Новости

23.05.2005 06:00
Рубрика: Культура

Первый "Ребенок" Каннского фестиваля

Первый "Ребенок" Каннского фестиваля

Правда, мои коллеги из некоторых русских изданий ходили с мрачными лицами - им это решение жюри показалось слишком академичным, идущим вразрез с каннской традицией скандальных вердиктов.

Скандальным был, к примеру, оригинальный ход Квентина Тарантино, когда год назад из всех игровых фильмов он предпочел документальный - "Фаренгейт 9/11". Или статус лучшего фильма, которым увенчали трудноперевариваемого "Слона".

Или "золото", доставшееся самой слабой из картин фон Триера - "Танцующая в темноте". Или провозглашение главным лауреатом Канна фильма "Криминальное чтиво" в 1994 году. Все эти решения жюри раскалывали зал, превращая его в кипящий котел ликования и негодования. Из всех картин нынешнего Канна только одна лента была чревата таким скандалом - "Битва в небесах" 34-летнего мексиканца Карлоса Рейгадаса. Ей коллеги и прочили Золотую пальмовую ветвь.

Рейгадас представлял самое крайнее крыло кинематографического радикализма - более чем сомнительную историю он воплотил в формах эпатажных и тошнотворных. Его радикализм в том, что он таранит табу. Предлагает ассортимент сексуальных отношений, показанных на уровне порно, правда, без эротической привлекательности. Он амбициозен и демонстративно уходит от искусства в его классическом понимании. Сюжет не слишком правдоподобен: жирный Карлос - шофер - возит генеральскую дочку Ану.

Но это не мексиканский вариант "Водителя для Веры", потому что дочка втайне работает в борделе. Карлос признается ей в том, что они с женой похитили ребенка в надежде шантажировать родителей и так заработать денег. Но ребенок умирает, и Карлос мучается чувством вины. Хотя это не мешает ему заняться с Аной самым жестким сексом, какой только знали экраны. Но к концу раскаивается и на коленях молит Мадонну, чтобы та послала ему духовное очищение.

Актеры непрофессиональны. Рейгадас тут как бы неореалист, но реализм касается только подробностей человеческого тела, остальное - "мыло". В рейтингах международной кинопрессы картина заняла третье место снизу. Но неожиданно оказалась близка сердцам русских критиков.

Зная каннские традиции, я тоже понимал возможность такого развития событий. И теперь, признаюсь, рад, что и Кустурица, которого трудно заподозрить в консерватизме, и его коллеги в жюри не поддержали мексиканского радикала в его физиологическом реализме. Рад потому, что считаю этот путь тупиковым: кино уже так углубилось в человеческий организм, что виден копчик, дальше некуда. А эмоции, интеллект и сама жизнь человека - в невиданном дефиците.

Все главные "пальмарес" Канна-2005 распределились примерно так, как я и предполагал. "Ребенок" был моим фаворитом. Лидер фестивальной гонки Михаэль Ханеке с "Тайным" заслуженно получил приз за режиссуру, хотя мог взять и "золото". Джим Джармуш изменил себе, а может, наоборот - вернулся к себе, сняв мейнстримовскую комедию и сделав ставку на актерские бенефисы, - он получил Гран-при. Несправедливо обошлись только с очень хорошей картиной Вима Вендерса "Входи без стука", которая могла бы взять приз и за режиссуру, и за сценарий, и за мужскую роль, но не взяла ничего.

Зато, условно говоря, второстепенные призы легли как бог на душу положит. Здесь все время напрашивалось сравнение с колесом Фортуны - могло крутануться так, а могло иначе. Невозможно объяснить, чем привлек жюри сценарий среднего фильма "Три могилы". Или почему Томми Ли Джонс, два часа таскающий по экрану труп товарища, оказался лучшим актером. Мотивы присуждения актерского приза симпатичной Ханне Ласло из израильской "Свободной зоны" понять легче - крупных женских работ на фестивале не было, и тут все равно, кто выиграет. Получение Приза жюри китайской картиной "Шанхайские мечты" я бы приветствовал, если б она была в самом деле снята в 60-е годы, под которые стилизована. Наверное, жюри спохватилось, что не наградило ни одной картины из Азии - и за полным отсутствием подходящих шедевров осчастливило этот.

Немало позабавил зал молоденький режиссер с Украины Игорь Стрембицкий, которого можно поздравить с "Золотой пальмой" в конкурсе короткометражек. Переводчик, плохо знакомый с украинской мовой, все просил говорить по-русски, а парень от русского категорически отрекался: "Я украинец, украинец я!" Так эти политико-аллергические реакции и заполнили все время, отведенное на благодарственное слово лауреата. Фильм Стрембицкого "Подорожник", гласит аннотация, - "о безумии как роде счастья или горя". Вот именно.

В целом команда Кустурицы показалась мне наиболее вменяемой из всех каннских жюри последних лет. Она, пусть и нарушая здешние традиции, предпочла эпатажу здравый смысл. Понравилась и процедура - деловая, лаконичная, свободная от монументальных шоу, характерных для наших "Ник", "Орлов" и ММКФ. Коротко представили лауреатов - и пошли смотреть кино.

Призы 58-го Каннского кинофестиваля

Золотая пальмовая ветвь - "Ребенок", реж. Жан-Пьер и Люк Дарденн, Бельгия. Гран-при - "Сломанные цветы", реж. Джим Джармуш, США. Приз за женскую роль - Ханна Ласло, "Свободная зона", Израиль. Приз за мужскую роль - Томми Ли Джонс, "Три могилы", США. Лучшая режиссура - Михаэль Ханеке, "Тайное", Франция. Лучший сценарий - Гуильермо Арриага, "Три могилы", США. Приз жюри - "Шанхайские мечты", реж. Ван Сяошуай, Китай. Приз ФИПРЕССИ - "Тайное", реж. Михаэль Ханеке. Приз экуменического жюри - "Тайное", реж. Михаэль Ханеке. Приз программы "Особый взгляд" - "Смерть господина Лазареску", реж. Кристи Пуи, Румыния.

Фото с сайта www.vesti.ru.

Культура Кино и ТВ Власть Работа власти Госнаграды 58-й Каннский кинофестиваль