Новости

13.05.2005 02:00
Рубрика: Власть

Кровь, паспорт, вера, расчет

Как россияне должны понимать себя

- Наш клуб редко касается столь идеологически напряженных вопросов, - объявил тему президент "Никитского клуба" академик Сергей Капица, обратив внимание как на обнаруженные недавними праздниками "пустоты" в толковании истории, так и на сегодняшнюю дезориентацию: "Информации сколько угодно, а понимания нет", в том числе и понимания, кто мы такие.

Лев Аннинский напомнил, как в начале XX века прогрессивное человечество пыталось отменить национальность как "рутину природы" в пользу "всечеловека", государство как сковывающую человека форму - в пользу свободы и экономический уклад страны - в пользу всемирного хозяйства. Похоже, что сбывается только последнее под именем глобализации, все остальное рухнуло. Что делать на развалинах, куда себя девать? К чему сводить государство Российское?

Только к восточным славянам? Побрить голову, свалиться в "нациобесие", скукожив "чистую Россию" до уезда или губернии, потому что ее больше не наберется? Писать отдельные истории Кубани и Сибири? Или быть страной со множеством национальных образований внутри, каждое из которых имеет свою почву? Но где тогда найти общую почву и что это за почва? Сказать, что мы "все из Киева", уже нельзя, раз Киев за границей. Лев Аннинский считает, что самоидентификация -это прежде всего дело личности. "Я сын двух народов - казаков и евреев, говорю о себе "я - русский", следуя Льву Гумилеву, утверждавшему, что главная самоидентификация - культурная. И все зависит от того, как человек сам себя назвал".

Известный культуролог Григорий Померанц напомнил, что нация - недавнее явление, возникшее в эпоху французской революции, и рассказал о том, как идентифицировали себя эльзасские немцы, которые в течение одной жизни были то немцами, то французами и воевали то за Германию, то за Францию. Наша идентификация, конечно же, загадывает нам загадки. Однажды русская женщина, родившаяся на палубе корабля, увозившего ее мать в эмиграцию, воспитанная в европейских приютах и не знавшая родного языка, но твердо называвшая себя русской, столь же твердо к русским отнесла Григория Померанца и его жену, а их коллеге по конференции куда более славянской внешности в этом отказала, отнеся его к советским. Впрочем, советским посчитала того же Померанца коллега из Литвы, когда он подчеркнул, что не одни литовцы сидели в лагерях, но и он, например, тоже. "Но ведь вы были господствующей нацией", - отпарировала та.

Удивительную формулу собственной самоидентификации вывел в конце концов известный культуролог: я понял, что останусь и буду действовать именно в этой культуре, потому что мне за нее бывает стыдно. Процитировал знаменитое высказывание о том, что у нас святого встретить легче, чем честного, стихи славянофила Хомякова о "неправде черной" и "лени мертвой", вспомнил золотых розановских рыбок, плавающих в лужицах грязи, и окончательно определил для себя критерий: чувство стыда как знак собственной страны. "Однажды я был в Израиле, слушал Шарона и поймал себя на мысли, что мне за него не стыдно, хотя стыдиться есть чего".

Известный экономист Николай Шмелев напомнил об актуальности демографических проблем и миграционного притока в Россию: вот когда вопрос об идентичности станет заново и остро.

По мнению Дениса Драгунского, ситуация не выглядит драматичной: национальная идентичность как многослойный пирог начинается с духовной общности, единых модусов переживания, а заканчивается дорогами, почтой, банкоматами, делающими страну, а стало быть, и самосознание единым. При этом общий язык от Смоленска до Владивостока, по мнению Дениса Драгунского, соединяет всех нас достаточно крепко.

Режиссер Андрей Михалков-Кончаловский говорил об ущербности русского, по сути крестьянского (по его мнению), сознания и низком уровне доверия, который не дает развернуться эффективному бизнесу и эффективной гражданственности. Он считает, что нам нужна реформа национального сознания. Странам-соседям легко с объединяющими идеями, с иронией подчеркнул он, они не любят Россию и русских, "а нам некого не любить, кроме самих себя". Академик Капица похвалил Кончаловского за афористичность, но обратил внимание на наше уникальное самобичевание и самоуничижение, никогда не перестававшее его удивлять, поскольку детство он провел в Англии, был воспитан по формуле "наше - лучшее" и видел, как эффективно она срабатывает. Он также напомнил об удачном опыте самоидентификации в странах Британского Содружества: их объединяли общий язык и открытость лучших английских университетов для элиты из бывших колоний.

Власть Позиция
Добавьте RG.RU 
в избранные источники