30.06.2005 02:00
    Рубрика:

    Россия и Китай продолжают диалог

    Такого отлаженного механизма взаимодействия, основанного на многоступенчатой системе регулярных контактов, какой используют Москва и Пекин, у нас нет ни с одной другой страной. Эта система включает ежегодные саммиты глав государств, регулярные встречи глав правительств, постоянные контакты министров иностранных дел.

    Первой зарубежной поездкой Ху Цзиньтао в качестве главы государства был его визит в Москву в мае 2003 года - в разгар эпидемии атипичной пневмонии в Китае. Еще за две недели до вылета из Пекина контакты председателя КНР со своими соотечественниками были жестко ограничены. Все это время он ежедневно проходил медосмотр. Так что и на встречах в Кремле, и на трехсотлетии Санкт-Петербурга зарубежные партнеры могли пожимать ему руку, не думая о злополучном вирусе, сделавшем Китай притчей во языцех.

    Тогдашние переговоры глав государств были одиннадцатым российско-китайским саммитом. Начиная с него, участниками диалогов стали Владимир Путин и Ху Цзиньтао. На первых семи саммитах встречались Борис Ельцин и Цзян Цзэминь. Летом 2000 года участником восьмого саммита впервые стал Владимир Путин. Год спустя он и Цзян Цзэминь на девятом саммите подписали в Кремле Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который заложил правовой фундамент доверительного партнерства и стратегического взаимодействия двух великих соседних государств в XXI веке.

    Следующий, десятый саммит прошел в 2002 году в китайской столице. Его особенностью был маршрут президента России: Москва - Пекин - Дели. Этим была подчеркнута не только важность отношений с самыми многонаселенными государствами мира, но и назревшая необходимость полнее раскрыть потенциал их трехстороннего сотрудничества. Улучшение китайско-индийских отношений уже позволило сделать регулярными совещания трех министров иностранных дел.

    Двенадцатой российско-китайской встречей на высшем уровне стал прошлогодний визит президента России в Китай. Путин назвал ее "саммитом прорывных решений". Для столь пафосного определения, на мой взгляд, были две причины. Первая и главная: юридически зафиксировано полное и окончательное решение пограничного вопроса, к которому Москва и Пекин шли сорок лет.

    Хотя проблема демаркации самой длинной в мире сухопутной границы протяженностью 4300 километров была на 98 процентов решена еще в 1991 году, а в договоре 2002 года стороны заявили об отсутствии территориальных претензий друг к другу, 2 процента границы на ее восточном участке оставались болевой точкой в двусторонних отношениях.

    И вот вопрос о совместном приграничном использовании островов Тарабаров и Большой Уссурийский, о плавании российских и китайских судов в примыкающей к ним акватории нашел сбалансированное решение, отвечающее взаимным интересам. Так что отныне российско-китайская граница поистине стала полосой мира, согласия и сотрудничества.

    Вторая причина высокой оценки итогов прошлогоднего визита связана с тем, что он завершился в Сиани, древней китайской столице, откуда когда-то начинался Великий шелковый путь. Там на встрече с руководителями западных провинций Китая, на которой присутствовали их коллеги из Сибири и Дальнего Востока, Путин высказался за взаимодействие в освоении глубинных территорий наших государств. Это - новое важное направление двустороннего сотрудничества.

    Дело в том, что территориально Россия и Китай развиваются как бы на встречных курсах. Если у нас население и экономический потенциал сосредоточены в западной части страны, то у Китая - в восточной. Нам нужно заселять и осваивать Дальний Восток, китайцам - Дальний Запад.

    В Поднебесной после четверти века реформ восточное и южное побережье разбогатели, тогда как глубинка все еще пребывает в бедности и отсталости. А Центральный и Западный Китай, где в основном сосредоточены полезные ископаемые и энергетические ресурсы, - это более двух третей территории и почти треть населения. Теперь китайский план ускоренного развития Дальнего Запада получит поддержку из России.

    Думая о потенциальных возможностях расширения экономических связей с Китаем, нельзя забывать о том, что само географическое положение России предопределяет ее роль моста между Европой и Азией. Ту самую роль, что некогда играл Великий шелковый путь. Вместе с глобализацией мировой экономики растут обмены между Атлантическим и Тихоокеанским побережьями Евразии.

    Объединение Транссибирской и Транскорейской железных дорог, модернизация Транссиба обеспечат качественный сдвиг в развитии путей сообщения в регионе.

    Наибольшее воздействие на мирохозяйственные связи в XXI веке Китай может оказать как импортер энергоресурсов. Он вышел на второе место в мире после США по потреблению нефти. Ему нужно примерно 240 миллионов тонн нефти в год, причем значительную часть ее приходится импортировать.

    Столь же остро стоит проблема с газом, доля которого в энергетическом балансе страны пока значительно ниже среднемировой. Китай добывает лишь немногим больше 20 миллиардов кубометров газа, тогда как потребность в нем к 2020 году достигнет 140 миллиардов.

    Поэтому именно энергетике суждено стать наиболее перспективным направлением российско-китайского экономического сотрудничества. Важную роль в устойчивом экономическом росте региона должны сыграть энергомосты из России в Восточную Азию, и прежде всего в КНР. Один лишь трубопровод из Ковыкты позволит перекачивать в Китай почти столько же газа, сколько он ныне добывает на своей территории.

    Перспективы нашего сотрудничества с Китаем и Японией во многом связаны с нефтепроводом Восточная Сибирь - Тихий океан. Он будет проложен по маршруту Тайшет (Иркутская область) - Сковородино (Амурская область) - бухта Перевозная (Приморский край). По трубе протяженностью 4188 километров можно будет перекачивать 80 миллионов тонн нефти в год.

    Наконец, третьим приоритетом является фундаментальная наука. Россия не только богата природными ресурсами и удобно расположена. Это страна с высокообразованным народом, сохранившим передовые позиции в науке и высоких технологиях. Так что не российские нефть и газ, а российские мозги являют собой наиболее перспективный ресурс нашего взаимодействия.

    В 50-х годах мы помогали китайскому народу прежде всего как научно-технологическая держава. Сейчас нашей крупнейшей стройкой в КНР является Тяньваньская атомная электростанция. В нынешнем году должен быть запущен ее первый энергоблок. Заканчивается монтаж второго, Россия готова содействовать в строительстве третьего и четвертого. В Шэньяне создан Центр российской науки и техники, чтобы через него внедрять высокие технологии в области авиации и космоса, биоинженерии, лазерной техники.