Новости

27.05.2005 00:00
Рубрика: Культура

Догнать и перегнать

На берегах Невы построят новый Канн

2 июня в Сочи откроется "Кинотавр" - любимое детище известного кинопродюсера Марка Рудинштейна. Но на этот раз команда фестиваля полностью обновилась: как известно, Рудинштейн еще полгода назад заявил о том, что мавр сделал свое дело - мавр уходит. А теперь объявлено о его новом, еще более амбициозном проекте - создании в Санкт-Петербурге Международного кинофестиваля, который должен не только заткнуть за пояс находящийся в перманентном кризисе Московский, но и встать рядом с такими европейскими гигантами, как Канн, Венеция и Берлин. Президент фестиваля - режиссер с мировым именем Андрей Кончаловский.

 

По просьбе "Российской газеты" оба рассказали о проекте, оговорив, что он еще в стадии рождения и все подробности - в ноябре.

Российская газета | У нас уже есть Московский международный фестиваль, есть международный "Кинотавр", "Лики любви", "Дух огня", Фестиваль фестивалей. Чем будет отличаться новый?

Андрей Кончаловский | Знаете, чем Петербург отличается от Москвы? Историей, сумасшествием, культурой, преемственностью европейских традиций. Это единственный в России по-настоящему европейский город, он является культурологическим феноменом мирового класса. И в этом смысле Петербург - прекрасное место для фестиваля, который напомнит о культурной традиции. Мы хотим вернуть связь времен, которая в России быстро и целенаправленно прерывается. Создать фестиваль, который представит не только новации, но и классику как мирового, так и русского кино. Он будет в определенной степени ретроспективным, чтобы там можно было увидеть фильмы полузабытых или совсем забытых мастеров. Я думаю, что Антониони и Феллини уже почти забыты, не говоря о Мурнау или Эйзенштейне. И то, что будет происходить вокруг фестиваля, тоже так или иначе относится к теме культуры, скажем, фильмы об архитектуре, балете, живописи. Такое глубокое погружение в мир искусства. Ну и, разумеется, конкурсные программы. Надеемся, что удастся заполучить хорошие фильмы. Заинтересованность в таком фестивале уже очень чувствуется - и ЮНЕСКО, и мировых киноорганизаций, которые хотели бы с нами сотрудничать.

РГ | Будет только игровое кино?

Кончаловский | И документальное, касающееся культуры. Существуют замечательные серии культурологических картин, у нас их просто не знают.

РГ | Фестивали делятся на две группы: одна, как в Канне, замкнута внутри кинематографа, другая, как в Торонто или Берлине, рассчитана на то, чтобы стать кинопраздником для публики. По какому пути пойдет ваш фестиваль?

Кончаловский | Он - для публики. Будут задействованы кинотеатры и созданы новые фестивальные площадки. Мы собираемся построить целый киногород - собирать его на две недели и потом разбирать.

РГ | Как отнеслись к идее городские власти?

Кончаловский | С энтузиазмом. У них есть хороший музыкальный фестиваль в июне, а июль пустоват, так что кинофестиваль пришелся очень кстати. Петербург - один из немногих городов России, которые привлекают людей со всего мира. Ему повезло: большевики не сделали из него столицу и с ним не произошло того, что произошло с Москвой, с ее обликом. Ему, конечно, не хватает денег, но огромный интерес к нему существует. Знаете, сколько там живет англичан?! Они просто покупают там квартиры. Город, конечно, полуразвален, но им нравится его дух.

РГ | Среди ваших партнеров главные как раз англичане - так?

Кончаловский | В создании фестиваля участвует фирма Марка Фишера - того самого, кто строил знаменитое здание "Миллениум" в Лондоне, цирк Де Солейль, сейчас готовит открытие Олимпийских игр в Пекине. Он работал с Rolling Stones, с U2. Я с ним часто сотрудничаю: мы, к примеру, делали праздник к 850-летию Москвы.

РГ | В Канне писали, что петербургский фестиваль хочет составить ему конкуренцию.

Кончаловский | Я бы этого не написал: у нас амбиций много, но часто получается пшик. Но мы еще не на том этапе, чтобы рассказывать детали - я не знаю их. Вот когда будем действительно запускаться, соберем журналистов со всего мира и поговорим более конкретно. А пока могу сказать одно: мне было бы интересно сделать в Петербурге такой фестиваль.

...Марк Рудинштейн обеспечивает финансовую сторону фестиваля. Он рассказал нам еще несколько подробностей нового проекта.

Рудинштейн | Я бы так сформулировал концепцию фестиваля: история искусств через кино. Кроме того, Марк Фишер построит целый киногород на 6 кинозалов и с большим залом для культурной программы. Кафе, рестораны, ВИП-залы. Место, куда, по идее, будет стекаться весь Петербург. Это будет пешеходная зона, единое фестивальное пространство - от гостиницы "Астория" до Дворцовой площади. А на набережной возникнет кинорынок. Сейчас главное - построить на эти 13 дней такой киногород, который впишется в архитектуру Зимнего дворца. И я надеюсь, что уровень конкурса позволит нам выйти как минимум на четвертое место после Канна, Венеции, Берлина и Сан-Себастьяна.

РГ | Когда вы осуществили свою давнюю угрозу покинуть "Кинотавр", у вас был на примете именно этот проект?

Рудинштейн | Открою тайну: еще 8 лет назад мы с Кончаловским приехали к Анатолию Собчаку обговаривать этот проект. И я тогда тоже хотел уйти из "Кинотавра". Но через четыре месяца Собчак проиграл выборы, и все остановилось.

РГ | Ваша идея была обнародована в одном из фестивальных журналов в Канне. Какова реакция?

Рудинштейн | Даже не представляете, какая. Звонят и финансисты, и деятели кино, и крупнейшие мировые продюсеры. Интерес огромный. Ведь Петербург для такого фестиваля - место гораздо более удачное, чем Москва.

РГ | А как отнеслись к вашей идее в дирекции уже существующего в Петербурге Фестиваля фестивалей?

Рудинштейн | Мы им предлагали сотрудничество: ведь в этих шести залах могут разместиться и Фестиваль фестивалей, и "Виват, Россия!", и "Послание к человеку". Зачем иметь много бедных фестивалей, если можно создать один большой и авторитетный? Но ведь каждый хочет иметь пусть маленькое болотце, да свое. Я не собираюсь никем в Питере руководить. Просто хочу, чтобы этот проект был воплощен в жизнь. В таком городе можно создать настоящий праздник для души.

РГ | Уклон в культурологию коснется конкурсной программы?

Рудинштейн | Нет, только побочных программ и фестивальной атмосферы. А конкурс будет делаться по всем законам крупного международного кинофестиваля. Сейчас европейские фестивали переживают кризис - Берлинский, Венецианский... мне казалось, что и Каннский, но в этом году он меня порадовал. Он умеет находить варианты - вот и я хочу научиться. А у наших фестивалей нет опыта работы с международными продюсерами, чтобы стать лидерами в отборе фильмов. Поэтому одно из главных направлений работы - создание международной команды отборщиков.

РГ | Сейчас даже фестивалям класса "А" не возбраняется брать картины, уже побывавшие на других фестивалях. Вы будете пользоваться этим послаблением?

Рудинштейн | Нет, только незасвеченные фильмы. Только премьеры.

РГ | Пусть все получится. Как говорится, уже и за попытку - спасибо.

Культура Кино и ТВ Андрей Кончаловский Петербургская жизнь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники