в безопасность и качество.

Это касается и борьбы с терроризмом. Когда во Франции появился фонд защиты и возмещения вреда жертвам терроризма - а его продавила общественность, - пострадавшим стали выплачивать пролонгированную пожизненную и достаточно большую помощь. Это оказало такое серьезное давление на бюджет, что стало выгоднее гораздо больше вкладывать в спецслужбы, чтобы они эффективнее отлавливали террористов, чем платить отступные пострадавшим. Аналогичный пример и в Германии.

В России сейчас другая тенденция: руководству "Трансвааля" дешевле заплатить 25 пострадавшим и запустить снова свое производство, которое за короткое время даст гораздо больше прибыли. При этом суммы компенсации, которые владельцы аквапарка обязаны выплатить, их не наказывают, так как не несут адекватного возмещения семьям погибших и пострадавшим.

Или вот пример: стоит на заводе станок, который раз в год убивает двух человек. Он старый, куплен еще до революции, регулярно ломается. Что выгоднее: модернизировать предприятие, купить новый станок или платить два раза в года по 60 (!) МРОТ семьям погибших. Ответ, по-моему, ясен. Пока в России стоимость жизни рабочего будет крайне низка, никто станок менять не будет.

Общество Соцсфера Помощь пострадавшим