22.04.2005 02:00
    Рубрика:

    Онищенко - о праве россиян на охрану здоровья

    Каждое четвертое российское предприятие опасно для здоровья

    В красивом офисе столы нередко стоят так, что свет на работника падает не слева, а справа, освещенность такая, что к концу дня глаза краснеют от напряжения, слезятся. Чередование работы и отдыха не соблюдаются повсеместно, в том числе и теми, кто имеет дело с компьютерами. И если бы только это. Руководители вновь создаваемых предприятий и организаций, как правило, не владеют соответствующими знаниями, опытом по вопросам обеспечения здоровых и безопасных условий. Потому так велика доля рабочих мест, не отвечающих гигиеническим нормативам по уровню шума, вибрации, микроклимату, освещенности. Каждое четвертое предприятие России относится к опасным для здоровья работающих. И лишь каждое пятое соответствует санитарному законодательству. Это не просто информация к размышлению. Это, если угодно, обвинение в попрании прав человека на охрану здоровья. Тем более что в России немало территорий, в которых удельный вес безопасных объектов еще ниже. Это Томская, Костромская, Пензенская, Вологодская, Кемеровская, Волгоградская области.

    Хуже всего тем, кто работает в угольной, судостроительной промышленности, в черной и цветной металлургии, в сельском хозяйстве, тракторном и сельскохозяйственном машиностроении, промышленности строительных материалов, лесозаготовительной промышленности, энергетическом машиностроении... Наверное, проще назвать производства, которые худо-бедно отвечают гигиеническим нормам. А пока... На большинстве угольных предприятий используются физически изношенные угольные комбайны. Концентрация пыли при бурении, погрузке и транспортировке угля превышает все нормы для воздуха рабочей зоны от 2 до 130 раз. При этом эффективные средства борьбы с пылью начисто отсутствуют. Параметры вибрации большей части горного оборудования превышают допустимые нормы в пять раз. В горнодобывающей промышленности используются перфораторы и отбойные молотки, степень износа которых достигает 70 и более процентов, а вибрация превышает допустимые нормы в четыре-пять раз. В Брянской области в литейных цехах сталелитейного завода 100 процентов анализов воздуха рабочей зоны на запыленность не соответствует гигиеническим нормам. На многих предприятиях стройиндустрии очень высок процент ручного труда, технологическое оборудование изношено почти на 60 процентов. А уровень шума, температура воздуха ниже всякой критики.

    В сельском хозяйстве условия труда и бытового обеспечения работников и вовсе критические. Никакой деревенский воздух не способен противостоять тому, что механизации трудоемких работ нет, вентиляции нет, что зимой бытовые и производственные помещения не отапливаются, и даже не всегда освещаются. Машинно-тракторный парк устарел, он изношен почти на все сто процентов. На большинстве животноводческих комплексах, фермах в стойловый период содержание аммиака и сероводорода в воздухе превышает нормы в два-три раза. Зато продолжительность рабочего дня в период массовых полевых работ 13-14 часов. Доярки вынуждены переносить на руках молочные бидоны весом в 40 килограммов. Будет здорова такая женщина? Сможет она родить здорового ребенка? А то, что это прямое нарушение постановления правительства "Нормы предельно допустимых нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную", похоже, никого не волнует.

    В промышленности, строительстве, на транспорте в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, трудятся более одного миллиона 18 тысяч женщин. В основном фертильного возраста - от 25 до 44 лет. Для многих профессий, где используется труд женщин: в литейных, кузнечно-прессовых, малярных, химических производствах неблагоприятные условия труда десятилетиями не меняются. Более того, различные вредности превышают предельно-допустимые параметры в десятки раз. В Омской области, например, более 900 женщин детородного возраста трудятся в канцерогенных производствах. А в Магаданской области на крупных предприятиях цветной металлургии женщины работают в подземных условиях.

    Резонный вопрос: а как же трудовое законодательство? Да, таковое у нас имеется. Но, не забудем, что в России законы часто именно для того, чтобы их нарушать. И нарушают. Так к полеводческим работам вовсю привлекаются в качестве временных работников подростки 15-17-летнего возраста. Привлекаются без соответствующего оформления, без организации питания, зато с продолжительностью рабочего дня в 11-12 часов.

    Хуже всего ситуация на средних и малых предприятиях. Здесь вовсе неохотно вкладываются средства в создание оптимальных условий труда, так как затраты на их улучшение влияют на себестоимость продукции. На предприятиях малого и среднего бизнеса часто в нарушение всех законодательных актов увеличивают продолжительность рабочего дня и рабочей недели, отсутствуют регламентированные перерывы, допускается сверхнормативный подъем и перенос тяжестей.

    Размеры беды уходят на задний план еще и потому, что россияне все реже обращаются за медицинской помощью. Но не потому, что меньше болеют, а потому, что боятся потерять работу. В результате - осложнения после ОРЗ, гриппа, которые очень трудно поддаются лечению. К тому же реструктиризация медсанчастей, здравпунктов и цеховой терапевтической службы ухудшили и без того низкий уровень медицинского обслуживания работающих. Нередко врачи, участвующие в осмотрах, не имеют должной подготовки по вопросам профпатологии. А несвоевременное выявление начальных признаков этих недугов, а значит, поздно начатое лечение влекут развитие профессиональной инвалидности. Но самое главное: нет настоящего спроса с работодателей за условия, в которых трудятся люди. За несвоевременную поставку продукции спросить могут строго, а за то, что изготовитель этой самой продукции становится инвалидом в тридцать лет, за то, что женщины не могут родить здорового ребенка, спроса государственного нет.

    У нас модно рассуждать о социальной ответственности бизнеса. Чуть ли не с умилением сообщаем о фактах, когда бизнес вкладывает какие-то средства в проведение различных шоу и так далее. Но не замечаем, что к рабочей силе бизнес относится примерно так, как к запасам нефти или газа. Они неисчерпаемы? Трудовые ресурсы России тоже бесконечны? Неблагоприятную демографическую ситуацию можно проигнорировать? Рабочую силу беречь не обязательно? Рубим сук, на котором сидим, живем только сегодняшнем днем. Думается, правомерно переходить от социальной ответственности бизнеса к его уголовной ответственности за сохранение трудовых ресурсов.