Новости

29.04.2005 00:00
Рубрика: Происшествия

Психушка вместо приговора

Если убийство не доказано, обвиняемого можно посадить - в больничную камеру

Срок в психушке - вместо приговора. Так завершилась сомнительная криминальная история, в которой прорехи в следствии заменили пожизненным диагнозом. Несколько лет прокуроры безуспешно пытались доказать, что армейский медик, пытавшийся перекрыть путь наркотикам в закрытый военный городок, - преступник, место которому в тюрьме.

Прелюдией к уголовному делу стала маленькая местная война, которую затеял полковник медицинской службы в своем родном госпитале и окрестностях закрытого городка Краснознаменск, что в Подмосковье. Полковник Валерий Лопата отличался боевым характером. Как считали некоторые из окружающих - излишне боевым. Военный врач был уверен, что против местных жителей ведется настоящая наркоагрессия. Говорил об этом всегда открыто и громко. Более того, сам стал выявлять точки распространения наркотиков.

В ответ на его голову посыпались угрозы. Дошло до того, что Лопата стал опасаться за свою жизнь. Чтобы обезопасить себя, он всюду брал с собой двух вылеченных им солдат. Вроде как телохранителей. Несмотря на эту защиту, все-таки случилось то, чего он опасался - на него напали. Поздним зимним вечером у подъезда его дома врача ударили по голове, и он потерял сознание. Увидев это из машины, солдаты бросились на помощь. В завязавшейся драке молодые и крепкие ребята поколотили пьяных нападавших, затолкали их в машину, вывезли далеко за территорию части и там отпустили - идите, мол, теперь пешочком, чтобы дурь прошла. Те самостоятельно и возвратились ночью в тот же городок - как позднее выяснилось, это были местные служивые, офицер и прапорщик. Вот, собственно, и все, что на сегодняшний день доказано следствием и что непосредственно связано с полковником Лопатой.

Один драчун благополучно добрался до своей квартиры, а другого утром нашли мертвым на территории военного городка. Из заключения первой судебно-медицинской экспертизы следовало, что он равновероятно мог погибнуть как от отравления алкоголем, содержание которого в крови многократно превышало предельно допустимую норму, так и от черепно-мозговой травмы. Однако следователи в произошедшем увидели только то, что, наверное, очень хотели увидеть - офицер был убит и его убийцей является Лопата. Военного врача арестовали, нарушив при этом целый список статей закона, даже без постановления суда и протокола, но никто на такие мелочи внимания не обращал.

Поспешность, как известно, хороша лишь в редких случаях. Выводы медэкспертов в систему обвинения как-то не укладывались. Видимо, поэтому через несколько месяцев родилось новое медицинское заключение, причем оно было сделано даже без повторного вскрытия. В новом документе причина смерти значилась лишь одна: травма мозга, несовместимая с жизнью. Алкоголь куда-то испарился. Травмировал умершего, по мнению следствия, именно Лопата. Вероятность того, что нетрезвому мужчине могла настучать по голове любая встреченная им компания подростков или тот же собутыльник-прапорщик, следствием даже не рассматривалась. Никто не задался и таким вопросом: учитывая сильное опьянение, мог ли погибший поскользнуться, упасть и, ударившись головой, получить смертельную травму без посторонней помощи? Главным и единственным обвиняемым в убийстве стал военный врач. Очень неудобный как наркоторговцам, так и тем, кого они подкармливали.

Следствие тянулось невероятно долго. И только на втором году разбирательства состоялся суд, который не ответил ни на один вопрос, никого не осудил и не оправдал. Полковника отправили в психушку. На экспертизу. Длится она уже больше года и конца ей не видно.

Жаловаться на бесконечность процедуры бесполезно. Весь ход следствия с первых шагов - сплошное нарушение процедуры и закона. К примеру, как появилось в деле чистосердечное признание полковника? О том, что его просто выбили следователи, военврач не раз официально заявлял своему адвокату и своей матери, которая является его законным представителем. Но ни военная прокуратура, ни суд не обращали внимания на многочисленные ходатайства защиты по поводу издевательств над арестантом. Полный текст решения суда по предварительным слушаниям почему-то передали не законному представителю обвиняемого, которым является его мать, а... соседке. Весь дом бурно обсуждал информацию, оберегаемую законом и для сторонних глаз не предназначенную. Итог - отец Валерия Лопаты, тоже полковник медицинской службы, но в отставке, перенес сильнейший сердечный приступ, едва не погибнув. Слегла и его мать.

Забыли о правовых нормах и тогда, когда прекратили платить задержанному денежное содержание. Вопреки закону не осужденный, не получивший приговора человек зарплаты не получает вот уже три года. Военные прокуроры, главная задача которых надзор за соблюдением законов, голодных глаз семьи офицера не замечают.

Солдаты-телохранители, которых поначалу обвиняли в причастности к убийству, незаметно из обвиняемых перешли в главные свидетели обвинения. Они тихо дождались увольнения в запас и укатили по домам.

Один из главных свидетелей защиты утверждал, что он наблюдал подозрительную сцену с теми самыми военными, которые напали на врача. Свидетель видел, как один избивал другого и грозил его убить. Этот очевидец просидел в коридоре суда весь день, но так и не был вызван для дачи показаний. Видимо, его показания были лишними.

И вот итог. Суд не счел доказанной вину полковника. Но и не оправдал его. Был выбран удобный вариант - военного врача объявили "больным" и направили на принудительное лечение в психиатрический стационар. Этот путь избавления от "ненужных" людей в нашей стране в прошлом был отработан с блеском. Он, правда, в последние годы применяется изредка, но опыт не забыт. В чьих же именно интересах в данном случае так старались следствие и суд? Попробуем предложить свою версию.

В конце прошлого года в Подмосковье была разоблачена и ликвидирована крупная сеть наркоторговцев. У банды был специфический почерк, они действовали именно в закрытых военных городках, в том числе и в Краснознаменске. Кто организовал сбыт наркотиков на режимных объектах, если посторонний туда в принципе попасть не может? Следствие по наркосиндикату только началось. Стало быть, прав полковник Лопата, боровшийся с наркотиками в своем закрытом гарнизоне? Сразу после ареста он заявил, что уголовное дело против него непременно сфабрикуют и на свободу он не выйдет.

Многочисленные жалобы адвокатов Лопаты и его матери вышестоящими судами не рассматривались. Теперь его жалобу принял к рассмотрению, причем без всяких проволочек, суд в Страсбурге. А наше правосудие будет выглядеть сомнительным только потому, что местные законники вольно обошлись с уголовным правом.

Происшествия Правосудие Суд Происшествия Преступления