Новости

03.06.2005 07:00
Рубрика: Общество

Сдаем экзамены. И деньги

Может ли школа выжить без поборов?

Российская газета | 43-я статья Конституции гарантирует россиянам бесплатное образование. Но не секрет, что ее очень часто нарушают: только что 13 директоров московских школ уволены за взятки. Сами директора считают, что таким образом общество регулирует ту унизительную зарплату, которую платят педагогам. А вот Геннадий Георгиевич Новиков из Брянска спрашивает: когда прекратятся прямые поборы с родителей?

Андрей Фурсенко | Здесь две проблемы. Первая - это то, что с родителей требуют деньги. И вторая - деньги эти идут не на ремонт и охрану, а директору в карман. Я убежден: в карман ничего собирать не должны. Это уголовное преступление, которым должны заниматься правоохранительные органы. Мы по мере сил тоже в этом участвуем. Что касается увольнения 13 директоров, то если бы я вдруг сказал, что подобные злоупотребления исключение, - мне бы не поверили. Решили бы, что я либо некомпетентен, либо лицемер.

В то же время рассчитывать, что сегодня государство сможет полностью закрыть все нужды образования - не реально. Да это и не остановит потоки семейных денег, которые идут в образование. Все равно родители будут стараться получить что-то сверх школьной программы. Я говорю о дополнительных курсах, кружках и т. д.

Позиция министерства такова: поборы в школах и вузах - незаконны. Мы должны четко признать факт, что деньги в образование идут, и определить правила, по которым они могут идти официально. Есть и легальные формы сбора денег с родителей. Я имею в виду прежде всего управляющие советы в школах, где есть порядок, по которому родители могут вкладывать деньги в школу. Распоряжается этими деньгами не директор - все происходит под жестким контролем управляющего совета. Тогда за эти деньги можно спросить.

В вопросах поддержки образования есть два направления. Прежде всего - увеличение бюджетного финансирования и, что очень важно, упорядочение этого финансирования. Я имею в виду переход на отраслевую систему оплаты труда, когда директор школы как менеджер имеет большую возможность назначать зарплату в зависимости от качества обучения.

А с другой стороны - предоставление родителям и спонсорам возможности поддерживать образовательные учреждения в рамках, четко определенных законодательством. Сегодня подобные возможности существуют, но предпочитают все-таки платить черным налом. Излишне говорить, что он проходит мимо налоговых органов. В школах создается атмосфера жизни не по закону, а "по понятиям".

РГ | Президент Путин, встречаясь с вами, сказал, что расходы на образование сегодня стоят на первом месте в бюджете?

Фурсенко | Да, это так. Консолидированный бюджет образования - 611 миллиардов рублей. Эти больше, чем любая другая статья бюджета.

РГ | Вас обвиняют в том, что вы хотите сделать образование платным. Ведь количество платных мест увеличивается. Этому будет поставлен барьер?

Фурсенко | Хочу подчеркнуть: количество бюджетных мест не уменьшается. Просто студентов у нас стало в 2,5 раза больше, чем было в СССР. Сегодня обеспечить достойное образование всем желающим государство за свой счет не может. Мы столько не заработали. Поэтому я за сохранение и увеличение бюджетной поддержки образования, в том числе и оплаты тех студентов, которые укладываются в норму закона - 170 студентов на 10 тысяч населения. У нас же студентов на самом деле гораздо больше.

Мы против отказа от бюджетных мест в вузах. Но при этом мы против спекуляций на том, что если кто-то из желающих не поступил, то это уже отказ государства от социальных гарантий. Требуется ответственность и со стороны тех, кто поступает в вуз. Им надо выдержать конкурс и отвечать за себя: чтобы учеба шла впрок.

РГ | Какова позиция министерства по международному усыновлению детей?

Фурсенко | Не надо делить усыновление на международное и наше. Усыновление - это главное направление решения вопроса о сиротстве. Для ребенка никто не заменит маму и папу. Это главным образом моральная проблема. Министерство представило информационный ресурс www.usynovite.ru, где есть информация о том, как это делать, куда обращаться и доступ к открытым базам данных на 180 тысяч детей.

Ясно, что, когда ребенок покидает страну, мы ответственности за него с себя не снимаем. Должен быть жесткий контроль. Те 13 детей, чья судьба закончилась за границей трагически, как правило, усыновлялись через неаккредитованных посредников. Мы подтвердили аккредитацию 43 международным агентствам. Три закрыли. На проверке сейчас 41 организация, которая должна предоставить информацию о том, как живут усыновленные в России дети.

Но Екатерина Лахова позавчера на коллегии МВД обнародовала данные: каждый год в России погибают две тысячи усыновленных детей. Однако об этом не говорят. Здесь не должно быть двойных стандартов. Правила должны быть прописаны максимально определенно и жестко.

Подробный отчет о "Деловом завтраке" будет опубликован в одном из ближайших номеров "Российской газеты"

Общество Образование Правительство Минобрнауки Деловой завтрак Реформа образования
Добавьте RG.RU 
в избранные источники