Новости

10.06.2005 01:30
Рубрика: Общество

До боли знакомы

Звезды кино и театра помогают детям, больным лейкемией

Если дети умирают от рака, то не потому, что рак неизлечим. Рак - излечим. Это опасное, тяжелое, но излечимое заболевание. Десять лет назад в России выживало 5 процентов детей, заболевших раком. В Америке и Европе тем временем выживало около 70 процентов. Теперь мы обучили врачей и освоили современные технологии лечения. Сегодня в России выживает половина заболевших раком детей. А в Америке и Европе - 80 процентов.

Но 30 процентов - полторы тысячи детей каждый год - могли бы выжить, но умирают...

Потому что в России нет ни одного современного детского онкогематологического центра и только три клиники делают пересадку костного мозга, а в Германии этим занимаются более 90 специализированных медицинских учреждений. В нашей стране нет банка донорского костного мозга?! И матери больных детей, нуждающихся в ежедневном переливании облученной донорской крови, ездят из Российской детской клинической больницы через всю Москву, чтобы облучать кровь. "Аппарат для облучения крови стоит 200 тысяч долларов, немногим меньше, чем автомобиль, на котором ездит любой правительственный чиновник или любой уважающий себя руководитель крупной компании".

В этом концерте Гоша Куценко запел под аккомпанемент своей группы "Анатомия любви", а располневшая Ольга Будина, недавно родившая сына, нарушила слово - "год не выходить на сцену" - и вышла к зрителям, Марк Рудинштейн отдал в руки Дине Корзун на аппарат по облучению донорской крови 10 тысяч долларов, на что Олег Табаков заметил, что это и есть настоящая благотворительность: "...в войну, когда мимо дома проходила колонна военнопленных, мать разломила полбуханки хлеба и отдала по сути в протянутые из колонны руки", - сказал он.

В этот вечер на сцене "Современника" прозвучали удивительные истории о детях, исцелившихся от недуга, а сами они находились в зале.

   история болезни

Настя Савельева:

- Я заболела, когда мне было 9 лет. Врачи подумали, что это лейкоз, но мне не сказали. Мне сказали, что надо ехать в Москву. Мне в Москве страшно понравилось. Она была в огнях и очень красивая. Лечение шло нормально, но тяжело было то, что не разрешали ничего кушать. Я очень тосковала. Больше всего хотела домой к маме. Я знала, что мама уже умерла, а дом в деревне сгорел, но все равно хотела.

Врачи сказали, что нужна трансплантация костного мозга, так как простое лечение не помогло. Я подумала, что у кого-то будут костный мозг отнимать и мне пересаживать. А потом я увидела, что это просто, как кровь переливают. Когда переливали, жар был. Потом я пошла на поправку и начала верить в жизнь. Ко мне начала приходить тетя Таня. Когда она ко мне приходила, настроение у меня улучшалось. У меня никого нет, а так хоть кому-то я нужна. И у меня появилась цель выбраться из бокса.

Я написала тете Тане письмо.

Теперь я живу у тети Тани.

Я не знаю, почему я болела. Для чего-то Господь сделал так. Показал: можно жить так, а можно этак. И дал выбрать, что я хочу.

Лиза Ильина:

- Я была отличницей, училась в музыкальной школе по классу фортепиано. Все было прекрасно. Однажды почувствовала себя плохо. Оказалось, что серьезное заболевание крови - хронический миелолейкоз.

Родителям сказали, что меня можно вылечить только трансплантацией костного мозга. И еще сказали, что донором костного мозга может быть брат или сестра. Что нужно родить ребеночка, при родах будет забрана из пуповины кровь, и если будущий ребенок подойдет мне по генам, то эти клетки мне пересадят. Через год у меня появилась сестренка Соня, благодаря которой я стала здоровой. Я включала магнитофон и часами танцевала, обвешанная разными трубками, по которым в вены поступали лекарства.

   из первых уст

Александр Калягин:

- Подобные акции сегодня очень важны и, без преувеличения можно сказать, жизненно необходимы.

Я как бывший медик не понаслышке знаю, в каком положении сейчас находятся и больницы, и пациенты, прекрасно понимаю теперешнее состояние нашей медицины. Ведь оно определяется не по лучшим образцам - клиникам Москвы и Петербурга, а по маленьким, земским клиникам. Состояние - ужасающее, притом что врачи у нас фантастические, первоклассные, но не хватает денег на дорогостоящие медицинские препараты, оборудование...

Надо начинать с малого. Нельзя молчать и отмахиваться от проблемы. Тем более когда больны дети. Когда пытаешься вдуматься, понять и прожить весь ужас этой болезни, реакция бывает разной - можно рыдать, можно проклинать всех и вся... Но есть третий, самый правильный и честный вариант - помогать, поддерживать и верить.

Ольга Будина:

- Насколько я понимаю, многие люди находятся в плену иллюзий: они думают, что лейкоз неизлечим или что при лечении достигается только стадия ремиссии. Придя на наш концерт, вы сами сможете увидеть бывших больных детей, которые сейчас уже имеют свои семьи и они абсолютно выздоровели после рака. Откуда приходит эта болезнь, зачем - никто не знает. Так же как никто не знает, к кому она придет. Давайте подумаем об этом сейчас, когда мы здоровы. Быть может, спасая от смерти других детей, мы спасем и себя: болезнь нас минует. Ведь жить осознанно - право, которое мы все имеем.

Алена Бабенко:

- Это то, что происходит рядом. Это то, мимо чего мы проходим. Мне эта тема до боли знакома. Не так давно я сыграла роль матери, у которой сын был болен лейкозом. Эта история закончилась чудом. Ребенок был спасен. Но в жизни без нашего участия такие чудеса, увы, невозможны.

Чулпан Хаматова:

- Я столкнулась с этой болезнью слишком близко. Это физически и морально тяжело ребенку, невероятно тяжело родителям. Это долго и медленно. Несколько лет. Несколько лет, когда ребенку необходимо получать дорогие лекарственные препараты, но еще необходимо чувствовать Веру. Веру в то, что он выживет, что его не вычеркнули из списка, о нем помнят. Помнят о том, что он нужен и его любят. Этим концертом мы как минимум подарим детям уверенность, что о них заботятся и помнят.

Кирилл Серебренников:

- Участие в таких важных мероприятиях всегда вызывает смешанные чувства. С одной стороны, когда вникаешь в беспросветность ситуации с нашим здравоохранением, как впрочем, и с другими отраслями нашей жизни, то хочется отгородиться, закрыться, не думать, сойти с ума... С другой стороны, когда появляется шанс помочь чем-то конкретно, то мы должны обязательно использовать его, потому что по-другому - невозможно... Мы должны победить устоявшееся, внушаемое всем нам десятилетиями ощущение, что мы в этой жизни изменить ничего не можем. Нет, мы можем.

Дина Корзун:

- Не помню, как точно звучит одна восточная мудрость, но смысл ее в том, что благодарить должен не получающий, а дающий. Потому что, помогая и делясь, дающий творит благо в первую очередь для себя.

Я очень рада, что доехала до Института детской гематологии, побывала в отделении гематологии и пересадки костного мозга Российской детской клинической больницы, где в стеклянных боксах борются с болезнью дети. Я познакомилась с врачами, которые спасают этих детей.

Я поговорила с родителями, которые живут в другом измерении, потому что бороться за жизнь, за надежду на выздоровление самого любимого и родного малыша нужно каждую минуту.

Общество Здоровье
Добавьте RG.RU 
в избранные источники