Новости

16.06.2005 03:07
Рубрика: Власть

Провал европейской конституции: шанс для России

Что случилось во Франции

Особенно важными были результаты референдума во Франции. По сути, голосование французов явилось настоящим историческим выбором, фундаментальным актом подлинной демократии, когда народ по-настоящему участвует в определении собственной судьбы. Такие события в последнее время происходят все реже и реже, по мере того как демократия становится формальной процедурой, а выборы - спектаклем и шоу-бизнесом.

То, что случилось во Франции, требует самого серьезного осмысления, и последствия этого решения повлияют не только на Европу в целом, но и на новый баланс сил в планетарном масштабе. Коснется это и России.

Евроатлантизм

Европейская интеграция - это геополитический процесс, который представляет собой результат двух довольно различных векторов. И именно нарастающие противоречия между этими векторами и породили нынешний европейский кризис. Дело в том, что на начальном этапе в 60-70-е годы процесс европейской интеграции готовился исключительно в рамках стратегии атлантизма - под эгидой США и в интересах НАТО.

Речь шла о консолидации западного мира перед лицом "советской угрозы". Это было этапом стратегического плана в дуальной логике "холодной войны" - капиталистический атлантизм против социалистического евразийства. Инерция этой натовской версии европеизма существует и сегодня. Это явление можно назвать евроатлантизмом.

В этом процессе главенствующую роль по-прежнему играют США и их ближайший союзник в Старом Свете Великобритания, а также вновь принятые (не без давления США) в Евросоюз страны Восточной Европы и Балтии. Евроатлантизм предопределяет дальнейшее расширение НАТО на Восток и следует традиционной линии геополитики "холодной войны", только отныне лишенной идеологической нагрузки.

Евроатлантизм настаивает на принятии в НАТО и ЕС бывших советских, а ныне "оранжевых" республик - Украины, Грузии, Молдовы. Лоббирует вступление туда Турции (плацдарма НАТО на Ближнем Востоке), давит на Москву по поводу "прав человека" и Чечни, внимательно и благожелательно присматривается к сепаратистским тенденциям на Северном Кавказе и в Поволжье. Евроатлантисты делают ставку на либеральную идеологию, призванную приблизить европейскую экономику и социально-политическую систему к американской.

Они же опираются на слабые дотационные страны Восточной Европы, полностью зависимые от Вашингтона и ненавидящие евразийство в силу недавнего исторического опыта. Поэтому евроатлантисты стремятся всячески увеличить количество этих "новых европейских" членов, чтобы закрепить американский контроль над ЕС и превратить его в зону своего прямого влияния.

Евроконтинентализм

Проект европейской конституции, отклоненный французами и голландцами, был разработан именно евроатлантистами и отражал их основные приоритеты - неповоротливость в принятии решений Евросоюзом, равноправие всех стран, ориентация на ускоренное включение в состав ЕС стран СНГ и Турции.

После краха СССР в европейской интеграции наметился иной вектор, воплощенный в двух европейских гигантах - Франции и Германии. Эти две страны с наиболее развитой экономикой и промышленностью, с глубокими социальными (антилиберальными) тенденциям - от кейнсианства до социал-демократии и левых экологов. И даже правые (республиканцы и христианские демократы) этих стран в духе де Голля и Аденауэра вдохновляются скорее панъевропейским консерватизмом, нежели догматическим либерализмом англо-саксонского образца.

Вокруг оси Париж - Берлин в ходе европейской интеграции стала постепенно формироваться вторая - альтернативная - идентичность, ядро "иной Европы". Это явление можно назвать евроконтинентализмом.

Суть евроконтинентализма в том, что здесь объединенная Европа мыслится не как сателлит США и не как часть стремительно глобализирующегося западного мира с единой ценностной системой, но как самостоятельный геополитический и исторический субъект со своей повесткой дня, своими интересами и своеобразным культурным, социальным и экономическим укладом.

Евроконтинентализм отказывается от логики "холодной войны" и от антиевразийства, тем более что идеологические причины для этого канули в прошлое. Напротив, неослабленная Россия и отчаянно пытающийся модернизироваться Восток (в частности, исламский мир) являются для такой континентальной Европы угрозой или потенциальным противником (как для атлантистов). Но США, претендующие на мировое господство, роль мирового жандарма и высшей моральной инстанции.

По мнению евроконтиненталистов "общность ценностей" между Европой и США значит сегодня все меньше и меньше, а расхождение стратегических интересов на Ближнем Востоке и в Евразии, в свою очередь, все отчетливее. Но и на уровне ценностной системы социальная, светская и гуманистическая Европа видит все меньше общего с фундаменталистской, протестантской, империалистической и агрессивной Америкой, с ее абсолютно неприемлемой для европейской политической культуры неоконсервативной элитой.

Суверенисты и экономический фактор

Против евроатлантизма выступают также и "суверенисты" всех стран, отождествляющих европейскую интеграцию с евроатлантизмом, и на этом основании ее отвергающие вовсе (это характерно для антиевропейски настроенных французов, а также швейцарцев и датчан, дорожащих более всего своей национальной суверенностью).

К этому стоит добавить, что в экономическом пространстве единой Европы именно евроконтиненталистские страны выступают основными донорами и основой всей европейской экономики. Следовательно, именно они яснее всего осознают специфику собственно европейских интересов и возрастающее расхождение с интересами американцев - в частности, в вопросах энергоносителей и контроля над нефте- и газодобывающими регионами и маршрутами транспортировки.

Поражение евроатлантистов

Между этими двумя идентичностями объединяющейся Европы существует тонкая диалектика, и не всегда можно точно различить, где кончается одна тенденция и начинается другая. Но тем не менее общий ход событий ведет к дальнейшей формализации обоих позиций.

Против европейской конституции на референдуме во Франции проголосовали евроконтиненталисты, и фактически это означает, что евроатлантизм потерпел очень серьезное поражение. Французы сделали выбор не против Европы, но против Европы проамериканской, атлантистской, ультралиберальной и антиевразийской. После появления оси Париж - Берлин -Москва это второе и еще более масштабное событие в духе евроконтинетализма. Не случайно Франция в последние годы стала в сознании американских неоконсерваторов чуть ли не главным врагом, а английский журнал "Спектаэйтор" полушутя-полусерьезно пишет о новой "оси зла": Франция - Германия - Испания.

Последствия для России

Неожиданно для себя после последних колоссальных проигрышей на геополитическом фронте постсоветского пространства Москва вновь получила шанс. Удар, нанесенный французами по евроатлантизму, чрезвычайно выгоден России. Отныне шанс быстрой интеграции в ЕС у наших "оранжевых" оппонентов по СНГ отнят, евроатлантизм ослаблен, а следовательно позиции России выросли. Теперь нам остается правильно и эффективно воспользоваться провалом наших врагов.

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Позиция Лиссабонский договор Россия и Евросоюз
Добавьте RG.RU 
в избранные источники