Новости

26.04.2005 01:40
Рубрика: Культура

Трудно быть богами

В Кремле выступил Проект Алана Парсонса

Алан Парсонс стоял у истоков многочисленных модных музыкальных направлений. В конце 60-х - начале 70-х он принял активное участие в работе над альбомами "Битлз" и "Пинк Флойд" в качестве звукооператора, одним из первых начал использовать сэмплы и стал записывать так называемые концептуальные альбомы, где каждая песня существовала не сама по себе, а весь альбом был целостным произведением. Эту музыку вполне можно было наречь интеллектуальной, поскольку писалась она под впечатлением от книг. Например, Tales of Mystery and Imagination Парсонс посвятил Эдгару Алану По, I Robot говорит о его знакомстве с творчеством Айзека Азимова, Freudiana - это соответственно Фрейд, а The Time Machine - Герберт Уэллс.

Но в начале 90-х Проект Парсонса как-то поистаскался, примочки стали не такими новаторскими, музыка приобрела коммерциализм и синтезаторскую наивность, и слава 80-х уже была недосягаемой. Зато у Парсонса поменялись и приоритеты: теперь он не столько стремился к чему-то новому, сколько напоминал о старом. Он добавил к своему Alan Parsons Project слово Live и превратил деятельность из студийной в концертную. Альбомы тоже перестали носить какую-либо концептуальность: например, последний, A Valid Path, с которым он сейчас выступает, - кроме нескольких новых хитов, содержит набор старых, надерганных с разных других пластинок. Слушаешь - и уже не понимаешь, какую книжку читал в этот раз Парсонс.

Состав группы Алана Парсонса практически новый. Каждый - и швец, и жнец, и на дуде игрец (хотя партии духовых представлены синтезатором). Сам Парсонс играет на нескольких инструментах. Барабанщик Стив Мерфи тоже выступает как вокалист, причем не подпевает, а поет. Основной же голос группы, Пи Джей Олссон, играет на гитаре и выступает в роли этакого MC: скачет, заводит зал, делает вылазки в народ, бегает до последнего ряда партера.

Вообще весь тур носил ностальгический характер, как и альбом. Алан Парсонс и его Проект играли всякие старые композиции, которых довольно много. Поэтому они начали с хитов, - например с Damned If I Do с альбома Eve 1979 года, - хитами и закончили. Менялись вокалисты, каждая композиция была звездным моментом какого-нибудь участника Проекта: то все внимание было уделено барабанщику Мерфи, то клавишнику Мэнни Фокараццо, то все одеяло на себя перетягивал Годфри Таунсенд, гитарист-виртуоз. Специально для русских исполнили Return To Tunguska, сочиненную после прочтения очередной научной книжки. Композиция оказалась убойной и затянутой, будто в тайге прошел целый метеоритный дождь.

Увлеченность фантастикой ощущалась и во многих инструментальных композициях, исполняемых время от времени. Они звучали напряженно и взволнованно, с кучей компьютерных примочек, - их делает сын Парсонса Джефри или все тот же Пи Джей Олссон, - и будто готовили нас к встрече с тайным и неизведанным, типа НЛО. Парсонс в длинном красном камзоле. Крупный мужчина с шевелюрой и бородой, он напоминает некоего властелина, который повелевает всем происходящим вокруг. Он по-царски расхаживает, дирижирует залом, представляет музыкантов, которые расположены вокруг него.

Посреди мероприятия Парсонс сообщил москвичам, что "этот концерт - последний в туре" и что они "очень рады его здесь отыграть". Поблагодарил и за то, что в СССР слушали его музыку. Об этом он узнал накануне на пресс-конференции, стал расспрашивать журналистов, на что многочисленные седовласые дядечки повытаскивали из сумок пластинку "Гауди", выпущенную "Мелодией", чем поразили его до глубины души. А некоторые даже вспомнили мелодию Mammagamma, знакомую по телезаставкам ЦТ.

Завершить концерт знаменитым хитом Eye In The Sky, в котором Парсонс поет, что наблюдает за каждым и может читать мысли, не вышло. Группу упрямо и безоговорочно вызвали на бис.

Культура Музыка