Новости

22.06.2005 04:30
Рубрика: Власть

Защитник и правозащитник договорились

Документ о взаимодействии впервые подписали министр обороны и Уполномоченный по правам человека в РФ

Вчера во второй половине дня в здании военного ведомства на Арбате Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин и министр обороны РФ Сергей Иванов поставили подписи под документом, в некотором смысле санкционирующим гражданский контроль над Вооруженными силами.

Полное его название - "Меморандум Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и Министерства обороны РФ о взаимодействии в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан". Как готовился этот документ, чем он может помочь человеку в погонах, в эксклюзивном интервью рассказал "Российской газете" Владимир Лукин.

Российская газета| Владимир Петрович, новый документ - декларация о намерениях или он подразумевает определенные обязательства сторон?

Владимир Лукин| Конечно, больше декларация о намерениях. Это не документ юридического свойства, который кого-то к чему-то под страхом наказания обязывает. Я бы сказал так: мы просто уточняем наши позиции по вопросам взаимного сотрудничества. Мы, например, предлагаем проводить совместное изучение вопросов, связанных с защитой прав человека в Вооруженных силах, совместные консультации и конференции. Иногда нужно вместе готовить предложения для высших властей. У нас есть сотрудничество, но оно не было зафиксировано. Теперь мы это делаем, причем не впервые. Такое соглашение уже подписано с министерством внутренних дел. Оно оказалось очень полезным.

РГ| Появится ли в Вооруженных силах ваш спецпредставитель?

Лукин| Нашего спецпредставителя в войсках, я думаю, не обязательно иметь. Там есть свои воспитательные структуры. Речь идет о другом. К нам нередко обращаются военнослужащие, в том числе с жалобами. Кстати, это серьезная проблема - невоспрепятствование жалобам военнослужащих уполномоченному по правам человека. Тут есть поле для совместной работы, тем более что в соответствии с законом все граждане России, без исключения, в том числе военнослужащие, имеют право обращаться к нам с жалобами. На эти обращения мы обязаны реагировать. Руководство Вооруженных сил, как я понимаю, намерено и хочет действовать так, как действуют военные в демократических государствах. Значит, в соответствии с Конституцией оно должно заботиться о защите прав граждан. Мы сообща пытаемся зафиксировать конкретные направления такой деятельности.

РГ| Но армия - закрытая структура, проверять там соблюдение прав человека непросто.

Лукин| Есть апробированные формы, например, социологические исследования или посещение воинских частей. Мы, например, изучали обстановку на призывных участках и написали в результате специальный доклад, который я передал министру обороны. Наши сотрудники проверяли содержание людей на гауптвахтах. Еще мы обнаружили некоторые несоответствия законам уставных и ведомственных документов. Обратили на это внимание президента и министра обороны для того, чтобы устранить такие несоответствия.

РГ| Результаты каждой вашей проверки в воинских частях обязательно заканчиваются приказом министра обороны?

Лукин| Я думаю, что так должно быть. Причем не только в министерстве обороны, но и в других ведомствах. К этому обязывает закон. У уполномоченного по правам человека нет директивной власти, но внимательно прислушиваться к его мнению любая структура должна. Надеюсь, что так и будет.

РГ| Сейчас в Москве проходит представительная Международная конференция по правовому положению военнослужащих и проблеме гражданского контроля над военной организацией России. Она в принципе возможна, учитывая, сколько в армии секретов?

Лукин| Наша армия постепенно, с серьезными трудностями и проблемами, но превращается в армию демократического государства, то есть перестает быть государством в государстве. Конечно, армия - это специфический орган, есть у нее немало секретов, в которые никто, в том числе уполномоченный по правам человека, вмешиваться не должен. С другой стороны, уполномоченный - не специалист по системам вооружений, а человек, который следит, чтобы на военной службе гражданин оставался гражданином: с основными правами, присущими россиянину, но, конечно, учитывающими специфику его деятельности. Военная служба предполагает определенный уровень дисциплины, подчиненность вышестоящему начальству. Но и со всей этой спецификой гражданские права военнослужащих должны неуклонно сохраняться, уполномоченный обязан за этим следить, а военное руководство всячески ему содействовать.

Власть Право Права человека Правительство Минобороны Лучшие интервью Реформа армии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники