Новости

Министр обороны Сергей Иванов в интервью "Российской газете"

Российская газета | Сергей Борисович, страна вступила в победную неделю, до праздника остались считанные дни. Что мир увидит 9 Мая, каким будет нынешний парад?

Сергей Иванов | Этот парад будет необычным. Он будет состоять из двух частей - исторической и современной. Мы считаем, что этот парад должен быть прежде всего для самих ветеранов. В нем в разном качестве примут участие свыше четырех тысяч бывших фронтовиков. До полутора тысяч из них будут размещаться на почетных местах на гостевых трибунах, в том числе 500 ветеранов Минобороны России пригласило из всех стран СНГ. Будут ветераны и из дальнего зарубежья.

2600 ветеранов в исторической части парада проедут на знаменитых грузовиках ЗИС-5, именно проедут, а не пройдут - мы должны понимать и возраст, и состояние их здоровья. По 20 человек на каждом автомобиле, всего будет 10 автомобильных колонн. И эти колонны пройдут под штандартами своих бывших фронтов, в той же последовательности, как это было на Параде Победы 1945 года.

А прежде, чем проедут ветераны, по Красной площади пройдет шесть рот, по 74 военнослужащих в каждой и кавалерийский эскадрон 33 человека. Они представят все виды и рода войск времен Великой Отечественной войны и будут одеты в форму той поры. Все будет точно исторически соблюдено.

В современной части парада торжественным маршем пройдут 18 батальонов, сформированных из личного состава воинских частей, военных заведений и учреждений различных министерств и ведомств. Всего в параде примут участие свыше 7 тысяч военнослужащих.

РГ | А техника, может быть, знаменитые "тридцатьчетверки" или нынешние грозные системы?

Иванов | С момента строительства в центре Москвы комплекса подземных сооружений тяжелую технику использовать в районе Красной площади невозможно. С 1991 года, как вы знаете, ее на парадах не было и уже не будет. Но вот на нынешнем параде над Красной площадью пролетят боевые самолеты - прославленные пилотажные группы "Витязи" и "Стрижи", всего 10 самолетов. А закончится парад выступлением ансамбля им. Александрова. Он исполнит "День Победы". Вся продолжительность парада - 1 час 10 минут.

РГ | Чистое небо над Красной площадью - это не по вашему ведомству?

Иванов | Как раз по нашему. Обеспечить чистое небо физически может только Министерство обороны РФ.

РГ | И вы можете гарантировать москвичам и гостям столицы, что небо над участниками парада будет безоблачным?

Иванов | Да, могу.

РГ | А в более широком плане, в смысле безопасности, что посоветуете людям, встречать праздник на улицах города или, может быть, как советуют некоторые, разъехаться по дачам? Говорят, все будет перекрыто...

Иванов |

В этом смысле праздник Победы нынешнего года ничем не будет отличаться от любого дня 9 Мая. Что касается безопасности, это вопрос, конечно, больше к МВД и ФСБ, хотя и Министерство обороны не стоит в стороне. Естественно, будет задействован комплекс средств противовоздушной обороны, ну и так далее. Москва ни закрываться, ни перекрываться не будет. Конечно, на период парада центральная часть будет перекрыта, но это два на два километра.

РГ | Но ведь будет и возложение венков, и передвижение VIP-гостей, высоких делегаций...

Иванов | Трассы на период прохождения кортежей машин, конечно, будут перекрываться, но такова общепринятая мировая практика, особых неудобств людям это не принесет.

РГ | Каким будет ваш личный график 9 Мая помимо парада и других связанных с ним мероприятий?

Иванов | 9 Мая будет прием в Кремле, сразу после парада. Вечером на Красной площади состоится большой праздничный концерт и салют. Часть мероприятий будет проходить еще раньше - в том числе встречи с ветеранами, с поисковиками, теми, кто ведет поиск останков незахороненных солдат. Отдельная встреча будет с ветеранами СНГ, гостями из дальнего зарубежья. Будут мероприятия и на Поклонной горе, словом, дни насыщенные.

РГ | Ветеранов становится все меньше, а заботы о них требуется все больше. Как первый заместитель председателя Оргкомитета "Победа", вы, видимо, располагаете данными: сколько сейчас всего ветеранов?

Иванов | Статус участников Великой Отечественной войны имеют 8,1 миллиона человек. А участников войны, тех, кто непосредственно воевал, - 1 миллион.

РГ | Не все из них приедут в Москву. Каким будет праздник для тех, кто увидит парад только по телевизору, что сделано для ветеранов?

Иванов | Тут есть два блока вопросов, я бы их разделил. Что сделано для ныне живущих ветеранов и что сделано вообще ко Дню Победы. Мы в неоплатном долгу перед теми, кто выстоял в той тяжелейшей из войн.

Есть решение президента - для ветеранов войны установлены ежемесячные денежные выплаты. Кроме этого в бюджете запланировано более полутора миллиардов рублей для единовременных денежных выплат инвалидам, бывшим фронтовикам, вдовам, семьям погибших военнослужащих. Им устанавливаются квартирные телефоны с 50-процентной скидкой. Минобороны делает скидки ветеранам по ремонту формы, по льготным закупкам продовольственных товаров в военторге. За счет экономии бюджетных средств прошлого года на сумму 150 миллионов рублей Минобороны изготовило и практически всем вручены юбилейные медали "60 лет Победы". Тех, кто участвует в юбилейных торжествах в Москве, ждут памятные подарки от президента и министра обороны. А всем Героям Советского Союза, Героям России, полным кавалерам ордена Славы и кавалерам ордена Жукова будут вручены именные подарки от главы государства.

РГ | Та война оставила след в каждой семье: кто погиб, кто был ранен. Но есть и такие, кто ушел на фронт - и ни самого, ни весточки. Без вести пропавшие...

Иванов | Установление судеб погибших военнослужащих - часть того, что сделано ныне к юбилею Победы. Статистика здесь большая. Работа ведется в двух направлениях - в архивах и посредством поисковых мероприятий на местах боев. Только за прошлый год Центральный архив Минобороны рассмотрел около 60 тысяч писем и запросов от военкоматов, организаций, граждан России, граждан СНГ и дальнего зарубежья. Удалось уточнить данные на более чем четыре тысячи лиц, числившихся пропавшими без вести, и мы теперь точно знаем, погибли они и где, либо выжили.

Эти люди уже не числятся в списках пропавших без вести, вот что самое главное. А всего установлено 18 тысяч имен погибших.

РГ | Незажившая рана войны - до сих пор незахороненные солдаты, погибшие в жестоких боях...

Иванов | Совсем недавно я был в новгородской поисковой организации "Долина", там две тысячи добровольцев из разных регионов России и СНГ работают каждый год. Они уже 18 лет метр за метром исследуют "долину смерти", как называют болота и топи на относительно маленьком пятачке земли, где погибло огромное число наших воинов. Это были бойцы и командиры Второй ударной армии, которая пыталась прорвать блокаду Ленинграда в мае-июне 1942 года и почти вся полегла там. За последние годы 47 тысяч останков воинов погребены по-человечески, на нормальном кладбище, министерство обороны построило там памятник. Работы там будут продолжаться. Мы оказываем всяческую помощь поисковикам как архивными документами, так и практически - передаем устаревшую технику, грузовики, тягачи и прочие машины, потому что проехать туда очень тяжело.

РГ | А сколько всего таких захоронений, они ведь есть и за пределами страны, но лежат там наши солдаты...

Иванов | Один мудрый человек сказал: степень цивилизованности нации определяется уровнем ее отношения к могилам своих предков. Мне запало в душу это изречение. На сегодняшний день существует 40 тысяч захоронений на территории России и за границей. К сожалению, из них паспортизировано на российской территории лишь 60 процентов, а на территории иностранных государств - 56 процентов. Хуже всего дело обстоит на территории Венгрии, Румынии, Китая, в странах Балтии и в западных землях Германии, где погибло и захоронено много советских военнопленных.

РГ | Кто занимается этой проблемой, только минобороны?

Иванов | Министерство обороны и МИД выступили с предложением создать на базе Российского военно-мемориального центра и тех подразделений МИДа, которые занимаются паспортизацией и уходом за нашими захоронениями за границей, специальное федеральное агентство. Основная нагрузка все равно ляжет на нас, на территории страны - на минобороны, за границей - на МИД. Но задача эта общегосударственная, а не ведомственная. У меня есть беспокойство и за состояние памятников, не все они в приглядном виде. Здесь тоже нужна государственная поддержка, прежде всего губернаторов. Есть, конечно, и такие памятники, которые сам регион не "потянет". Например, Мамаев курган в Волгограде или Пискаревское кладбище в Санкт-Петербурге. Огромные инженерные сооружения требуют ремонта, реставрации, поддержания, новых технических средств эксплуатации. Я считаю, что такие знаковые памятники, конечно, должны числиться на федеральном уровне. А памятники поменьше, попроще - на содержании регионов.

РГ | Называют такую цифру, что якобы не захоронено 4 миллиона павших. Это правда?

Иванов | Думаю, что нет, несколько меньше. Но то, что незахороненные есть, - это очевидно.

РГ | Награды до сих пор находят героев, и в последнее время это стало как-то заметнее.

Иванов | Минобороны ведет розыск и вручает награды участникам Великой Отечественной войны. Но самих их, к сожалению, уже мало. А когда находим награды погибшего, то если есть родственники, вручаем их детям, внукам. Всего на сегодняшний день не вручено еще полтора миллиона наград. Причин тому много. Некоторые приказы писались уже после окончания войны, следы людей терялись. Но за последние годы нашли 90 тысяч человек и вручили.

РГ | Ветераны многие спрашивают: чего мы так зазываем лидеров других государств в Москву, зачем нам столько гостей? Это праздник наш и всех тех, кто с нами хочет его разделить. А не хотят - ну и пусть себе сидят дома, нам от этого скучнее не будет.

Иванов | Мы насильно никого и не тащим. По долгу хозяев пригласили, а ехать - не ехать, пусть решают сами. Кстати, подавляющее большинство, 99 процентов из приглашенных, подтвердили свое согласие. Единицы не согласились.

РГ | Известны эти единицы?

Иванов | Литва, Эстония... Хочу подчеркнуть: приглашения направлялись персональные, от имени президента России именно главам государств. Кто-то иной может, конечно, приехать, но он на Красную площадь не попадет.

РГ | В других странах СНГ готовятся отметить этот великий праздник?

Иванов | Насколько я знаю, отмечаться юбилей Победы будет в каждом государстве бывшего Советского Союза. Ветераны будут собираться. Может быть, где-то не будет военного парада, но будут встречи, манифестации... Все религиозные конфессии намерены проводить соответствующие службы 9 Мая.

РГ | Это такой святой праздник. И обидно, что подчас не столько о Победе говорим, сколько ставить памятник или не ставить, Красная армия освободила Европу или "оккупировала" ее, кто перед кем должен извиняться, а кто не должен... С чем это связано, на ваш взгляд, с тем, что у нас общество расколото и мир от "холодной войны" еще не отошел, или мы открываем памятники - необъединяющие?

Иванов | Что касается россиян, я уверен: 9 Мая - один из самых любимых и трогательных праздников для России, для наших граждан. При социологических опросах, когда задавали вопрос: какой ваш самый любимый праздник, лидируют два - Новый год и 9 Мая. Это заложено в генах, я считаю, потому что почти у каждого в семье кто-то воевал, кто-то погиб.

Другой вопрос - исторические споры. Что бы там ни говорили, но подобной войны в истории не было. Дай Бог и не будет больше никогда. И ту войну, конечно, удалось выиграть ценой неисчислимых жертв, что сказывается до сих пор и на демографии, и на уровне нашей жизни. Но народ, его армия сумели отстоять независимость и суверенитет. И когда рассуждают сейчас, оккупировали мы кого-то или нет, хочется спросить их: а что было бы с вами, не сломай мы хребет фашизму, остался бы ваш народ среди живущих ныне?

РГ | Юбилей - это хороший повод заглянуть не столько в прошлое, сколько в будущее. С точки зрения министра обороны, какое сегодня Россия и ее армия занимают место на военно-политической карте мира, кто у нас друзья, кто просто соседи, кто стратегические партнеры - есть сейчас такое понятие.

Иванов | У нас есть союзники в рамках Договора о коллективной безопасности, есть и партнеры. С развалом Советского Союза произошла радикальная ломка, в том числе и Вооруженных сил. Здесь есть два аспекта, я бы так назвал: политический и технологический. Если говорить о политическом аспекте, то Россия - это не Советский Союз, и та армия, которая была в Советском Союзе, России просто не нужна. Мы не хотим и не будем пугалом для всего мира. С огромной мощью, которая в состоянии "дойти до Ла-Манша" или вообще уничтожить мир. Это нам не нужно.

В то же время существуют реалии, которые убеждают: в мире считаются с силой и уважают сильного. В хорошем смысле этого слова - не агрессивного, но сильного. В военном отношении Россия осталась и даже обречена по определению быть мощным в военном отношении государством, поскольку мы самая большая страна в мире по территории, мы расположены в 10 часовых поясах. Некоторые демагоги от политологии говорят, что нам достаточно армии в 200 тысяч человек, как в европейских странах. Но давайте взглянем хотя бы на карту и сравним - какие они по территории и какие мы. Какие у них соседи и какие у нас. Это геополитический ответ.

РГ | А что вы называете "технологическим аспектом"?

Иванов | Характер угроз со времен окончания "холодной войны" кардинально изменился. Тогда политологам жилось легко: на 40-50 лет вперед все было расписано. Два лагеря, сколько ракет и боевых блоков с одной стороны, столько с другой. И все, тишина.

Сейчас ситуация в мире совершенно другая. Фактор непредсказуемости возрос многократно - фактор локальных, религиозных, этнических конфликтов, о чем даже не помышляли два-три десятилетия назад. Вооруженные силы должны видоизменяться вместе с изменением мира и угроз. За 15 лет российские Вооруженные силы сократились с трех миллионов 300 тысяч человек до миллиона двухсот тысяч - почти в три раза. Но сокращать еще дальше - поставить под угрозу национальную безопасность нашей территории.

РГ | Человек - и тот не может худеть беспредельно...

Иванов | Да, он может стать поджарым, но потом есть риск стать бессильным. Вопрос в технологиях. В военном отношении мы будем оставаться сильными не за счет солдатской массы, это совершенно очевидно, а за счет вооружений современных. Располагая ими, мы можем себя чувствовать в значительной степени в безопасности.

РГ | А мы располагаем ими?

Иванов | Мы подразделяем вооружения на ядерную составляющую, в которой по-прежнему никому в мире не уступаем... При этом дело в первую очередь не в количестве.

РГ | То есть количество не в счет?

Иванов | Важно качество. И гарантированная способность этого оружия оправдать себя. Вероятность ядерного конфликта сейчас минимальная, она гораздо ниже, чем была в прошлом. Но мы живем в реальном мире и отказываться от развития и совершенствования наших ядерных сил не собираемся. Так же как и Соединенные Штаты. Здесь мы на уровне.

РГ | Какая другая составляющая?

Иванов | Силы общего назначения. Они у нас в известные годы были в достаточно плачевном состоянии, это тоже надо объективно признать. Начало событий в Чечне наглядно показало это. Но выводы были сделаны. У нас есть программа укомплектования всех частей постоянной готовности контрактниками, чтобы сделать эти части профессиональными. Принята соответствующая федеральная целевая программа, она осуществляется. В этом году примерно 40 соединений министерства обороны переходят на контракт, все эти части постоянной готовности Сухопутных войск РФ, ВДВ вообще все перейдут на контракт полностью. И морская пехота тоже.

РГ | Оружие у "профи" тоже будет соответственное?

Иванов | Перевооружение идет. Опять-таки не по тысяче танков, как в советское время было, а принятие на вооружение только новых образцов того, что реально нужно для обеспечения безопасности и способно парировать реальные, а не мифические угрозы. Прежде всего - борьба с терроризмом.

РГ | Если дать краткую характеристику, глядя на "ЗИСы", которые пройдут по Красной площади, какая должна быть современная армия в развитой стране - компьютерная, бронированная, летающая?

Иванов | Она должна быть мобильной. Мы ведь не можем содержать трех- или пятимиллионную армию, как было прежде, и поставить в каждом субъекте полк, дивизию или армию. Части размещены по стране относительно равномерно, но с учетом угроз, а не "официальных противников". Эти части постоянной готовности в случае необходимости могут перебрасываться куда угодно достаточно быстро авиационным транспортом. Учения "Мобильность-2004", которые мы проводили, как раз позволили апробировать возможность переброски частей постоянной готовности, скажем, с западных территорий на Дальний Восток и наоборот. Этим нужно заниматься именно для проверки, как в реальных условиях эти части способны действовать, приземлившись за десятки тысяч километров на незнакомую для них территорию, где никогда не жили и не видели местных условий.

РГ | Когда мы слышим: современные вооружения, что за этим стоит?

Иванов | Конечно, это высокотехнологичные образцы вооружений. Связанные с информационными технологиями и с новыми системами управления. Только высокоточные системы оружия, не бомбежка по площадям, не танковая армада, а системы высокой точности, средства радиоэлектронной борьбы. Тот, кто имеет технологические преимущества, тот и в выигрыше, последние события это наглядно подтверждают.

РГ | Есть ли у нас такое тайное оружие, которого нет у других стран, и знают ли стратегические партнеры, у кого есть новое оружие?

Иванов | Над этим многие страны работают, в том числе и мы. Над современными системами оружия. И, конечно, никто из наших партнеров или союзников об этом не знает и не узнает, пока оно не будет испытано.

РГ | Слову "реформа" вы предпочитаете понятие "модернизация". Каким вы видите итог модернизации, когда есть шанс ее завершить, и на что будет способна эта будущая армия?

Иванов | Мы не ставим задачи агрессивные, нам надо уверенно защитить свою территорию. И территорию наших союзников в плане тех обязательств, которые у нас есть. Кстати, хорошо, что таких обязательств не столь много.

Реально ли создать такую армию на уровне, как говорят, лучших мировых стандартов? Конечно, реально. Но при понимании, что это невозможно сделать за два-три года. Нужны соответствующие программы, большинство из которых уже существуют. О контрактном комплектовании я уже сказал. Вслед за частями постоянной готовности на контракт будут переводиться все сержанты, во всех Вооруженных силах. Это будет способствовать и дисциплине, и порядку, и правопорядку в войсках.

РГ | Сейчас с этим есть проблемы?

Иванов | Каждый случай получает широкую огласку. Хотя, могу отметить, что по уровню правонарушений в армии их в два раза меньше, чем на гражданке, по стране. Естественно, в пересчете на душу населения. Я не хвалюсь этим, но в то же время армия куда более законопослушный государственный организм, чем любой другой, что бы там ни говорили. Статистика это подтверждает.

РГ | Непростая и даже болезненная тема - монетизация льгот, жилье, ипотека. Каковы перспективы в социальных вопросах?

Иванов | Вопросы сложные, поскольку без них решить другие задачи очень трудно. Если молодые люди не будут стремиться поступать в военные училища и служить офицерами, на кого опираться в войсках? Прежде всего это жилье и денежное довольствие.

Сейчас военные пенсии выше, чем на гражданке. Они всегда должны быть выше, это мое твердое убеждение. Другой вопрос, что у нас военных пенсионеров в стране 8 миллионов, а военнослужащих 1 миллион. Так что не все можно сразу решить.

РГ | Проблему жилья возможно сдвинуть с места?

Иванов | До 2015 года предстоит решить проблему тех военнослужащих, кто начал службу до 1998 года, им квартиру должны предоставить. Тем, кто заключил контракт после 1998 года, должны предоставляться служебные квартиры. Сейчас есть около 140 тысяч таких квартир, но надо еще около 300 тысяч, чтобы вся армия была со служебными квартирами. Где бы офицер ни жил, ни служил, он переезжает из гарнизона в гарнизон - вот тебе квартира.

С этого года запустили ипотечно-накопительную систему. Те, кто с 1 января этого года заключил контракт, все автоматом попадают в нее. В нынешнем году каждый получит 37 тысяч рублей на именной накопительный счет, эти деньги нельзя снять. Через три года человек может выходить на рынок и по ипотеке, под гарантии государства приобретать жилье.

РГ | "Горячая" точка уже из другой области - вывод наших войск с грузинской территории. Как это будет, куда будем выходить, опять в чистое поле, как из Европы и Балтии?

Иванов | Что касается Грузии, мы никогда не говорили, что не хотим оттуда уходить. В 1999 году Россия взяла на себя обязательства, часть из них мы сразу выполнили, две базы закрыли, привели в соответствие с международными договорами количество вооружений, начали переговоры и ведем их. Надеюсь, даже скоро закончим. Вопрос не в том, когда мы начнем вывод, а когда его закончим. По количеству техники, личного состава подсчеты говорят, что минимум надо четыре года, чтобы построить соответствующую структуру на своей территории, где мы расположим новые базы взамен выводимых из Грузии. Дело это наше, суверенное, где захотим, там и построим. И докладывать об этом никому не будем. Но ведь надо построить военные городки, как минимум служебное жилье для офицеров, арсеналы, парки хранения техники, словом, всю инфраструктуру. Пока на эти цели деньги в бюджете не заложены вообще, потому что, как говорится, утром соглашение, вечером - деньги. Не ранее 2006 года может быть открыто дополнительное финансирование.

Сам вывод техники - тоже непростая операция. Технику надо обслужить, подготовить, чтобы она дошла, ее надо погрузить, вывезти на российскую территорию Это тоже все деньги и транспортные проблемы.

РГ | Как будет обеспечиваться на грузинской территории безопасность для наших солдат при выводе?

Иванов | За нее будет отвечать грузинская сторона на своей территории. Это их проблема.

РГ | А если жители устроят демонстрации, ведь уйдет база - они лишатся работы, потеряют доходы...

Иванов | Разблокирование - не наше дело. Если дорога закрыта, мы никуда не пойдем. Дорога должна быть свободна.

РГ | Похожий вопрос и по Черноморскому флоту. По этому поводу раздаются разные комментарии...

Иванов | Раздаются, но в основном не со стороны военных, ни украинских, ни российских. Министр обороны Украины, с котрым мы только что встречались, однозначно и открыто на пресс-конференции подтвердил, что Украина не собирается ничего пересматривать в базовом договоре до 2017 года о базировании части Черноморского флота, расположенного на украинской территории. Многие детали в этом большом базовом договоре не были прописаны, поэтому дорабатывать договор нужно. Но отдельными дополнительными соглашениями. Это не подвергает ни на процент, ни на йоту ревизии сам договор, то есть не влияет на существование и жизнедеятельность флота как такового.

РГ | Сложности возникают с использованием полигона?

Иванов | Территория была в 1997 году разделена. У нас остается часть флота на территории Украины, но не только в Севастополе. В базовом договоре записано: полигон в Феодосии принадлежит Черноморскому флоту РФ, аэродром морской авиации в Саках или в Гвардейском тоже. В этом смысле разделение давно закончено. Уточняются вопросы функционирования. Например, если мы хотим провести на полигоне стрельбы, за какое время и кого командование флота должно об этом уведомить.

РГ | С учетом нынешней украинской политики как мы будем обеспечивать жизнеспособность кораблей, построенных на верфях Николаева?

Иванов | Фактически, это один корабль - "Адмирал Кузнецов". Его обслуживание мы проводим своими силами, когда это экономически выгодно, а бывает, что выгоднее привлечь украинскую рабочую силу. Но в будущем, конечно, создание любых серьезных образцов вооружения у нас ориентировано на свою собственную территорию, на своих рабочих.

РГ | Во что одета наша Российская армия сегодня при фактическом отсутствии легкой промышленности? Может быть, мы все еще пользуемся советскими запасами?

Иванов | Может быть, что-то еще и осталось, но и продукты питания, и форму минобороны закупает. Кстати, все закупки ведем только у отечественного производителя, поддерживая его тем самым.

Каких-то нареканий я не слышал по форме - она достаточно качественная, удобная. Другое дело, нам не хватает финансирования на обеспечение каждого военнослужащего полным комплектом обмундирования. Потихоньку мы восполняем это. Выдаем уже не только камуфляж, но и повседневную форму, парадную, все, как положено.

РГ | Россия уверенно вышла на мировой рынок вооружений, получает неплохие доходы. Армия что-нибудь получает от продажи оружия?

Иванов | Больше, конечно, получают выгоду не армия, а предприятия оборонно-промышленного комплекса, производители этой техники и оружия.

РГ | За рубеж продаем, а своей армии новое оружие не достается.

Иванов | Теперь уже достается. Впервые в этом году гособоронзаказ выше, чем все средства, получаемые от экспорта оружия. То есть впервые за 10 лет мы закупаем больше, чем продаем. Наш гособоронзаказ этого года - 188 миллиардов рублей, а продали в 2004 году за границу на 5,1 миллиарда долларов.

Но что я хочу тут сказать. Мировой опыт современных, промышленно развитых стран показывает: оптимальный объем размещения гособоронзаказа на оборонные предприятия составляет 25-30 процентов. Не выше. И "Боинг", и "Локхид", и другие именитые производители имеют от американского гособоронзаказа 25 процентов загрузки, а все остальное обеспечивают сами, за счет продукции двойного назначения. У нас же мы только и слышим плач Ярославны: дайте мне 100 процентов или я умру...

РГ | А кто-нибудь следит за тем, куда идут полученные средства от продажи оружия на предприятиях, - их, образно говоря, проедают или развивают производство?

Иванов | Это дело государства, не министерства обороны. Мы ведь не командуем ВПК. Другое дело, что у нас есть свой рычаг. Мы покупаем не все подряд, а изделия лучшего качества, причем подешевле. Поэтому, если производители хотят получить заказ, должны хорошо стараться и не гнать старые разработки.

РГ | В пятницу, 6 мая, в "Российской газете" впервые появится программа телеканала "Звезда". Не опасаетесь ли вы, что с его появлением военно-патриотическая тематика исчезнет из программ всех других каналов и зачем военным свой телеканал?

Иванов | Министерство обороны не будет никогда командовать этим ОАО. Подчеркиваю, ОАО, а не каналом минобороны. Акционерное общество будет жить как любой телеканал. В нем есть доля собственности государства, но генералы командовать каналом не будут. Это творческий коллектив, там будут финансовые менеджеры, там будет реклама, не меньше, чем на других каналах, с одним только исключением из общих правил: канал будет рекламировать только отечественного товаропроизводителя.

РГ | А если товар сделан с участием иностранного капитала?

Иванов | Критерий - куда идут налоги.

По спектру мы хотим видеть и детские передачи, и семейные. Там, например, не будет натуралистических сцен наподобие отрезания голов...

РГ | И все же - как министерство обороны будет выстраивать свою политику на канале?

Иванов | Никак. Там будет наблюдательный совет, представители минобороны туда тоже войдут, но в абсолютном меньшинстве - лишь 2-3 процента. А все остальное - современное управление, ничем не отличающееся от деятельности любой телевизионной компании. Но об этом пока рано говорить, потому что сигнал только на Москву и область распространяется. Недавно в Калининграде выиграли частоту и в Пскове. И дальше "Звезда" будет идти по регионам только через конкурс, другого пути просто нет. А что касается спутника, обладатели тарелок уже сейчас все видят.

РГ | Жесткой конкуренции на телевидении не боитесь?

Иванов | Пусть конкуренция способствует качеству телевещания. Я не опасаюсь ни за канал, ни по поводу того, что военной, военно-патриотической темы не останется на других каналах. Год 60-летия Победы показал, как много появилось фильмов патриотических и какой резонанс они получили в обществе.

РГ | Вам это заметно как зрителю?

Иванов | Да, и вообще сейчас есть потребность в хорошем. Люди устали от низкопробной продукции как западной, так и своей. Потому что доморощенной дебильной продукции тоже море. Но при всем при этом в последние годы и очень много хорошего сделано. И я не думаю, что с окончанием праздника все снова будет забыто. Победа остается за нами и с нами, сколько бы ни прошло времени - шестьдесят лет, семьдесят или восемьдесят...

error 404
С 1 сентября открыта подписка
На первое полугодие 2017 года
Скидка до
Действует при подписке
на сайте или в редакции
15%