Новости

18.06.2005 02:00
Рубрика: Общество

Черных остался без своих

Его коллеги - сценаристы не получат на кинофестивале призов

В собственном творчестве драматург отлично сочетает массовость с тем, что называют артхаусом, и, наверное, поэтому он категорически отрицает саму мысль о том, что программа нынешнего ММКФ подбиралась с учетом личности и вкусов главного рефери:

Валентин Черных: То, что отборочные комиссии стараются угодить председателю жюри, - это миф. А в нашем случае отборщики во главе с Кириллом Разлоговым вообще не знали, кто займет председательское кресло, - это решилось недели две назад, когда программа уже была сформирована.

Российская газета: По какому принципу собираетесь судить фильмы?

Черных: По тому же, по какому судит каждый, кто входит в кинозал. Можно даже не знать, кто режиссер картины, но уже с первых кадров видно: кино интересное, надо досмотреть до конца.

"РГ": Есть две позиции при распределении призов: дать лучшим из тех, кто есть, или судить с олимпийских высот. Вы могли бы вообще никому не присудить главный приз?

Черных: Если не найдется достойного фильма - конечно. Так часто бывает. Вот недавно на "Кинотавре" не нашли ни одной женской роли, которая заслуживала бы приза, - грустно, но вполне нормально!

"РГ": Считаете ли вы необходимым присутствие звезд на фестивале?

Черных: Так повелось, ничего не поделаешь. Хотя по большому счету надо кино смотреть, а не то, как звезда дефилирует по дорожке. Звезды, конечно, поднимают престиж фестиваля - именно потому, что так принято. Но они отвлекают от главного. Вокруг них шумиха, газетные интервью со стандартными вопросами и ответами, а про фильмы в этом шуме все забывают. Так что я буду рад, если люди и газеты будут больше говорить о кино, чем о нарядах приехавших звезд.

"РГ": Вы бываете в кинотеатрах?

Черных: Я предпочитаю смотреть фильмы дома. Они меня интересуют с чисто профессиональной точки зрения. Я сценарист, и меня интересует, как выстроена интрига, как развивается сюжет, как все построено технологически, как работают репризы. Я на это обращаю внимание. А в кинотеатры не хожу. А как сценариста меня очень огорчает, что на Московском фестивале не предусмотрены призы за лучший сценарий. Это его недостаток и большая несправедливость. Не представляю, как можно было забыть о таком важном элементе кино, как драматургия. И надеюсь, что когда-нибудь такая номинация появится.

"РГ": Как вы отнеслись к предложению стать председателем жюри? Ведь в драматургии многих фестивалей это главный персонаж.

Черных: Нет, это не так. Это несчастный персонаж, с которым после фестиваля многие кинематографисты испортят отношения - если не получат премии. А главный герой - он станет известен к концу фестиваля, когда объявят победителей. Жюри - это всего лишь оценщики, дегустаторы, а оценщики и дегустаторы не могут быть главными персонажами.

"РГ": Вы допускаете субъективизм в оценках?

Черных: Оценки всегда субъективны. И если данное жюри считает картину лучшей, это не значит, что она действительно лучше всех.

"РГ": Существует ли, по-вашему, такое понятие: фестивальный фильм?

Черных: По-моему, да.

"РГ": Но по принятым у нас критериям "Москва слезам не верит" не могла бы появиться на больших фестивалях - им нужно не "зрительское кино", а "артхаус".

Черных: Разные бывают фестивали. Некоторые интересуются как раз массовым кино.

...В жюри XXVII Московского международного кинофестиваля смотрят фильмы и спорят о них итальянский композитор Никола Пьовани (в его фильмографии более ста лент, среди них "Интервью" и "Джинджер и Фред" Феллини, "Жизнь прекрасна" Бениньи, "Ночь святого Лаврентия" братьев Тавиани), венгерский оператор Янош Кенде ("Мой отец", "Иосиф и его братья"), французский режиссер-авангардист Клер Дени ("Хорошая работа", "Что ни день, то неприятности"), австрийский режиссер и сценарист Ульрих Зайдль "Собачья жара"), актриса театра и кино Виктория Толстоганова.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ 27 Московский кинофестиваль