Новости

13.05.2005 02:50
Рубрика: Общество

Личный повар Жукова

На нее советское правительство возложило стратегическую задачу - задобрить русской кухней сердца союзников

5 мая 1945 года знаменитая на всю Москву своими кулинарными изысками двадцатитрехлетняя Лушенька Глушкова приехала в Берлин, в штаб главкома Жукова. Именно от нее во многом зависело самочувствие участников Контрольного Совета и самого Георгия Константиновича Жукова.

 

 

Звездная карьера Лушеньки Глушковой началась в далеком 1936-м, когда ее, 14-летнюю девочку, устроили на кулинарные курсы при управлении НКВД Ленинградской области. Ее учителем стал бывший повар князя Юсупова. От него Лукерья переняла секреты горячих блюд и волшебных холодных закусок, которые так любил Георгий Константинович Жуков. Спустя девять лет Лушенька становится победительницей конкурса молодых кулинаров СССР, представив на суд ошеломленного жюри больше ста изысканных мясных блюд.

Стряпня молодого повара приводит в восторг даже самых опытных кулинаров. Луша становится звездой в своей профессиональной среде - ее возят в закрытой черной машине по кухням различных организаций и дворцов, где происходят высокие приемы. После Первомая Лушу вызывают в особый отдел при академии Ленина в Москве и сообщают, что она командирована в Берлин, в ресторан при Контрольном Совете.

В бункере Гитлера

На вокзале в Берлине Лукерью встречала личная машина Жукова, чтобы увезти в Карлхорст, где размещалась советская военная администрация - штаб маршала Жукова. Лушеньке дано всего два дня, чтобы вывезти продукты из бункера Гитлера, разработать меню и накрыть стол в честь подписания акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, которое состоится 8 мая в Карлхорсте.

- Бункер Гитлера служил постоянным источником пополнения погребов русского командования. Сразу после войны мы нашли в нем запас деликатесов, которого бы хватило на двадцать лет вперед - балык, копченое мясо, вяленая рыба, мешки с мукой, красная и черная икра, копченые колбасы, поросята и дичь, - вспоминает Лукерья Антиповна. - Этажом ниже располагался винный погреб, забитый бутылками с пивом, трехметровыми бамбуковыми бочками с вином и водкой. На каждой бочке висела поллитровая алюминиевая кружка на металлической цепочке.

Лукерья Антиповна прекрасно помнит, как в первые дни Победы она бегала в бункер с подругами, чтобы выпить водки из алюминиевой кружки за Победу.

- Переступаем через разбитую статую фашистского орла и десятки ящиков с орденами Третьего рейха. Советский солдатик метлой убирает ордена из под ног, освобождая дорогу к лестнице. В одной из комнат свалены знамена с фашистской свастикой, поверх них валяется бронзовый бюст Гитлера с простреленной головой. Этажом ниже обращаем внимание на огромный расчерченный глобус, который приходилось видеть во время просмотра кинохроники, - возле него любил сниматься Гитлер.

Спускаемся на шестнадцатиметровую глубину, в бункер. Повсюду трупы немецких офицеров с простреленными головами, запах гари и смрада. В каждой комнате бункера - выставка немецкого оружия и снарядов. Пока мы осматривали погреба и собирали продукты для банкета, советские офицеры вскрывали сейфы, в которых хранились секретные политические документы Третьего рейха.

Подписание акта о капитуляции

- Ближе к полуночи 8 мая в воротах Карлхорста стали появляться участники делегации, для подписания исторического акта - маршал Жуков, генерал армии Соколовский. Союзники: главный маршал авиации США Теддер, английский адмирал Барроу. Сияют люстры, звучит разноязыкая речь. А у меня лишь одна мысль - только бы не сгорел молочный поросенок! - вспоминает Лукерья Антиповна. - Вдруг закашлялся маршал Жуков - ему бы поднести горячего чая, да ведь офицер-особист не подпустит!

Как полагается, в честь союзников оркестр исполнил национальные гимны. Прошел почетный караул. За столом сидят Жуков, Теддер, де Тассиньи, Спаатс и некоторые другие. Через боковой ход в зал привели уполномоченных поверженной армии. Фашисты уселись за небольшим столиком, отведенным специально для них.

Но маршал Жуков властно зовет их к своему столу. У одного из фашистских генералов выскальзывает монокль, и он никак не может справиться с дрожащими руками, подписывая капитуляцию.

- Наконец-то доносит громогласное "ура!" в двери кухни. Сразу же в зал отправляются наши солдаты, стоящие наготове со стопками белых накрахмаленных скатертей. Начинается сервировка столов. Это был не просто банкет. Бал, можно сказать. Командующие армиями, флотами стран-союзников в парадных мундирах, высокие чиновники, дипломаты. На оголенных плечах женщин - дорогие меха и бриллианты. В зале витают запахи дорогих духов, мерцают свечи и звучит музыка.

Мы подавали массу закусок, осетрину, севрюгу, блины с икрой, заливное. Настоящую русскую водку, крымские и немецкие вина. Официанток не хватало, поэтому женам офицеров приходилось самим обслуживать важных гостей.

Банкет в честь Победы

- И вот 20 мая состоялся ударный банкет по случаю празднования Дня Победы, - продолжает Лукерья Антиповна. - Весь наш персонал готовился к нему - обсуждали сервировку столов, шлифовали меню. Много хлопот предстояло, ведь гулянье планировалось с вечера до рассвета! Мы этот прием называли балом, а хозяином бала, конечно, был Георгий Константинович. Многие кавалеры прибывали с дамами, и каждую пару Жуков встречал лично и провожал в зал. Ждали приезда Сталина, но Иосиф Виссарионович отказался прибыть в Карлхорст.

Помню в деталях тот вечер: блеск парадных мундиров, роскошь женских нарядов из шелка и бархата, игру бриллиантов под океаном горящих свеч. А мы - повара и официантки, одеты очень строго. Бесшумно на глазах гостей распечатывали массандровские вина, сохранившиеся с царских времен, подавали в тяжелых штофах охлажденную водку под молочных поросят. Обязательно полагалась горячая закуска. Это были блины с икрой, севрюжий бок и отварная форель. Потом гости танцевали, пили ликеры, кофе. Когда же общее оживление пало, предлагались горячие блюда - источающая яблочный дух золотистая дичь и телятина, запеченная в собственном соку.

В третьей части бала Лукерью Антиповну назначили распорядителем. Статная девушка в длинной панбархатной юбке солнце-клеш, белой блузочке, перчатках и лаковых туфельках стояла у портьеры, закрывающей вход на кухню.

- В назначенное время я дала сигнал, и пошла цепочка официанток. На подносах несли армянский коньяк, розеточки с тонко нарезанным лимоном, открытые коробки папирос "Казбек" и "Герцеговина флор", все знали, что это любимые папиросы Сталина. Офицер в штатском кому-то кивнул, и сразу в зале зазвучали тосты - "За Сталина!", "За Жукова!". Он еще раз кивнул, и в зал внесли шампанское и цветы.

За блестящее обслуживание этого банкета, за высокий профессионализм Лукерья получила благодарность от самого Жукова, а в подарок - золотые часики, которые до сих пор украшают руку Лукерьи Антиповны.

Маршал Жуков в своих дневниках позже писал о том времени: "Любопытная деталь. В процессе Контрольного Совета питание участников заседаний союзников осуществляли по очереди - один месяц кормили американцы, другой - англичане, затем - французы. Когда наступала наша очередь, количество участников заседаний увеличивалось вдвое. Это объяснялось широким русским гостеприимством и хорошо зарекомендовавшей себя русской кухней, русской водкой и икрой!"

- Вы часто видели маршала? И каким он был?

-Лучший из лучших, - говорит Лукерья Антиповна. - Всегда подтянутый, строгий немного, но справедливый. И в еде непривередлив. Случился один раз конфуз. То ли в пироге, то ли в хлебе гаечка ему попалась. Я стою и дрожу - думаю, конец пришел. А он усмехнулся и говорит: "А вы представляете, если из-за этой гаечки где-нибудь машина сломается?" Правда, за банкетным столом его любимые блюда - молочный поросенок, блины с икрой и фаршированный кролик.

Жуков оплатил роды

Очень скоро Лукерья Антиповна вышла замуж за русского офицера и родила сына Игоря.

- Я очень боялась, что при родах немецкие акушерки подсунут мне чужого - немецкого ребенка. Своими опасениями я поделилась с Жуковым, - вспоминает Лукерья Антиповна. - Тогда Георгий Константинович лично обратился в Потсдам к прославленному немецкому акушеру Лусту, чтобы тот принял роды и проследил за сохранностью ребенка. Маршал щедро с ним расплатился, а мне для новорожденного подарил велосипед, швейную машинку, ковер, ткань для пеленок и новенький сервиз.

Оставив месячного ребенка на попечение немецкой фрау Полины, которая крестила ребенка по православному обряду, Лукерья Антиповна снова на службе. Спецкомендатура поселяет Глушковых в особняк, где происходило подписание Карлхорстского акта о капитуляции, и выделяет личную домработницу, которая помогает по хозяйству и сидит с маленьким Игорем.

Разговоры за столом

Оканчивался срок командировки в Берлин прославленного повара. Но Георгий Константинович распорядился оставить первоклассного специалиста еще на два года. Только при Жукове Лушенька получает восемь служебных заданий, которые в приказах сформулированы, как "участие и организация проведения высоких приемов". В личном деле, соответственно, появляются восемь благодарностей от командования за проведение банкетов.

- Георгий Константинович первым входил в столовую, - вспоминает Лукерья Антиповна. - Генералы знали свое место и находились всегда позади. Бывало, сядет за стол, а я уже спешу - несу маршалу чай с лимоном. Часто обедал с генералом армии Соколовским. Однажды я была свидетельницей их спора. Маршал доказывал: "Я ведь могу их всех - вот так! - и резко развел ладонями по столу, словно сбрасывал что-то невидимое, - вот так двинуть их до самого Ла-Манша!" Так он отзывался о союзниках, потому что не доверял им. Маршал вообще был крут в суждениях.

Весной 1946-го в Берлин приехал Андрей Вышинский, замминистра иностранных дел. Обедать ходил вместе с Жуковым, но тот очень сухо разговаривал с ним. А однажды, повысив голос, маршал стал что-то выговаривать. Вышинский сидел молча, лицо его посерело. Через день мы все знали - звонил сам Сталин. После телефонного разговора Жуков собрал вещи, поблагодарил за отличную службу и попрощался с нами. Сталин вызывал Жукова в Москву.

Часы от Вильгельма Пика

После ухода Жукова место главкома советских войск занял маршал Соколовский. За ним приехал маршал Чуйков. В 1949 году Лукерья Антиповна получает приказ от командования - приготовить ужин для президента ГДР Вильгельма Пика.

- Божественная пища, - воскликнет высокий гость, и поцелует ей руку.

В благодарность за ужин Вильгельм Пик преподнесет Лукерье именные золотые часики, которые она продаст по возвращении на Родину. Потом было множество в ее жизни благодарностей за добросовестный труд, образцовое выполнение своих обязанностей и ценных подарков. Среди них - фотоаппарат, комод и аккордеон, подаренные маршалом Чуйковым.

Немецкий президент становится частным гостем в Карлхорсте. Он очень любил волжскую рыбу - сигу, стерлядь, осетрину. Рыбу в Германию для Пика доставляли специальными рейсами. Нередко на вечерние легкие ужины Вильгельм Пик приезжал вместе с премьер-министром Отто Гротеволем, чтобы тот по достоинству оценил стряпню Лушеньки.

В том же году устраивали еще один пышный банкет по случаю разделения Германии на Восточную и Западную.

- Если выразиться современным языком, это был стол демонстрации русской кухни, - вспоминает ее организатор.

Смерть Сталина и возвращение на Родину

В марте 1953 умер вождь всех времен и народов Иосиф Сталин. В Восточной Германии воцаряется всеобщее беспокойство среди военнослужащих. Многие чувствуют себя осиротевшими и просят командование о возвращении на Родину. Угнетенное состояние Лушеньки усиливается: в нее безответно влюбляется видный военный начальник Борис Агаев. Он хочет, чтобы та бросила мужа и стала жить с ним. Во время очередного выяснения отношений Агаев в приступе ревности ломает ей руку.

Письмо, полученное от отца, только укрепило желание женщины в необходимости вернуться на Родину. Тот жалуется, что ютится с семьей в землянке, что мать больная, а сестры и братья Лукерьи ходят оборванцами.

Молодая чета Глушковых подает рапорт с просьбой вернуть их на Родину. Маршал Чуйков трижды вызывал Лукерью и просил остаться в Германии хотя бы на год. Но она непреклонна.

1 мая 1953 года ее семью встречают в Новгороде. Проданы многочисленные подарки Жукова, Соколовского, Пика и Чуйкова. На вырученные деньги Лукерья Антиповна обустраивает несчастных родственников, а сама ютится в небольшой двухкомнатной квартире в центре Новгорода.

- Опьяненные победой советские солдаты и офицеры не забывали о трофеях и среди завалов полуразрушенных заводов, административных зданий находили автомобили. Некоторые были брошены на дорогах отступающими фрицами из-за отсутствия бензина, некоторые - оставлены в роскошных имениях. Один из таких авто я увезла на продажу в Россию, чтобы помочь голодным родителям, - вспоминает Лукерья Антиповна.

Семейная трагедия

На Родине Лукерья Антиповна рассталась с мужем и жила одна с сыном в двухкомнатной новгородской квартире. Ее сын Игорь с восьмого класса прикован к постели - в результате автокатастрофы он лишился обеих ног.

Узнав о трагедии с Игорем, маршал Жуков взялся помочь Лукерье Антиповне. По его просьбе в квартире Лушеньки установили новую газовую колонку и вставили выбитые стекла.

Все что осталось от былой роскоши - это напольные часы с боем, в корпусе из массивного дерева, подаренные адъютантом маршала Жукова, чтобы, как говорит она сама, на работу не опаздывала, и кое-что из трофеев - несколько картин восемнадцатого века, швейная машинка, подаренная Жуковым, и тонкий костяной фарфор, привезенный из Германии.

- Я никогда не чувствовала себя обслугой. Все годы я выполняла клятву, что дала шестнадцатилетней девчонкой, когда поступала на курсы поваров НКВД, о том, что буду служить Родине и выполнять любое задание партии. Дорогие наряды и подарки были лишь необходимым обмундированием к изысканным деликатесам, - подытоживает свою жизнь 83-летняя женщина.

Общество Ежедневник Стиль жизни День Победы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники