Новости

06.05.2005 01:50
Рубрика: Общество

Егор Кончаловский: "Побег" от клише

Российская газета: Говорят, идею фильма предложил Евгений Миронов?

Егор Кончаловский: Не Миронов, а "Централ Партнершип", продюсеры. Но, насколько я знаю, сценарий принес друг Миронова, а сам Миронов хотел в нем сниматься. Я давно хотел с Мироновым поработать, и для меня это было решающим фактором.

РГ: Как вам работалось в жанре боевика в очередной раз?

Кончаловский: Я бы с натяжкой назвал фильм боевиком. Скорее - драмой с элементами действия. Хотя там много динамичных сцен. Работалось хорошо.

РГ: В чем особенности российского "экшн"?

Кончаловский: Трудно сравнивать нас с Голливудом: разница в бюджетах очень большая. Кроме того, для нас этот жанр в новинку, и мы в некотором смысле учимся - как снимать, как ставить трюки, как делать так, чтобы это было неопасно для жизни артистов и т.д.

РГ: Когда в постсоветские годы у нас стали появляться американские боевики, вы что смотрели?

Кончаловский: В свое время они мне нравились, а сейчас я их не смотрю - скучно. Во-первых, они предсказуемы. Во-вторых, мне завидно, что у них такие большие бюджеты. Шутка. Просто раньше ничего больше не было, мы жили в вакууме, где эти несчастные кассеты передавались из рук в руки. И это было единственным неформальным развлечением, доступным людям.

РГ: Конкретно чем развлекались?

Кончаловский: Были хорошие фильмы действия. "Схватка". "Скорость". "Ронин" фильм хороший, "Шакал". А если вспомнить более старые, то боевики с Бронсоном. "Французский связной", "Безумный Макс", "Смертельное оружие", "Крепкий орешек"...

РГ: Снимая "экшн", не боитесь сделать клишированный фильм, ведь жанр очень накатанный?

Кончаловский: Многие меня за это и ругают, говорят, что в фильме много клише. Но я считаю, что в эти рецензии уже давно завернули помидоры на рынке, а картина идет. Одно дело, когда критика разумная, а когда критикуют люди, ничего не понимающие ни в кино, ни в чем вообще, - это смешно. Это не критика, а копание в грязном белье. Что касается клише, то да, безусловно, но ведь все строится на основных мировых сюжетах. Есть определенный набор: Ромео и Джульетты, Золушки, Гадкие утята и т.д., - все это придумано давно и не нами. Очень легко можно упасть в зону клише.

РГ: А как вы упали в зону сравнений с фильмом "Беглец" Эндрю Дэвиса?

Кончаловский: Действительно, есть некоторые параллели: герой там тоже врач, и у него убивают жену, и за это обвиняют, но он не виноват и хочет понять, что происходит. Но на этом сходство и заканчивается, после первых 20 минут начинается совсем другое кино. Я не хочу сказать, что первые 20 минут - это "Беглец", а потом - "Побег". Это все время "Побег".

РГ: Зрители жалуются на предсказуемость "Побега" - быстро становится ясно, кто убийца.

Кончаловский: Важно не кто убийца, а кто стоит за убийцей, а это мне кажется непонятным с самого начала.

РГ: Почему вам запрещали снимать сцены в метро?

Кончаловский: В метро теперь вообще запрещена любая деятельность, не связанная с транспортировкой людей, - есть риск теракта. И технологически в Москве или Питере снять это было сложно, чем, скажем, в Нижнем Новгороде, куда мы и поехали. Там существует пара станций, на которых три линии, так что одну можно отключить и работать в течение дня.

РГ: Говорят, вы на съемках чуть Миронова не утопили? Кто вам ставил трюки?

Кончаловский: У меня команда каскадеров из Питера. Все опасные трюки выполняли профессионалы, но многое, не связанное с реальной опасностью, Миронов делал сам. А говорят про эпизод, где Женя ну не то что погиб, но ему было не очень уютно. Он лежал на дне болота, а мы никак не могли его оттуда поднять. А он все ждал команды и не поднимался. Пока мы обсуждали, что делать дальше, для нас время шло несколько в другом режиме, нежели для него.

РГ: Как вы относитесь к званию лидера российского коммерческого кино?

Кончаловский: Думаю, я его уже потерял с появлением таких фильмов, как "Ночной дозор" и "Турецкий гамбит". Другой вопрос: трудно сравнивать кино, сделанное независимо, и кино с серьезной поддержкой Первого канала. Это разные весовые категории.

РГ: То, что снимают в России, для американцев пройденный этап. Как же нам тогда сделать наше кино мировым?

Кончаловский: Вопрос техники не стоит - весьма выдающиеся "экшн" "Бешеные псы" и "Криминальное чтиво" сняты за небольшие деньги.

Есть проблема языка: чтобы российский фильм вывести в мировой прокат, нужно перевести его на английский. Смотреть фильмы с субтитрами нигде не любят. Проблема в том, что мы не умеем говорить на языке, понятном всем, и о вещах, всем понятных и интересных.

РГ: Может, делать артхаус?

Кончаловский: Я считаю, что первый "Антикиллер" - довольно артхаусный фильм. Кроме того, мы говорим мировой рынок, подразумевая американский. А у меня нет задачи делать картины для американского зрителя.

РГ: Коммерческому режиссеру неинтересен больший доход?

Кончаловский: Я не участвую в прибылях от проката, иначе перестану заниматься кино - буду отслеживать, не обманывают ли меня. Кроме того, даже иностранные фильмы, получившие "Оскар", не идут в широком американском прокате. Или надо ехать в Америку, снимать там американское кино и пытаться соединить телегу с "Мерседесом".

РГ: Все слышали, что Даниил Корецкий был недоволен "Антикиллером-2". А будет ли "Антикиллер-3"?

Кончаловский: Корецкий был не то что недоволен. Просто "Антикиллер-2" снимался не по роману, а по мотивам. Впереди у меня другие проекты, один - политический детектив, другой - такой злобненький боевик. "Антикиллера-3" я бы с удовольствием сделал, но не с теми же продюсерами.

РГ: Гошу Куценко вы планируете привлекать?

Кончаловский: Гоша такая звезда, что к нему прямо не подступишься! И не дотянешься! Но на самом деле Гоше грех жаловаться - ведь что ни блокбастер, наш Куценко в нем. И потом он еще запел. Думаю, если буду снимать оперу, или оперетту, или мюзикл, то для него точно найдется место, потому что он все убедительней переходит от драматического жанра к эстраде, балладе и романсу.

РГ: Выход фильма "Побег" на DVD - еще и антипиратская акция. Как вы думаете, пиратам сейчас очень плохо?

Кончаловский: Пиратский рынок в России достаточно организован. Не то что сидят пираты где-то в подвалах и клепают плохую продукцию. Это целая отлаженная индустрия. К несчастью, с этим бороться сложно. Пиратство у нас плохо наказуемо - законодательная база слаба. К тому же, лицензионная продукция дороже пиратской. Думаю, что цены будут снижаться, уже есть такая тенденция. Кроме того, это вопрос договоренности - когда выпускать пиратскую продукцию.

РГ: С вами пираты не пытались договориться?

Кончаловский: Со мной они договориться и не могут - мне сложно предоставить им законченный продукт. Но если бы мне предложили, вряд ли бы я пошел навстречу - я солидарен с коллегами.

РГ: А вам какой из ваших прежних фильмов больше нравится?

Кончаловский: Он называется "Я был советским писателем". Это первый фильм, который мы сняли с Антоном Антоновым, оператором-постановщиком и "Антикиллера", и "Антикиллера-2", и "Побега", - документальный, про моего деда, Сергея Владимировича Михалкова, автора гимна и "Дяди Степы". Я делал ее с трепетом и много узнал о дедушке. А если говорить о своих художественных или малохудожественных фильмах, то у меня смешанные чувства, трудно выбрать. Говорят, что есть режиссеры, которые снимают все время разные фильмы, а есть такие, кто снимает один и тот же фильм. Мне кажется, я отношусь ко второй категории.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники