Новости

16.06.2005 04:02
Рубрика: Происшествия

Защита Кулаева

Суд над террористом столкнулся с неожиданными проблемами

Процесс проходит очень сложно, но отнюдь не из-за юридических коллизий: слишком сильно психологическое напряжение в республике. Из-за него возникли неожиданные проблемы. Перед началом рассмотрения дела у подсудимого были даже сложности с адвокатами - никто не хотел защищать. Хотя преступником человека может назвать суд, этот случай - самый особый из всех особых. Кулаеву, схваченному в Беслане с поличным, общество вынесло свой приговор еще до официального приговора: нелюдь.

Однако в ходе процесса ситуация изменилась. Некоторые аналитики полагают, что пострадавших охватил так называемый "стокгольмский синдром". Как сообщают некоторые СМИ, пострадавшие при теракте в бесланской школе всерьез думают о том, чтобы нанять другого адвоката Нурпаше Кулаеву. Они недовольны назначенным в принудительном порядке Альбертом Плиевым, считая, что он играет в процессе исключительно номинальную роль... Хотя в первые дни процесса "адвоката дьявола" готовы были разорвать даже за то, что он вообще согласился играть хотя бы такую роль.

Теперь у многих потерпевших неожиданно возникло "мнение", что "детей погубили федералы", и они просят Кулаева рассказать правду. Прежде о таких предположениях можно было прочитать только на сайтах чеченских боевиков. Взамен матери погибших пообещали даже... ходатайствовать о помиловании обвиняемого. А у суда они требуют гарантии безопасности обвиняемому, того вроде бы избивают в перерывах между заседаниями. Однако в чем заключается правда? Мнения на этот счет разделились.

В самих спецслужбах уверяют, что веры Кулаеву нет. Как рассказали в Парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане: "Кулаев в его положении будет говорить что угодно. Он же понимает, что ему грозит. С ним встречались члены комиссии, причем говорили без прокурора. Кулаев ведь постоянно дает разные и противоречивые показания. Просто он, скорее всего, понял, что с пострадавшими можно играть. Он почувствовал, что они хотят услышать, и начал это говорить. А правда это или нет, кто знает?"

Сейчас рассказы самих пострадавших во многом расходятся с официальной версией спецслужб. Например, военные уверяют, что открыли огонь по школе из гранатометов, когда живых заложников там уже не было. Пострадавшие сейчас утверждают совершенно обратное. Где правда? Этот вопрос сейчас исследует парламентская комиссия. "Опрошены все, кто сидел в танках, все, у кого были в руках огнеметы... - рассказал один из членов Парламентской комиссии. - Кстати, нашел уже использованные "Шмели" один из членов комиссии. Комиссия должна дать анализ действий властей. У нас есть материалы "горячей линии", у нас есть опросы потерпевших. И мы стыкуем показания те, что есть, с показаниями, которые мы получаем из прокуратуры..."

Напомним, что расследование Парламентской комиссии еще не закончено. А Верховному суду Северной Осетии придется буквально пройти по лезвию, чтобы вынести приговор в этом, казалось бы, понятном деле...

Происшествия Терроризм Антитеррор Годовщина теракта в Беслане